Улугбек Маматов. О портретах Азизы Маматовой

034

    В изобразительном искусстве Узбекистана в жанре портрета, творчество А. Маматовой имеет свое место. Профессионализм художницы бросается в глаза не только в созданных ею портретах современников, но и в произведениях исторического жанра. В правдивом воссоздании образов наших великих предков есть и ее заслуга. В ее творческих портретах великих наших предков Ибн-Сины, Шаха Бабура, поэтов и писателей Усмана Насыра, Абдулхамида Чулпана, Абдуллы Кадыри, Айбека, Чингиза Айтматова, Рауфа Парфи, Мухаммада Юсуфа, востоковеда Э. В. Ртвеладзе и других известных представителей узбекского народа, не только увековечены память о них, но и раскрыты их внутренний, духовный мир.

02

О ПОРТРЕТАХ АЗИЗЫ МАМАТОВОЙ
История создания  портретов поэтов и писателей 
  Улугбек  Маматов* 
07

065Азиза Маматова родилась  в Коканде. В 1973 году окончила отделение станковой живописи Санкт-Петербургского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина. С 1974 года начала преподавать в Ташкентском Театрально-художественном институте (Национальном институте художеств и дизайна имени Камолиддина Бехзода). С 1980 года Азиза — член Творческого объединения художников Узбекистана. С этого же года она принимает активное участие во многих Республиканских, региональных и международных выставках. Также на творческом счету художницы — несколько персональных выставок в Ташкенте.Азиза Маматова родилась в 1947 году в Коканде. В 1973 году окончила отделение станковой живописи Санкт-Петербургского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина. С 1974 года начала преподавать в Ташкентском Театрально-художественном институте (Национальном институте художеств и дизайна имени Камолиддина Бехзода). С 1980 года Азиза — член Творческого объединения художников Узбекистана. С этого же года она принимает активное участие во многих Республиканских, региональных и международных выставках. Также на творческом счету художницы — несколько персональных выставок в Ташкенте.

Азиза Маматова  плодотворно работает в жанре портрета. Она создала немало образов известных исторических личностей, учёных и государственных деятелей, поэтов и писателей. Все эти образы раскрыты с художественным мастерством, с присущим им характером.

Произведения Азизы Маматовой находятся в коллекции Государственного музея искусств Узбекистана, Государственного музея Тимуридов, Литературном музее им. А. Навои, Доме музее А.Каххара и Ойбека, Дирекции Художественных выставок, в частной коллекции за рубежом.

07

I. ПОРТРЕТЫ АЙБЕКА И ЭДВАРДА РТВЕЛАДЗЕ

В 1997 году искусствовед Н. Ойдинов писал следующее: «В творчестве Азизы Маматовой портрет является ведущим жанром. В своих произведениях художница создает не только образы современников, но и с большим мастерством воспроизводит образы исторических личностей нашей страны».

К таким ее произведениям относится портрет известного поэта и писателя Айбека.

045Айбек (псевдоним) Муса Ташмухамедов; родился в 1905 году и умер в 1968 году, в возрасте 63 лет – поэт, писатель, ученый литературовед и общественный деятель. Действительный член академии наук Узбекистана с 1943 года. За свое литературное творчество Айбек – человек сложной, духовной внутренней жизни, был избран Почетным членом королевской академии наук в Лондоне, в трудные, послевоенные годы.

Писать начал в 1922 году. Одним из поэтических высот в творчестве Айбека является сборник лирических стихов «Тетрадь из Чимгана», который стал образцом узбекской лирики. В прозе он продолжил традиции исторического романа, начатые просветителями А. Кадыри, А. Чулпаном и С. Айни. Многогранный талант Айбека проявился и в переводах русской и мировой литературы на узбекский язык. Им были переведены произведения А. С. Пушкина «Евгений Онегин», М. Ю. Лермонтова «Маскарад», Ж. Б. Мольера «Тар-тюф», а так же басни И. А. Крылова, статьи В. Г. Белинского, Э. Верхарна и стихи Г. Гейне.

В 1942 году им был написан историко-биографический роман о поэте и общественном деятеле начала XV века Алишере Навои. В дальнейшем, «Благожелателями» из литературной среды города Ташкента, было отправлено письмо на имя председателя Союза писателей СССР А. Фадеева с известием, что Айбек написал буржуазный роман о поэте Алишере Навои, который был визирем и другом правителя Герата Хусейна Байкары, правившего им в начале XV века.

А. Фадеев посоветовавшись с поэтом К. Симоновым, положил письмо под сукно и в годовом отчете написал, что писателем Айбеком написан роман о великом поэте Востока Алишере Навои и вскоре Айбек был награжден Государственной премией СССР. Пока анонимное письмо лежало под сукном, Айбек пережил инсульт. У него была нарушена дикция и координация движений до конца жизни. Об этом, в 90-годы прошлого столетия, художнице поведали писатели С. Ахмад, поэт Т. Тула и другие.

Возможно, лишение Айбеком здоровья – это была цена, цена которую изначально готовы платит многие творческие личности за свои детища. Так было изуродовано тело Микеланджело Буаннароти в процессе создания росписи в Стикстинской Капелле «Сотворение мира». Было, отрезано ухо Винсента Ван Гога и впал в безумие в конце жизни Врубель. Это нищета и одиночество Рембрандта Ван Рейна, потерявшего всех дорогих ему людей в расцвете сил. Миниатюрист Камолиддин Бехзод тосковал по Родине, находясь полжизни в не вольном услужение у иранских царей и Ибн-Сина, который всю жизнь был в изгнание и писал свои каноны исцеления и мистические трактаты в долгих скитаниях и многие, многие другие. Это плата за создание бесценных произведений искусства и литературы, плата за научные и иные открытия, необходимых людям. Память о них, благодаря их деяниям, будет живо, пока будет существовать человечество.

