«Твой голос я слышу повсюду…» Интервью Луизы Закировой о творческой жизни великого Батыра Закирова. Часть вторая

05  К 80 летию великого певца Батыра Закирова

   Во второй части интервью речь пойдет о творческой жизни великого узбекского маэстро Батыра Закирова, его триумфальном выступлении в парижском концертном зале «Олимпия» и об историческом событии – создании Ташкентского мюзик-холла.

054«ТВОЙ ГОЛОС СЛЫШУ ПОВСЮДУ…»
Луиза Закирова о  жизни
великого  Батыра Закирова

Автор интервью Мавлон Шукурзода
09

«Узбекский Азнавур». Я пел по-французски с узбекским акцентом…

Батыра Закирова знали далеко за пределами Узбекистана, ему всегда удавалось собирать полные залы – в какой бы стране он ни выступал. В начале 60-х первый создатель мюзик-холла в Москве Конников пригласил на гастроли во Францию Батыра Закирова, Муслима Магамаева, Галину Мирошниченко и Николая Сличенко. Позже, когда Николай Сличенко приезжал на гастроли в Ташкент, он рассказывал мне, что Конников во время гастролей во Францию планировал сделать ставку именно на молодого Муслима Магамаева, но вышло иначе, после первого же концерта в знаменитом парижском концертном зале «Олимпия» внимание французской публики переключилось на Батыра Закирова. Отдавая дань таланту Батыра Закирова, французские газеты отмечали, что, оказывается, и в СССР есть свой «русский Шарль Азнавур».

На следующий день, когда Батыр исполнил на французском языке узбекскую песню «Ёр, кел» («Приди, любимая») композитора Икрома Акбарова, французы узнали, что есть и такая национальная республика, как Узбекистан, и на этот раз уже назвали Батыра «узбекским Азнавуром»… А сам Батыр после гастролей говорил: «Я пел по-французски с узбекским акцентом».

Вот так своим соловьиным голосом Батыр Закиров покорил Европейский Олимп и прославил Узбекистан на весь мир… Действительно, шутка ли: дважды подниматься на сцену парижского театра «Олимпия», выступать с которой почитали за честь лучшие певцы мира.

Декада узбекского искусства в Венгрии

Для поездки в Венгрию нас разделили на правительственную делегацию и простую. Естественно, мы вошли в правительственную. Наша концертная программа оказалась очень разнообразной. Это была вторая наша поездка, и мы с Батыром уже приблизительно представляли вкусы венгерской аудитории.

За десять дней мы стали чрезвычайно популярны в Венгрии, нас узнавали и очень теплопринимали на любой площадке. После каждого концерта из залавыносили огромную корзину цветов и ставили напротив понравившегося исполнителя, ипостоянно она оказывалась между нами с Батыром – нам даже было неловко перед именитыми узбекскими артистами. Да и они не скрывали своей зависти…

044

Сюрприз для московского «Голубого огонька»

В советские времена было практически невозможно достать пластинки с зарубежной эстрадой, поэтому Батыр каждый раз привозил с гастролей несколько новых дисков. Однажды, вернувшись из Парижа, он привез пластинку Энрико Масиаса (Enrico Macias) и поставил мне одну из его песен «Lesfilles demon pays» («Девушки моей страны»). Я была в диком восторге! В его голосе звучало что-то восточное, даже арабское… Позже мы узнали настоящее имя Энрико Масиаса— Гастон Гренассиа (фр. Gaston Ghrenassia). Оказалось, он родом из алжирского города Константина, его отец Сильван Гренассиа (фр.Sylvain Ghrenassia) был скрипачом в знаменитом оркестре Шейка Раймонда. В начале 60-х годов Сильваин с семьей эмигрировал во Францию, где и раскрылся талант молодого Энрико. Батыр Закиров впервые исполнил его «Lesfilles demоn pays» 7 ноября 1967 года на «Голубом огоньке». В его исполнении она стала безумно популярна во всем Союзе.

Бойкот телевидения

Как-то в предновогодние дни, нас пригласили на специальную праздничную передачу. Ведущим программы были Джамшид Закиров и его жена Гавхар. Как-никак, Новый год – мы с Батыром решили исполнить лучшие песни из нашего репертуара. В то время и на телевидении была специальная комиссия, от которой зависело, покажут нас в эфире или нет. Как нам потом рассказывали, на следующий день состоялось заседание этой комиссии, на котором один из главных чиновников открыто выразил свою неприязнь в отношении Закировых, начиная с Батыра и заканчивая Джамшидом, мол, не слишком ли мы их превозносим? Никто не поддержал его, но, несмотря на это чиновник пошел дальше – самовольно, не согласуя с нами, заменил песню Батыра на старую, которую тот исполнял уже несколько лет, а мой номер и вовсе снял с программы. Эти коррективы сильно задели нас, Батыр даже заболел на нервной почве. Хамское поведение чиновника стало поводом для бойкота – мы приостановили свои выступления на ТВ, отказывались от участия в концертных программах. В конце концов, они поняли, что допустили большую ошибку, чиновника сняли, пришли новые люди, но мы продолжали бойкот. Я после этого так ни разу и не появилась на экране.

Песня, которой очень дорожил Батыр

Когда мы впервые услышали знаменитую иранскую певицу Гугуш, мы были потрясены! Батыр сразу загорелся идеей исполнить что-нибудь иранское. И вскоре он нашел потрясающую композицию «Мароби бус» («Поцелуй меня»), которую написал в тюрьме один малоизвестный иранский певец для своей возлюбленной. Первоначально она звучала под простой гитарный аккомпанемент, но после аранжировки и в исполнении Батыра раскрылась и зазвучала совсем по-другому – ярче и мелодичнее. Помню, тогда заново открыла для себя Батыра… он просто возродил «Мароби бус», сделав из нее настоящую балладу. С годами она стала ему очень дорога, он редко ее исполнял, каждый раз подолгу настраиваясь, чтобы полностью прочувствовать, погрузиться в ее мир.

Новая глава в истории узбекской эстрады. Ташкентский мюзик-холл

Первый мюзик-холл был открыт в Москве, второй в Ленинграде, третий – в Киеве, а четвертый, по инициативе Батыра Закирова, был создан в Ташкенте в 1972. Открытие мюзик-холла в Ташкенте многих удивило – это был своего рода прогресс по тем временам. Помню, когда впервые услышала от него эту идею, поначалу растерялась – как мюзик-холл? В Ташкенте? Батыр увлеченно рассказывал о перспективе мюзик-холла, впитывающего в себя все жанры искусства и новые тенденции. Что это будет похоже на театрализованное обозрение, в котором найдется место всем: солистам, акробатам, дарбозам, кукловодам, артистам жанра «аския», исполнителям классики, современным эстрадным и оперным певцам…

Представьте себе, буквально за два месяца мы выпустили программу. В считанные дни он со своим помощником сделал основные наброски сценарного плана. Помимо актерских, режиссерских, и администраторских способностей, Батыр продемонстрировали свой художественный талант – по его эскизам было создано несколько костюмов главных героев.

Я помогала формировать репертуар и ансамбль. Первоначально в труппу«Мюзик-холла» входили известные солисты, артисты циркового жанра, актеры-кукловоды, акробаты, балетная труппа –всего 70 человек. В разные годы вместе с нами работали братья Навфал, Фаррух и Равшан Закировы, известные певцы Эсон Кандов, Наталья Нурмухамедова, Владимир Саркисянц, Лариса Кандалова, Юнус Тураев, конферансье Маргарита Хонг и Владимир Лапин, артисты различных жанров искусства: Андрей Петровец, Юрий Макарашвили, Александр Боленко, Андрей Рябинин, Евгений Вишневский, Инна Горлина, Галина Закирова, Одил Камолхужаев и многие другие.

Для формирования программы концерта, Батыр пригласил в Ташкент маститого режиссера-сценариста того времени Марка Анатольевича Захарова и ведущего актера Московского театра сатиры Анатоля Александровича Ширвиндта, которые на основе уже имеющейся идеи Батыра Закирова создали сценарий программы мюзикла под названием «Путешествие Синдбада Морехода». Программа мюзикла состояла из двух отделений –«Восточный базар, или Восточная сказка» и «Ташкентская свадьба». Представление открывала живописная картина шумного, пестрого восточного базара. На фоне торжественных призывов дойры свои номера демонстрировали жонглеры, канатоходцы и силачи.

Для участия во втором отделении спектакля в качестве гостя был приглашен Владимир Высоцкий. Володя был близким другом Батыра и часто гостил у него, когда бывал в Ташкенте, он любил наш «Мюзик-холл» и часто выступал на концертах. Кроме него с нами выступали Ирина Понаровская, ВИА «Поющие гитары», «Ялла», «Наво», ансамбль «Алан» Северной Осетии и другие известные коллективы.

О том, как я стала ведущей «Мюзик-холла»

Когда программа «Мюзик-холла» принималась комиссией Минкультуры республики, встал вопрос о ведущем – в проект был нужен опытный и талантливый конферансье. Кроме того, по требованию министра, он должен был быть представителем титульной нации. Рассматривали самые разные кандидатуры, но Батыру было сложно угодить, многие из тех, кто подходил, порой не выдерживали его требованийи покидали проект. С некоторыми ведущими Батыр работал месяцами, но результатов не было. И тогда министр предложил кандидатуру известной танцовщицы Малики Ахмедовой. На собеседовании Батыр сразу предупредил ее, что быть ведущим – колоссальная ответственность, одного умения танцевать недостаточно, ведущий мюзик-холла должен на зубок знать всю программу, уметь импровизируя заполнять промежутки и неловкие паузы, выразительно читать стихи, петь, а главное обладать безупречным ритором, говорить грамотно и выразительно. Малика была уверена, что справится, однако спустя три месяца поняла, что ничего не получался. Батыр, несмотря на это продолжал терпеливо работать с ней.

А время идет, уже пора ехать на первые гастроли в Москву. И тут случается непредвиденное. За день до концерта заболевает временная ведущая Маргарита Хонг. Малика, неготовая вести программу, в конце концов, это признает. А что делать? Вы не можете себе представить состояние Батыра… Вечером он подходит ко мне и просит выручить. Помню его слова: «Луиза, ты у меня очень талантливая, ты сможешь…». Видимо, он лучше знал мои возможности. В начале я, конечно, испугалась – как за ночь выучить такую большую программу? –но чувствуя, что все надежды Батыра возложены на меня, согласилась.

011

Триумф. Первый концерт Ташкентского мюзик-холла в Москве

После первых концертов, прошедших на «ура!», у нас с Батыром открылось «второе дыхание». Начались наши первые московские гастроли и, естественно, нас ждали самые лучшие площадки, в летнее время нам доставались даже стадионы. В Москве нас пригласили в Московский театр сатиры, где мы дали 30 концертов с аншлагом. Тогда впервые в нашем спектакле принимали участие Владимир Высоцкий и ряд популярных артистов Москвы.

На наш дебютный концерт пришла посмотреть вся московская эстрадная элита. Помню, как тепло нас поздравляли Марк Захаров и Петросян, а Конников, руководитель первого Московского мюзик-холла даже заметил: «Чтобы в Ташкенте открыть «Мюзик-холл», надо быть Батыром Закировым…» Он восхищался нашими артистами, вокалистами, исполнителями,назвал подвигом создание Батыром столь сильного ансамбля. Конечно, это всех приятно удивляло, ведь к тому времени Ленинградский мюзик-холл уже распался, а Киевский находился в кризисе.

Дальше нас ждал Ленинград. На знаменитом стадионе имени С.Кирова мы дали 10 концертов и 15 раз выступили с аншлагом в Большом зале «Октябрьское». На этом концерте с нами выступал довольно популярный в те годы ансамбль «Поющие гитары». Но не подумайте, что мы выезжали на приглашенных популярных артистах, из всей программы им выделялось не больше трех номеров, остальные были нашими.

Бесславный конец «Мюзик Хола»

Узбекскому зрителю, к сожалению, не удалось увидеть полную версию программы мюзикла – в те годы в республике не было театра или концертного зала, способного воплотить на своей сцене столь грандиозное шоу.

«Мюзик-холл» просуществовал до 1978 года. Эти пять лет были очень напряженными, мы тратили много сил, и под конец уже работали на пределе…Со временем и декорации приходили в негодность, плюс надо было менять изношенные костюмы, но средств нам не выделяли. Батыр даже обращался к Министру культуры, но никакой поддержки не получил. Все это время я была рядом с братом и видела как непросто ему приходилось… В рассвет дилетантизма и лицемерия советского периода он метался и искал свое место в искусстве. У труппы не было зала для репетиций, месяцами не выплачивались зарплаты, катастрофически не хватало средств на пошив костюмов. Несмотря на то, что наши концерты приносили неплохие доходы государству, да и отзывы в союзной прессе были самые благожелательные, все шло к распаду коллектива.

В 1978 г. в Иркутске состоялся последний концерт Ташкентского «Мюзик-холла». Неразрешимость многих финансовых и организационных проблем, скопившихся за эти годы, стала причиной того, что в 1979 г. коллектив был расформирован. Ташкентскому «Мюзик-холлу» сопутствовала яркая, но короткая сценическая жизнь, однако его деятельность оставила глубокий след в узбекском музыкальном искусстве и подняла национальную эстраду на качественно новый уровень.

Трудные времена

К концу 70-го наступило затишье. Из-за безденежья многие музыканты уходили из оркестра – не так просто 10 месяцев в году гастролировать по стране. Да и болезнь Батыра тоже в какой-то степени сыграла свою роль (обострения туберкулеза преследовали его с 18 лет). После выздоровления, Батыр как лидер решил упростить численный состав оркестра, расширив при этом свои сольные номера. Так возникла ритм-группа, в состав которой вошли ударные, контрабас, гитара и четыре скрипки. Мы пересмотрели свой репертуар, обновили его, внесли коррективы и с новой программой отправились на гастроли по Союзу.

Разносторонняя жизнь Батыра Закирова

Середина 1970-х стала пиком творческого подъема Батыра. После распада «Мюзик-холла», помимо эстрадной деятельности, он стал увлекаться драматургией, режиссурой, театральным искусством и переводом. Его первым опытом в театральном жанре стало либретто к опере Икрама Акбарова «Леопард из Согдианы». Помимо театра Батыр увлекался живописью – сохранились сотни его карандашных рисунков, портреты, живописные натюрморты и пейзажи, путевые зарисовки и дружеские шаржи. Когда обострилась старая болезнь, врачи посоветовали Батыру воздержаться от концертов, и он, не теряя времени зря, начал готовить к печати свои ранние стихи, написал целый цикл сказок для детских журналов. Его перу принадлежат переводы на узбекский язык «Тени»Евгения Шварца и «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. В 60-х годах Батыр со своей первой женой Эркли Маликбаевой поставил эту аллегорическую сказку на Республиканском радио. Роль Маленького принца сыграла супруга, от автора говорил Обид Юнусов, а остальные роли — Баобаба, Лиса, Звездочета Батыр озвучил сам.

Батыр также успевал писать стихи для песен ВИА «Ялла». Больше всего он гордился своим первым стихотворением на узбекском языке «Лейли», впоследствии ставшим песней в репертуаре ансамбля «Ялла». Из знаменитых поэтов и композиторов он успел поработать с Турабом Тулой и Икромом Акбаровым – этот творческий тандем подарил нашей эстраде замечательные песни: «Раъно», «Газли», «Лирический вальс», «Где ты?».

012

Болезнь Батыра

Батыр был творческой личностью, он постоянно что-то придумывал и записывал в бесконечных блокнотах. В начале 80-х годов перед болезнью он задумал новый проект, в котором в качестве солиста и ведущего должна была выступать я, ему хотелось снова видеть меня на большой эстраде. Но в конце1984 года состояние его здоровья резко ухудшилось, лечение на этот раз не дало результата. Батыр не хотел умирать, он любил жизнь и работал до последних дней… Смерть брата стала для меня настоящей трагедией… казалось, моя жизнь остановилась. В каком-то смысле это было так – с уходом Батыра закончилась моя жизнь в эстраде и целая эпоха.

Ни для кого не секрет, Батыра прекрасно знали в каждом уголке республики, по всей необъятной стране и за рубежом. О нем немало писали, делали специальные радио- и телепередачи, сняли несколько фильмов, но мне все-таки кажется, что главного слова о многогранном таланте «соловья узбекской эстрады» еще не сказано…

Конец второй части.

031

(Посещено: в целом 169 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий