Умберто Эко: «Караул! Мы теряем память»

Умберто Эко

Паоло Мастролилли (PAOLO MASTROLILLI)

«Мы плохо используем наши ресурсы», – предупредил Умберто Эко, подразумевая образование и научные исследования. Затем он вспомнил о шутке бывшего министра Тремонти в момент сокращения бюджета правительства Берлускони: «Кое-кто сказал, что культурой не наешься, а вот во Франции культура дает возможность неплохо заработать на хлеб насущный».

Эко только что опубликовал в Италии «Историю легендарных мест и земель» («Storia delle terre e dei luoghi leggendari» (Bompiani). В Нью-Йорк он приехал, чтобы прочитать в ООН лекцию на тему «Против потери памяти» и представить свою EncycloMedia, новую цифровую энциклопедию, созданную в сотрудничестве с EM Publishers Коррадо Пассеры и Данко Сингера. Мы встретились с писателем после этого события, организованного послом Сабастьяно Карди в итальянской миссии.

La Stampа: Что плохого в том, что кто-то ищет в интернете дату избрания Никсона президентом Соединенных Штатов?


Умберто Эко:
Вообще-то ничего. Я всегда говорил, что образованный человек – не тот, кто помнит дату рождения Наполеона, но тот, кто сможет отыскать нужную  справку за пять минут. Но нельзя отправляться от полного незнания. Если некто не имеет представления о том, был ли Никсон президентом до или после Кеннеди, то это плохо.

– Мы теряем общую или качественную память из-за избытка информации, имеющейся в сети?

– Обе. Часто приходится слышать, что студенты университетов не знают даже, кто такой Де Гаспери.
 
– Какие проблемы связаны с такой потерей памяти?

– Приведу несколько практических примеров: если бы Гитлер прочитал «Войну и мир», то он бы понял, что идея оккупировать Россию неправильна. Если бы Буш прочитал историю западных нашествий на Афганистан, то он сделал бы другой выбор.

-Полемика, разразившаяся в связи с похоронами Прибке, – это пример ущерба, нанесенного потерей памяти?

– Это проблема общественного порядка. Я не думаю, что люди забыли о его преступлениях.
 
– Итак, EncycloMedia предлагает обширную информацию подобно Википедии и другим энциклопедиям, имеющимся в интернете, но отфильтрованную и гарантированную.

– Несомненно. Проблема интернета в том, что информация слишком обширна, а ее источники часто неизвестны. Однако в то же время EncycloMedia позволяет находить связи, которые сеть делать не позволяет. Например, кто-то находит в интернете сведения о Бетховене, но не знает, думал ли он о Наполеоне, когда писал Героическую симфонию. Наша энциклопедия, позволяет это обнаружить.
 
– В мире доминируют Большие данные («Big Data»), информация обо всем и обо всех, что используется и в политике. Это угрожает нашей частной жизни?

– Частная жизнь меня мало волнует. Муж уходит из дома и говорит, что идет к любовнице. Так все становится публичным и в то же время частным, потому что никто ему не верит. Я являюсь пользователем интернета, но привилегированным, потому что мое образование позволяет мне фильтровать информацию. Телевидение стало благом для бедных, потому что с его помощью они выучили итальянский язык, но бедствием для богатых, которые вместо того чтобы идти в оперу, стали смотреть телевизионные программы. Интернет делает обратные вещи: это благо для богатых, умеющих им пользоваться, и зло для бедных, (бедных, естественно, не в материальном отношении), не умеющих различать, что хорошее и плохое дает интернет.

– А Big Data вам не внушает страх?

– Это не проблема культуры, а проблема политики. Что значит жить в обществе, в котором все знают, что в 18.30 я выехал на автостраду, ведущую в Варезе? У меня создается впечатление, что все эти собранные данные в конце концов перестанут кого бы то ни было интересовать.

– Сегодня информация передается и через социальные сети, но такие писатели, как Джонатан Франзен, утверждают, что это наносит ущерб. А вы как считаете?

– Я не состою в Facebook, в Linkedin и любой другой социальной сети. Они меня не интересуют, я не хочу отвлекаться.

– Вы прибыли в ООН в момент большой неопределенности. Кажется, что миром больше никто не управляет. Эта дезориентация связана с избытком информации, часто ошибочной?

– Есть проявления анархии, но ответ на этот вопрос я вам дать не могу.
 
– Кажется, Италия растерялась больше всех, во всяком случае она отстала больше всех.

– Мы в техническом и культурном отношении отстаем от некоторых стран. Мы думали, что у нас дела идут лучше, чем во Франции, а она оказалась технически более вооруженной. Это постепенно приведет к затруднениям, о чем следует подумать. Эти трудности являются составляющими проблемы образования и научных исследований.
 
– Это отставание наносит нам ущерб в глобальном плане?

– В данный момент да. Конечно, есть пробелы в образовании, ведь научные исследования финансируются в недостаточной мере. Кое-кто сказал, что культурой не наешься, а вот во Франции культура дает возможность неплохо заработать на хлеб насущный». Мы плохо распоряжаемся нашими ресурсами.

– Отставание в области образования и научных исследований — это основная насущная проблема  Италии?

– Одна из многих. У нас их десять тысяч от высокого уровня налогообложения до безработицы.
 
– Некоторое время тому назад вы назвали себя «трагическим оптимистом». Это все еще так, или уже возобладал пессимизм?

– Я все еще пытаюсь быть оптимистом, трагическим.
 
– Итак, мы выкарабкаемся несмотря на отставание Италии?

– Может быть. А если вы не справитесь, то я этого не увижу.

(Посещено: в целом 43 раз, сегодня 1 раз)