Искусствовед Н. Ойдинов писал: «Портрет Ибн-Сины, написанный А. Маматовой на фоне пурпурно-золотой осени, раскрывает доброту и щедрость души великого ученого и белый, без узды конь, олицетворяет неудержимый полет его мысли» Эти слова можно сказать и по адресу, всех вышеназванных творческих личностей.

В портрете Айбека, написанного на фоне снежных гор, чувствуется легкое дуновения ветра, с красотой природой сливается образ поэта, сидящего за столом. На вершине скалы качается куст цветущего шиповника, вызывающий в памяти его стихотворение «Наъматак» (Шиповник).

«Тихо качается куст шиповника на верху, на качелях ветра, солнцу преподнося корзину белоснежных цветов, на краю угрюмого утеса, один, тихо качается куст шиповника» из сборника «Тетрадь из Чимгана».

Ведь и вправду, истинно одаренные люди создают свои творения в одиночестве, даря их в большинстве случаях бескорыстно людям, имеющим глаза и уши, а самое главное, понимание, чтобы воспринимать прекрасное. Творцы подобны этому качающемуся шиповнику, расцветшему на вершине угрюмых утесов. Возможно, именно такую аналогию представил поэт при виде этого куста шиповника.

Этим прекрасным стихотворением Айбека и был навеян художнице его образ.

Произведения Айбека искренни, как сама природа, как и вершины гор, они причастны к вечности. Художница не ограничивается задачей показа его образа, но вместе с тем воспевает и красоту самой природы. Свойственная большим личностям самоуглубленность, присутствующая в портрете поэта и писателя Айбека, не лишает его образ силы воздействия на зрителей. В портрете изображена личность, сделавший мудрый вывод из глубоких размышлений о жизни.

07Эдвард Васильевич Ртвеладзе, ученый археолог, родился в 1942 году в Грузии, в городе Боржоме. Имя, ставшее в Узбекистане символом преданности науке. Ученик академиков Массона и Г. Пугаченковой – ученых с мировым именем и сам являющийся таковым. Автор множества монографии, человек со спартанским характером и с аскетичным образом жизни, с романтическим восприятием мира и с ярчайшим воображением.

Как все это можно выразить в небольшом портрете, размером 70х50, написанному к 70 летнему юбилею Э. В. Ртвеладзе 2012 году?

Памятуя о бесконечной череде часов, проведенных ученым в среднеазиатских песках, когда он отмерял километр за километром в 45-ти градусную жару по едва заметным знакам дорогу. Он следовал по древнему караванному Шелковому Пути с Востока на Запад, или же с Запада на Восток, по следам армий Александра Македонского, куда полководцу указал путь Аристотель.

В предутренние часы, перед восходом солнца, когда дует ласковый ветерок «Насимий», поднимавший рой песчинок с барханов или же на закате вечером, когда он часами просиживал на раскопках, размышляя о Великом Индийском караванном пути, что проходил из Индии через древнюю Бактрию на Запад в начале первого тысячелетия нашей эры. Ученый мысленно перелистывал страницу за страницей книгу истории, пытаясь возродить по археологическим находкам в воображение, истинную суть событий, происходивших множество веков назад.

Художница вновь и вновь задавалась вопросом, как все это вместить в небольшой холст? (Не хотелось ничего помпезного).

Легкий наклон стоящей фигуры, облокотившегося на вертикально поставленный обломок дорической колонны, кисти рук, одна на другой, ясный устремленный в даль взгляд ученого, все это нашлось сразу, но вот фон – фон не удавалось написать многие месяцы.

Первоначально, на фоне был изображен общий вид древнего городища «Кампыр-тепа», что находится на юге Узбекистана, где многие годы ученый ведет раскопки. На фоне, так же было изображено высокое небо с темными облаками, из-за которых пробивались лучи закатного солнца.

Но все это было не то, что чувствовала художница от общения с ученым, посвятившим всего себя одной идее, одной цели – воссозданию картины истории страны, которой он посвятил свою жизнь и свой труд.

В один из светлых апрельских дней, рассматривая свои копии со старых мастеров: с Эль Греко, с Рембрандта Ван Рейна, с Франсиско Гойи, написанных художницей несколько десятков лет назад в Эрмитаже, что в Санкт-Петрбурге, А. Маматова вспомнила слова художника Рембрандта: «Если художник сумеет написать фон, решит его в тоне и колорите, картину можно считать завершенной».

Художница по новому взглянула на свои копии, в частности на копию с портрета Рембрандта «Саския Ван Эйленбург» и окунулась в воспоминания о годах проведенных в Эрмитаже и как писала она там свои копии. И решилась записать пейзаж на фоне портрета, созданию которого отдала так много сил, хотя это решения легко ей не далось.

Составила смесь из умбры натуральной с сиеной, добавила немного марса оранжевого, все это хорошо перемешала на палитре и записала фон единым цветом. Фон стал смотреться цельным пятном. Начали отчетливо читаться натруженные руки ученого на темном фоне свитера, написанного смесью умбры, изумрудно-зеленого цвета с краплаком – руки с набухшими венами не от возраста, а от лопаты, которой археологи орудуют всю свою жизнь, перелопачивая песок и грунт в поисках фактов ускользающей истины.

С портрета глянуло лицо Эдварда Васльевича с грустной усмешкой на устах, со взглядом, как бы говорившем «Утро всегда обещает, на закате многотрудного дня, вечер грустит и прощает». И все в портрете стало согласованным.

Портрет Э. В. Ртвеладзе был экспонирован на фестивале изобразительных искусств в Центральном Выставочном зале Академии Художеств Узбекистана в апреле месяца 2012 года. Портрет является собственностью автора.

Известный, узбекский ученый-релегиовед, суфий Наджмиддин Камилов писал: «Образы, созданные А. Маматовой, глубоки по характеру. В них убедительно раскрыто состояние души тех людей, чьи портреты она создает. В портретах напряженность интеллектуальной и духовной жизни выявляется благодаря обобщенной моделировке, статике и фиксированности движений контрастными цветами. В итоге художница, как бы останавливает на какое-то мгновение время и приобщает произведение к вечности.

044В изобразительном искусстве Узбекистана в жанре портрета, творчество А. Маматовой имеет свое место. Профессионализм художницы бросается в глаза не только в созданных ею портретах современников, но и в произведениях исторического жанра. В правдивом воссоздании образов наших великих предков есть и ее заслуга. В ее творческих портретах Ибн-Сины, Шаха Бабура, просветителей Усмана Насыра, Абдулхамида Чулпана, Абдуллы Кадыри, Айбека, Э. В. Ртвеладзе и других известных представителей узбекского народа, не только увековечены память о них, но и раскрыты их внутренний, духовный мир.

В своих работах, художница смогла передать индивидуальные особенности их характера и величие духа. Ей удалось неповторимыми красками воссоздать внутренний мир ученых и поэтов, их нелегкую жизнь, наполненную трудом и драматическими событиями. Ее картины наполнены безграничной любовью к Родине и народу, к национальным традициям. Именно благодаря этим качествам, ее произведения занимают видное место в нашей культурно-духовной жизни, в национальном искусстве Узбекистана» .

II. ПОРТРЕТЫ АБДУЛЛЫ КАДЫРИ, АБДУЛХАМИДА ЧУЛПАНА И УСМАНА НАСЫРА

   Важнейшими идеалами джадидизма (просветительство) были идеи образования, просвещения и здравый смысл. Джадидизм находил выражение в различных направлениях литературы, в публичных выступлениях, в газетах и журналах, которые издавали за свой счет они сами. Литературу просветителей отличала ярко выраженные, высокие гражданские идеалы. Их этические, эстетические и общественные идеи, явились духовной основой новой литературы Узбекистана, крупными представителями которой были А. Чулпан, А. Кадыри, А. Фитрат и другие. Джадидизм явился не только новым этапом развития истории Узбекистана, но и заложила основу для формирования нового поколения граждан ХХ века. Просветительство народов Средней Азии опиралось на богатую, всемирную духовную культуру. Оно впитывало в себя все, что имелось в духовном развитии всего человечества. В системе культурного просветительства искусство занимает особое место. Во все времена мыслители стремились показать значение искусства, которое является одной из форм общественного сознания и служит духовному воспитанию людей.

С 1988 года по 1992 год, художницей Азизой Маматовой, были созданы портреты Усмана Насыра, Абдуллы Кадыри и Абдулхамида Чулпана.

Усман Насыр родился в 1912 году в Ферганской долине, в городе Намангане. В юности учился в интернате, как и многие дети того времени. Закончил в городе Самарканде медицинский институт. Одним из его учителей был поэт и писатель А. Чулпан, который помогал развиваться природной поэтической одаренности У. Насыра. С 18 лет, поэт начал издавать сборники стихов: «Диалог с Солнцем», «Сердце», «Нежность», «Юность», которые стали известными в народе. В художественной литературе Узбекистана его переводы считается одними из лучших. Такие произведения как «Бахчисарайский Фонтан» А. С. Пушкина, «Демон» М. Ю. Лермонтова, стихи из творчества Гейне, Гете и Байрона переведены им на узбекский язык. В те же годы написал театральные драмы: «Атлас», «Победа» и «Последний день». Скончался в 1944 году в России.

А. Маматова рассказывает: — «Это было в шестидесятых годах прошлого столетия. В детстве мои родители Олияхон Махмудова и Саиднасимхон Маматов, часто говорили о поэте У. Насыре. В нашей домашней библиотеке хранился довоенное издание «Демона» Ю. М. Лермонтова на узбекском языке в его переводе, набранном латинским шрифтом. Тогда я еще не знала, что спустя 40 лет, после достижения независимости Узбекистаном, напишу портрет опального, так рано ушедшего из жизни поэта. В 1983 году я встретилась с поэтессой Нодирой Рашидовой. Она – дочь крупного поэта Уткира Рашида и племянница поэта У. Насыра, знала о жизни литераторов не понаслышке и сама росла и развивалась, как личность в этой среде. Любовь к поэзии сблизила нас. Н. Рашидова заинтересовала меня событиями жизни и литературным творчеством поэта. Начиная с 1984 года, стали издаваться его поэтические сборники. К печати эти книги, готовила Н. Рашидова и конечно же дарила их мне.

Когда прочла «Демона» Ю. М. Лермонтова на узбекском языке, удивилась. Меня потрясла схожесть текстов на двух языках, настроение и печаль, изливающаяся из этих жемчужин поэзии, созданных двумя великими поэтами со схожей судьбой, (оба они погибли очень молодыми). «Печальный демон дух изгнания, летел над грешною землей». В переводе на узбекский язык это звучало совершенно идентично. Каждая строка изумительной поэмы, Ю. М. Лермонтова была переведена с величайшим мастерством. А ведь У. Насыру было всего 20-22 года. И, несомненно, именно этот перевод послужил для меня импульсом для написания одного из самых любимым мною образов – образа поэта У. Насыра.

В поэме «Демон» есть строки: «Ни день, ни ночь, похож на светлый вечер он». Это определило колорит портрета-картины. Светлый, голубовато-серебристый вечер. На этом фоне изображены фигуры поэта и белоснежного, прекрасного коня – символа вдохновения. По рассказу Н. Рашидовой в детстве, 6-7 летнего У. Насыра унес белый конь и обеспокоенные родители нашли его спящим на лужайке под ивой. В этом рассказе об У. Насыре, я усмотрела некий символ. Рано научившийся читать мальчик, целиком и полностью отдался поэзии. За 13-14 лет творческой жизни, У. Насыр написал великолепные стихи, перевел поэмы Ю. М. Лермонтова и А. С. Пушкина и оставил свои собственные поэмы. Его творчество является неоценимым вкладом в поэтическую сокровищницу узбекского народа. В процессе написания картины, перед моими глазами возникали образы, мирно беседовавших, двух великих поэтов — Ю. М. Лермонтова и У. Насыра, и мне казалось, что я тоже сопричастна к их разговору.

В портрете У. Насыр изображен на фоне прекрасного белого коня, предвидящими печальный конец жизни молодого поэта. Правая рука его на груди, а левая, как бы отчитывает рифмы. В темном, с бурлящимися облаками небе, зигзаги молнии, от порыва ветра хвост и грива коня развеваются, выросшие по пояс полевые цветы колышутся на ветру так же, как темные волосы поэта, а глаза У. Насыра сияют вдохновением. Именно таким я увидела его в своем воображение. Портрет был написан на едином дыхание. Сама жизнь поэта сверкнула, как молния, осветив всех нас дивным светом и погасла в холодных снегах Сибири. Белый, крылатый конь – символ поэзии, с древним взглядом мудрых глаз, усмотрев краткость жизни поэта, щедро наделил У. Насыра творческим вдохновением».

05

В портрете завораживает страстный порыв чувств. Решимость к действию, тем более впечатляюще, что внешне оно сдержанно, загнано вглубь, но за статикой фигуры ясно читается душевный всплеск сконцентрированной воли. Примечательно то, что в портрете У. Насыра выявлена гармония, изначально свойственная этому поэту. Портрет У. Насыра был написан к 80 летнему посмертному юбилею поэта по просьбе комиссии, организованной Союзом писателей Узбекистана в 1990 году.

Следующим портретом художницы А. Маматовой является портрет Абдуллы Кадыри, написанный в 1991 году.

Основной псевдоним писателя – Жулкунбой. Он родился 1894 году в старом районе города Ташкента, в семье садовника. А. Кадыри является великим представителем новой узбекской литературы и одним из основателей узбекского романа. Отец писателя Кадырбобо был у Ташкентских беков на услужение и участвовал в защите города от царских войск генерала Кауфмана. Рассказы отца о тех временах послужили для писателя сюжетами для его литературных произведений и сыграли важную роль в создание исторических романов. С юности он воспитывался на культуре и литературе востока. Подростком закончил сторометодную школу (1904-1906г), затем русско-туземную школу (1908-1912г) и медресе Шайха Абдулкасима (1916-1917г). Позже он учился в Москве на литературных курсах (1925-1926г). Знал арабский, персидский, русские языки, что давало ему возможность ознакомления с мировой литературой. А. Кадырий начал свою литературную, творческую деятельность с середины 1919 года. В газете «Садои Туркистон» была напечатана статья «Новые мечети и школы». Спустя немного времени писатель опубликовал стихи «Свадьба», «К Нации», «Размышляй», драму «Нечестный жених» и рассказ «Ловелас» (1914-1915г). Эти произведения были продиктованы просветительскими идеями и написаны в духе патриотизма. Автор с горечью писал о тяжелой жизни народа и призывал его пробудиться от сна. Позже, им были написаны первые романы. Новыми в узбекской литературе были книги «Минувшие дни» и «Скорпион из алтаря». В конце 1937 году А. Кадыри был арестован. Произведения его была названы вредными и изъяты из библиотек. Только после достижения независимости Узбекистаном, начали высказывать ему почет и уважение. Была учреждена Государственная премия им А. Кадыри и Ташкентский институт культуры был назван его именем. На основе его романов «Минувшие дни» и «Скорпион из алтаря» были сняты художественные фильмы и самое главное, открылись возможности печатать его произведения без цензуры.

Далее А. Маматова продолжила: — «Сбор материала к портрету А. Кадыри, я начала в 1988 году. В 1990 годы, изучая архивные документы и фотографии, расстрелянных в 1937-1938 годах, я увидела небольшие предсмертные фотографии писателя в фас и в профиль, и была ошеломлена ими до глубины души. Меня потрясло трагическое выражение лица А. Кадыри. Сразу же, исходя из сильного впечатления, по возвращению в мастерскую, я натянула холст и глубоко за полночь начала писать портрет этого прекрасного человека, писателя с большим дарованием, расстрелянного в 44 года, в расцвете сил и творчества. К этому времени, у меня были более или менее собраны сведения о его жизни и творчестве, прочитаны его романы, а его предсмертные фотографии завершили мое понимание его личности, как о человеке с огромным литературным дарованием, цельного и неустрашимого. Композиция портрета была решена сразу же, только и только в фас, со сложенными на груди руками, в старом пальто, на фоне стволов вековых деревьев и темно синих небес с круглой луной, на светлом диске, которого кружились стервятники.

045

Сколь велик был этот талант можно убедиться, читая роман «Минувшие дни», каждая страница которого дышат правдой, сильными чувствами и любовью к людям. Возможно, очень трудно простится с жизнью в 44 года, а возможно были и лестные предложения, но факт, что великий писатель погиб, не запятнав свою честь. С портрета, он смотрит прямо зрителю в глаза, несгибаемый, он принял свою смерть стоя. Одно мне известно, что я попыталась выразить в этом, несомненно, трагическом портрете все, что я знала об А. Кадыри, и все, что я чувствовала от общения с его великими произведениями».

В 1992 году, в этой же серии был написан портрет Абдулхамида Чулпана. Его портрет был создан художницей А. Маматовой по просьбе членов секции поэзии, Союза писателей Узбекистана в середине 1991 года.

Один из основателей новой поэзии Узбекистана ХХ века Абдулхамид Сулейман оглы Чулпан (псевдоним) (1897-1938 гг.) родился в городе Андижане. Начальное образование получил в старометодной школе. Позже, он учился в русско-туземной школе, где изучил русский язык и литературу. С середины 10х годов ХХ века началась творческая деятельность А. Чулпана. Он печатался под псевдонимами «Каландар», «Андижонлик» и «Чулпан». В первых рассказах «Доктор Мухаммадёр», «Ватаним темир йўллари» («Железные дороги Туркестана»), «Адабиёт надир» («Что такое литература?») и в других статьях на первый план выдвигались джадидские идеи просвещения, свободы и независимости. За короткий период жизни он опубликовал сборники стихов, как «Тонг сирлари» («Секреты зари»), «Уйғониш» («Пробуждение»), «Булоқлар» («Родники»). А. Чулпан внес большой вклад в развитие школы переводчиков. Он перевел произведения М. Горького «Мать», Шекспира «Гамлет» и «Дубровский» А. С. Пушкина. Всю свою сознательную жизнь А. Чулпан посвятил пропаганде идей свободы и прогресса народа своей Родины. Его роман «Кеча ва Кундуз» (Ночь и День) оказал большое влияние на развитие узбекской литературы. Роман носил просветительский характер, неся народу идеи прогресса, указывая на явления тормозящие развитие нации», в конце 1937 г. А. Чулпан был арестован и объявлен «врагом народа».

Художница А. Маматова: — «Прежде всего, я попросила у поэтов документальные материалы – это фотографии поэта – просветителя и его стихи. Через некоторое время, народный поэт Узбекистана Рауф Парфии, принес мне папку стихов, напечатанных на машинке и маленькую пожелтевшую фотографию, видимо отклеенную с документа, удостоверяющего его личность. Несколько дней не выходя из своей творческой мастерской, я перечитывала изумительной красоты стихи, в которых были отражена вся гамма чувств, испытываемый человеком, от самых светлых до печальных. Там была и любовная лирика, воспевающая красоту человеческих отношений и стихи о народе и о свободе. Стихов было так много, и все они были написаны на высоком взлете чувств и мысли человеком, как видно было по стихам, глубоко образованным, тонко чувствующим, с мятежной душой. Один из туркестанских студентов, обучавшихся в Германии в начале ХХ века, в журнале «Кумак», который они издавали сами, писал: «Сколько бы я не искал отличий между лиризмом Шекспира и поэзией Чулпана, я не нашел их. Я много раз перечитывал сонет «Пробуждение» Чулпана. Читал сонеты Шекспира. И наконец, пришел к мысли, что Шекспир – это Чулпан, или Чулпан – это Шекспир».

На фотографии А. Чулпан был изображен в очках и в тюбетейке, на нем была рубашка с косым воротом, на который был одет темный чапан. Фотография была очень плохого качества, но у меня не было выбора. Через несколько недель после того, как я начала работу над портретом А. Чулпана, мою творческую мастерскую посетили поэты Рауф Парфи, Мирзо Кенжа и Азим Суюн. Работа над портретом требовала дополнительной информации, и поэты рассказали мне о его жизни в Москве, о крупном русском театральном режиссере Вахтангове, с которым общался А. Чулпан, а поэт Рауф Парфи подробно описал, каким могла бы быть его одежда московского периода. Затем они читали его прекрасные стихи. Когда я осталась одна в мастерской, то представила себе поэта в темном пиджаке, белой рубашке, с широким темным зеленым галстуком, повязанным свободно. Так повязывали галстук поэты Есенин и Маяковский в те годы. Таким я и изобразила А. Чулпана в портрете.

034

На фоне поэта написала птицу Феникс. Почему Феникс? Ведь поэзия А. Чулпана относилась к «Забытым страницам» культуры и поэзии Узбекистана. И только благодаря, приобретенной независимости, она ожила из пепла, встрепенулась и взлетела, как прекрасная птица Феникс, востребованная узбекским народом, которая никогда и не забывала о ней. Спустя 20 лет со времени написание портрета, в 2009 году портрет А. Чулпана, который хранился у меня в творческой мастерской наряду с другими любимыми мною образами, он был подарен научно-исследовательскому институту истории Академии Наук Узбекистана в знак глубокого уважения к коллективу ученых – историков».

III. ПОРТРЕТЫ РАУФА ПАРФИ, ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА И МУХАММАДА ЮСУФА

На создание художественных произведений подвигает сама жизнь, ее многообразие. Глубокие чувства и переживания, которые испытывает творческая личность при общении с различными людьми и с событиями, происходящими в обществе. Все это обогащает художника и подвигает на создание художественных произведений. Произведения исторического жанра изобразительного искусства – естественные плоды переживаний и размышлений о людях и событиях происходящих в жизни. Время течет так быстро, что портреты знаменитых современников, написанных в молодости художником, к концу его жизни (если жизнь у него долгая, как у Тициана) становятся портретами исторических лиц. Таковы образы Чингиза Айтматова, Озода Шарафиддинова, поэтов Рауфа Парфи, Мухаммада Юсуфа и многих других творческих личностей, написанных художницей А. Маматовой. В этом можно усмотреть, что время само по себе, тоже является тем фактором, которое должно учитываться при оценке достоинств художественных произведений. Именно они, прошедшие испытание временем и оставшиеся в центре внимания не только у специалистов, но и у зрителей, служат воспитанию духовности у молодежи. Время само отсеивает несовершенные плоды трудов рук человеческих, являясь высшей инстанцией оценки произведения искусства.

1. Портрет известного узбекского поэта Рауфа Парфи (1943-2005 гг.), был написан в начале 1990тых годов прошлого, ХХ столетия, в знак благодарности к поэту, который привил любовь художницы к поэтическому литературному наследию, узбекских просветителей Абдуллы Кадыри, Абдулхамида Чулпану и Усмана Насыра и прежде всего к классическому, поэтическому наследию Алишера Навои.

В 1974 году, в феврале месяце в молодежном клубе Ильхом, что означает вдохновение, собралась творческая интеллигенция города Ташкента. Там экспонировалась первая выставка живописных работ художницы Азизы Маматовой. На презентации, художник Шухрат Абдурашидов, выпускник Московского художественного института имени Сурикова, познакомил ее с поэтом Рауфом Парфи.

В глазах поэта светились ум и мягкость характера, но порою в них вспыхивала язвительная насмешка. Одет он был скромно, в белую рубашку и поношенные джинсы. Важные, щеголевато одетые ученые встречали его с почтением. Рауф Парфи не был словоохотливым, слово он ценил на вес золота, хотя к деньгам не льнул, но его слова имели незримую власть над людьми. В толпе среди «Людей пера и знания» он был знаменит не только своим литературным творчеством. В дни выдачи зарплаты и гонораров, он был известен фразой — «Кому нужна денежная поддержка, подходите».

Группа творческой молодежи постоянно окружала его и многие из них, его называли «Устоз – учитель».

С поэтом Рауфом Парфи мы договорились встретиться на следующий день, чтобы посетить писателя Шухрата, репрессированного в молодости, в Сталинские времена и отпущенного на волю уже пожилым человеком.

Во второй половине ХХ века, в Узбекистане был знаменит его роман «Олтин зангламас» — «Золото не ржавеет».

В застольной беседе, в скромно обставленной комнате, мы проговорили более пяти часов. Говорили мы об искусстве, о концентрационных лагерях Сибири, о творческой молодежи Узбекистана, которая в 70тые и 80тые годы прошлого века, была очень ершистой.

Многие из них придерживались о не допустимости сцен, выраженных в знаменитом двустишье поэта Х века Хакконий – Правдолюбца, мнения:

«Стоишь и за стихом, читаешь льстивый стих, а честь твоя, как кровь, стекает на пол с них».

Хорошие поэты сложились со временем из этих молодых людей, поэтическое творчество которых, составило цвет поэзии Узбекистана 90тых годов прошлого ХХ столетия. Поэты — Мухаммад Юсуф, речь о портрете которого пойдет ниже, Хуршид Даврон, — талантливый поэт и публицист, Шавкат Рахмон, умерший не дожив и до 45 лет, были из этого числа.

В конце беседы писатель Шухрат подарил экземпляр своей книги «Золото не ржавеет» художнице с надписью «Будьте дороги и чтимы народом», что обязывало трудиться не покладая рук всю оставшуюся жизнь.

Портрет Рауфа Парфи размером 90х90 написан масляными красками на льняном холсте. Он изображен по пояс, со сложенными на груди руками. Как объясняют психологи, это движение рук говорит о желание, человека защитится от внешних влияний среды. Он изображен на фоне бездонного, синего неба. Внизу картины идет цепь гор, освещенных низким, заходящим солнцем. Сверху стремительно улетает прочь, за край картины светлая, розовая птица. Рауф Парфи грустно подшучивал: — «Моя душа, как птица сорвется с насеста тела, которую, в конце концов, достанут…».

Соберусь, отправлюсь однажды в путь.
Будешь сидеть у окна с утра,
оцепененье не в силах стряхнуть,
мысли, как четки, перебирать.
То и дело исполненный боли взгляд
застывшую улицу будет пронзать,
требуя взятое ею назад.
Но потерю придется тебе признать.

Это произведение является собственностью Государственного Литературного музея имени Алишера Навои АН. РУз.

045

2. Портрет известного в Узбекистане поэта Мухаммада Юсуфа (1954 — 2001 гг.), был задуман в 2000ном году, когда он находился в зените своей славы и начат в 2001вом году. Супруга поэта — Назира Ас Салом была дочерью известного ученого Гайбуллы Ас Салома, основоположника науки «Теория перевода» в Узбекистане. Наши родители дружили и пока наши матери готовили и накрывали стол, наши отцы Гайбулла Ас Салом и Саиднасимхон разыгрывали бесконечные шахматные партии.

С Мухаммадом мы часто встречались на творческих вечерах, которые устраивала студенческая молодежь, любившая поэзию Мухаммада.

На земле жизнь такова, не забудь мои слова:
Время есть цветенью, время есть забвенью.
В моем сердце всегда ты любовь, была.
Над могилою моей будешь ты одна.
Чувства нашего во мгле быть тебе зарей,
Тюльпанчик мой любимый, алый мак степной2.

Иногда Мухаммад шутливо спрашивал «Когда же Вы напишете мой портрет?». Кто мог предугадать, что вскоре он скончается от сердечного приступа во цвете лет, далеко от семьи в городке Эллик калъа, что находится на севере Каракалпакии. Туда поехала делегация поэтов и писателей для творческой встречи с местным населением. Там поэта не прожившего и 45ти лет не стало. Его настиг инфаркт.

Это была большая потеря для узбекского народа, его литературы и культуры.

— «Едва оправившись после этой трагедии, мы — Назира, супруга поэта и я, решили создать портрет Мухаммада. Был январь месяц. В моей мастерской было очень холодно. Назира, укутавшись в пальто, плакала и читала стихи мужа, я нервно водила по холсту кистью. Рама с холстом, которую я не смогла хорошо закрепить на мольберте, норовила упасть мне на голову. Нам обеим казалось, что душа Мухаммада незримо присутствует рядом с нами».

Портрет писался на льняном холсте, размером 140х100, масляными красками. Это поколенный портрет. Замерзший поэт отогревает кисть правой руки на груди под полой пальто, подняв вторую руку, отчитывает рифму стиха. Холодный ветер шевелит белоснежные седые волосы Мухаммада, а над его головой, раскрыв два крыла, парит ангел, которого я написала с его супруги Назиры Ас Салом. Руки ангела распростерты в хранящем жесте над головой поэта. «Не уберегла я его, горько говорила Назира».

— «В течение десяти лет, возвращаясь к портрету, дописываю: кроны деревьев, засыпанные снегом, крылья ангела и другие фрагменты картины».

07

Самое удивительное, что чем больше проходят лет со дня смерти поэта, он становится ближе к нам: к родным людям, к близким друзьям и в целом к нашему народу. Молодежь часто устраивает вечера памяти поэта, читает его стихи и поет песни на его стихи. Нет уголка в Узбекистане, где народ не знал бы его стихов и не почитал бы память поэта. Портрет, как считает автор, еще не дописан и является ее собственностью.

3. Образ писателя Чингиза Айтматова (1928-2008 гг.) был написан в начале ХХI века. С ранними произведениями писателя, художница познакомилась в 60тые годы ХХго столетия. В 1962ом году, будучи учащейся, второго курса художественного училище имени П. П. Бенькова, дома в библиотечке у старшей сестры, она обнаружила скромно изданный в 1952ом году, повесть о любви, Чингиза Айтматова «Джамиля», переведенную на французский язык писателем Луи Арагоном. Позже, в 1960-1980 годы, художница познакомилась с его произведениями «Первый учитель», «Тополек мой в красной косынке», «Прощай Гульсары!», «Белый пароход», «И дольше века длится день», «Плаха». Литературное творчество этого писателя на всю жизнь покорило ее сердце своим правдивым описанием жизни, чистотой и глубиной чувств героев. Никогда потом ее не оставляло желание познакомиться с ним и написать его портрет. Но долгие годы, жизнь не представляла ей такого случая.

В мае 1996 года, в город Ташкент, со всей Центральной Азии съехались видные деятели литературы, культуры и искусства для организации Ассамблеи культуры народов Центральной Азии, первым президентом, которой был избран Чингиз Айтматов.

– «Все вокруг было празднично. Люди радовались долгожданным встречам друг с другом. Радовала и пагода, были очень яркие, солнечные дни. Небо радовало голубизной, и весело шумела рощица деревьев, с нежно-зеленой, молодой листвой, посаженных напротив белоснежного дворца «Туркистон», где состоялся форум. Такой я запомнила эти дни» вспоминала художница.

«Был Май 1997 года. Чингиз Айтматов приехал в очередной раз в Ташкент, он тогда был Президентом Ассамблеи культуры народов Центральной Азии, штаб-квартира которой располагалась в столице Узбекистана. Он приехал с известным поэтом Казахстана Мухтаром Шахановым. Посольство Кыргызской Республики в Республике Узбекистан, тогда приурочило к их приезду провести презентацию совместной книги двух авторов «Плач волчицы над пропастью», в здании Республиканского интернационального культурного центра, при участии всех национальных культурных центров.

«В 1998 году в Ташкенте вышел первый номер новой общеполитической международной газеты «Культура Центральной Азии». Учредитель нового издания была Ассамблея культур народов Центральной Азии, президентом которой с момента ее создания в 1996 году стал Чингиз Айтматов. Свое приветствие новой газете направил генеральный секретарь ЮНЕСКО Фредерико Майор»3.

«В 1998 году, здесь же Чингиза Айтматова поздравляли с 70-летием и вручением ему высшей награды Узбекистана – ордена «Буюк хизматлари учун». Помнится, в большом зале Интерцентра желающих встретиться с писателем оказалось значительно больше, чем посадочных мест, и молодежь, особенно студенты, стояли прямо в проходах, вслушиваясь в каждое его слово. Чингиз Айтматов очень тепло относился к культурным центрам, назвав их сообщества малой организацией объединенных наций»4.

— «На презентации я увидела среди знакомых литераторов известного поэта Шукрулло, репрессированного в прошлом, портрет которого я недавно написала. Подойдя к нему, поздоровалась и тут он мне сказал: «Азизахон, не хотите ли, познакомиться с Чингиз Айтматовым? К вечеру, в кулуарах Центра состоится малый стол и собеседование литераторов. Представится возможность мне познакомить Вас с ним, Вы можете поговорить. Моей радости не было предела. Сидя в парке имени Алишера Навои до 5ти часов вечера, я ждала начала беседы за круглым столом и вспоминала страницы из его повестей.

На меня личность Чингиза Айтматова произвела неизгладимое впечатление. В общении с писателями, учеными, общественными деятелями, дипломатами было видно, что он отличается своим талантом, мышлением, рассуждением и что он непревзойденный мыслитель – феноменальная личность! Недолго думая, я спросила, можно ли мне написать его портрет? Он ответил: «Разумеется, пишите». Я вновь обратилась к нему, что хочу написать его портрет, как чувствую и понимаю его личность. Он тут же мне ответил: «Произведения так и должны писаться».

В течение трех часов, вовремя беседы участников круглого стола, я делала зарисовки с писателя, а вернувшись в мастерскую, сразу же начала готовить левкас5 размером 70х60. Почему-то холст на раме, мне казался не надежной основой для создания этого портрета. Параллельно делала эскиз композиции портрета. Мне вспомнилось, когда то в молодости увиденный скульптурный портрет Бетховена, выполненный Бурделем – талантливым французским скульптором конца ХХ века. Он был учеником знаменитого скульптора Родена. Это произведение произвело на меня огромное впечатление. Скульптурный портрет Бетховена, я постоянно вспоминала создавая портрет Чингиза Айтматова. Позже в мастерской на левкасе само собой сложился образ писателя, заполнивший почти всю плоскость левкаса. Грустные получились глаза у него. Всю свою жизнь, он писал о простых людях, об их больших и малых радостях и горестях. Возможно, только великий Чарли Чаплин в кинематографе так правдиво и с такой любовью показал жизнь маленьких людей».

На фоне образа писателя в правом верхнем углу, стоит девушка, в красной косынке, ждущей и не дождавшейся своего любимого. В левом в верхнем углу портрета, плывет белый пароход — мечта маленького мальчика, уплывшего от невзгод своей детской жизни за ним в синее море. Внизу в левом углу композиции написана голова волчицы Акбары, думающей как укрыть своих детей от летчиков, расстреливающих с вертолета сверху все живое в степи. И наконец, в правом нижнем углу показана голова белого верблюда Коронара, пережившего со своим хозяином один день, который длился дольше века. Азиза Маматова хотела, чтобы образы героев знаменитых повестей писателя сохранились вместе с его образом на портрете, как можно дольше. В 2005 году я перестала возвращаться к этому портрету, в данное время портрет является собственностью автора.

На примере феномена личности Чингиза Айтматова, на его восприятие мира, его творчества писателя, которое является частью мировой культуры, влияния художника слова на развитие мировой культуры, можно сказать, что девизом организованных им международных форумов был и остается — «Выживание через творчество»6.

Чингиз Айтматов говорил – «Быть или не быть человеку на планете Земля»7. Он считал, что основной задачей культуры и искусства – должен стать рассказ человека о человеке, дополняемой мыслью общности всего человеческого рода.

В постсоветском пространстве, часть нового поколения воспитана в ситуации «Идеологического вакуума», не знает иных ценностей и идеалов, кроме индивидуального благополучия и потребительского достатка, не видит свою сопричастность к национальным интересам народа. В такой духовной атмосфере сложно решать проблемы социальной стабилизации, достижения устойчивого развития, сохранения национальной идентичности.

Поэтому в центре внимания искусства и литературы Узбекистана, должны стоять такие вопросы, как сохранить национальные и общечеловеческие ценности, культурное многообразие и самобытность. Задачей искусства является формирование у молодежи уважительного отношения к культурным традициям своей страны и к ее народу.

Своим литературным творчеством и миротворческой миссией Чингиз Айтматов внес существенный вклад в мировую культуру. Изобразительное искусство тоже должно служить духовному воспитанию молодежи и развитию духовной культуры у народа в целом.

041

***

Без глубокого знания истории искусства художницей, немыслимо было бы определение в своих исторических произведениях изобразительного искусства новых тенденций, а именно выражения по возможности исторической правды, которая во многом утаивалась от народа в прошлом столетии. Также надо было сопоставить и связать новые факты и явления в изобразительном искусстве с основными линиями художественного развития нашего времени. У художницы образный строй, выразительное средство и приемы реалистическое искусства обновились с набиранием социального и духовного опыта. В ее творческих произведениях появились идеи независимости и новизна художественного выражения. Один из крупнейших мастеров изобразительного искусства ХХ века Фернан Леже писал: «Мы живем в прекрасную эпоху столкновения двух миров – одного, приходящего к концу, другого зарождающего».

Подлинный художник остро чувствует эту сложность событий современности и лишь по внутреннему убеждению называет наше время прекрасным, осознавая ее благородные цели. Творческие произведения мастеров изобразительного искусства находят свое место в жизни, если они утверждают прекрасное и человечное. Подлинное искусства отстаивает личность человека и человеческое, сопротивляясь всему, что противоречит человеческой природе.

В своем творчестве художница, в меру своих сил, сумела сформулировать и решить задачи, поставленные самим временем. Хотя сам творческий процесс в значительной степени у нее является субъективным, она сумела найти решения профессиональным задачам. Прославления героического начала, гимн красоте мира, человеку, мечты о его свободном, гармоничном развитии – все эти темы и идеи составляют эстетическую основу многих произведений А. Маматовой. Можно сделать выводы, что с течением времени события в жизни столь убыстрились, технические и коммуникационные связи достигли такой высоты, что в мгновение ока можно найти любые сведения в интернете об интересующей нас информации. И тем не менее, классическое изобразительное искусство, как и искусство, вообще развивается не спеша, по своим законам, так как является большой частью духовной и художественной культуры народа. Ее развитие не терпит спешки и как говорил великий поэт А. С. Пушкин – «Служение музам не терпит суеты».

  •  Маматов Улугбек Насимович — старший научный сотрудник, исследователь Национального института художеств и дизайна имени Камоледдина Бехзода.

045

(Посещено: в целом 309 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий