Хади Атласи. История Сибири

06

Среди наук, способных сделать человека человеком в истинном смысле этого слова, первое место, вне всякого сомнения, должно отводиться истории. Сколь жалок человек, ничего не знающий о самом себе, столь же обделен и достоин сожаления тот, кто не знает прошлого своего народа. История — единственная из наук, способная пробудить в человеке чувство национального достоинства. В работе видного общественного деятеля татарского народа, педагога и историка Хади Атласи «История Сибири» подробно описывается история Сибирского ханства, борьба тюрко-татар Западной Сибири за свою государственность.

002
Хади Атласи
ИСТОРИЯ СИБИРИ
01

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОТ АВТОРА

004Среди наук, способных сделать человека человеком в истинном смысле этого слова, первое место, вне всякого сомнения, должно отводиться истории. Сколь жалок человек, ничего не знающий о самом себе, столь же обделен и достоин сожаления тот, кто не знает прошлого своего народа. История — единственная из наук, способная пробудить в человеке чувство национального достоинства. Вот почему в передовых странах всегда уделяли и уделяют огромное внимание изучению истории. Когда ученым других народов, дотошно изучающим свое прошлое, удается откопать какое-нибудь незначительное событие, они кричат о нем на весь мир, делают далеко идущие выводы, всеми силами стараясь пробудить в соотечественниках гордость за нацию. Но что до наших тюркских ученых, то они никогда не писали, да и теперь молчат о великих делах славных предков, игравших в мировой истории выдающиеся роли. Во всем плетемся мы в хвосте: как вовремя не получила наша замечательная нация многих полезных знаний по культуре, точно так же по причине собственной нерасторопности навсегда утраченными для нас оказались полезные и яркие страницы истории. В былые столетия исламские богословы и ученые слишком много сил тратили на схоластические споры, ничего не дававшие ни уму, ни сердцу, лишь расшатывавшие основы ислама, призванного объединять и сближать народы, и тем самым наносили религиозному учению большой урон. А между тем история — единственная наука, способная сплачивать людей — совершено игнорировалась ими. Наши видные ученые будто задались целью окончательно утопить нацию, и без того обреченную на медленное угасание, в реке забвения, тратят жизнь свою на бесполезные науки, способствующие лишь тому, чтобы задавить остатки здравого смысла, перекрыть последнюю жилку, в которой еще пульсирует жизнь.

К счастью, исследователи других народов дали нам довольно ценные сведения, касающиеся истории тюрко-татар, тогда как наши собственные деятели науки не оставили ничего. Думаю, бессердечие тюрко-татар в отношении друг друга, что так отличает наш народ, объясняется отсутствием у нас общей истории, полным невежеством в этом вопросе. Как бескрайние просторы, принадлежавшие нашим предкам, захваченные чуждыми народами, потеряли со временем свой первоначальный вид, так и события нашего прошлого, смешавшись с иной историей, получили совершенно иное, искаженное, освещение. Вот почему мы долго бились над тем, чтобы освободить нашу историю от последующих наслоений и вернуть ей изначальную чистоту. Для людей упорных и трудолюбивых нет в жизни ничего невозможного, а потому я уверен, что со временем прошлое наше возродится в его подлинном виде, нужно только приложить огромные усилия для этого. Мы, татары, усвоили от русской культуры много полезного. Ясно, что при написании нашей истории нам не обойтись без исторических трудов русских ученых. Правда, среди русских историографов преобладают люди, настроенные фанатически, толкующие события прошлого предвзято, но есть и такие, для кого научная добросовестность превыше всего. Мы с благодарностью склоняем голову перед каждым, кто был честен, кто послужил на пользу нашей истории, оказал ей неоценимую услугу, не дав пропасть, навсегда сгинуть в мрачной пропасти прошлых столетий, подобно татарским государствам, помог собрать воедино разрозненные куски прошлого.

Сохранилось множество письменных свидетельств на русском языке по истории тюрко-татар, содержащих ценные сведения. Иные из них были написаны несколько веков назад и до сих пор не изданы. Хорошо бы также сделать переводы документов и свидетельств, оставленных иностранными учеными. Вот тогда можно было бы не сомневаться, что и мы обретем собственную историю, незамутненную ничем. Было время, когда я горевал, думая, что для написания нашей истории все возможности давно упущены, поскольку нет у нас собственных источников. Но теперь, внимательно изучая и сопоставляя написанное разными русскими историками, всей душой поверил, что татарская история будет написана. Результатом такой убежденности стало решение взяться за перо и попытаться оживить некоторые страницы нашего прошлого. Прежде всего я приступил к написанию истории Сибири и уже завершил первую часть. Я намерен довести эту работу до конца и написать другие книги по истории тюрков. Да благословит Аллах мой труд!

Работая над этой книгой, я использовал древние русские летописи, а также царские грамоты, имевшие отношение к истории Сибири, обращался иногда к трудам историков последних лет. Очень прошу своих оппонентов: прежде чем возразить мне, обратитесь к древней литературе, не ограничивайтесь новейшими книгами.

Хади Атласов

ТЮРКИ. СКИФИЯ ТУРАН. СИБИРЬ

Север и запад Азии с незапамятных времен были заселены тюрко-татарскими племенами. Тюрки, о которых истории стало известно еще за две тысячи лет до установления григорианского календаря и даже несколько раньше, вступали в связи с наиболее известными народами. На обширной территории, занимаемой ими, ограниченной Северным Ледовитым и Тихим океанами, Уральскими горами и Хазарским (Каспийским) морем, возникали великие государства. Но поскольку власть в них не опиралась на здоровое начало, им не суждено было долго просуществовать. Самое могущественное из государственных образований древних тюрков, вобравшее в себя территорию почти всей Азии, существовало за 3400 лет до хиджры, во времена хана Огуза. Народ, упоминаемый в книгах ученых Древней Греции под названием скифы, и есть тюрки. Из древнегреческих поэтов, живших за 14 веков до хиджры, Гезиур (Гесиол) был первым, кто писал о скифах. Известный историк Геродот оставил о скифах довольно много ценных записей, свидетельствующих, что народ этот обитал на западном берегу Дуная и восточнее, до реки Дон. По мнению Геродота, эти земли были завоеваны скифами позднее — древняя их родина находилась на севере и северо-востоке от реки Аракс, т.е. в Азии. Другой греческий ученый Батилмиус (Птолемей) считал, что следует различать два вида скифов. Поселения азиатских скифов, по его мнению, начинались восточнее реки Шаркары (Волги) и простирались дальше, охватывая территорию Монголии, Тибета, Китая, Южной Согдианы, Индии и прочие неизвестные, расположенные к северу от этих мест земли.

К рекам Скифии древнегреческие ученые относили не только Ра (Волгу) и Уксу (Сырдарью), но и Жаек (Урал) с Парапамисом (Обью). Выходит, Скифией ученые Греции называли места расселения тюрков, т.е. Туркестан, носивший у иранцев название Туран. Иначе говоря, Туран, Туркестан и Скифия — разные названия одного и того же края.

Если колыбелью тюркских народов были предгорья Алтая и территории, прилегавшие к озеру Ыссык (Эссе), то вполне естественно предположить, что по мере роста населения тюрки распространялись во все стороны от этих мест, осваивая прежде всего близлежащие земли. Так оно в действительности и было. Продвигаясь постепенно по Сибири все дальше к северу и западу, они уже не могли довольствоваться изначальными пределами. Народы, известные в Европе под названием скифы, сарматы, гунны, авары, половцы, татары, — выходцы из предместий Алтая и озера Ыссык, все дети тюрков, расселившиеся на обширной территории.

Племена, беспокоившие набегами Китай, а потому получившие название «чионг-но» (непокорные рабы), также принадлежали к тюркам. Знаменитая Великая Китайская стена, воздвигнутая за 836 лет до хиджры по приказу императора Жу-Гу Анг-Ти, призвана была стать защитой Китая от набегов тюрко-татар. Среди тюрков, беспокоивших их границы, наиболее дерзкими китайцы считали «ту-кио» (подлинные тюрки), которые обитали на севере пустыни Гоби, иначе говоря, на северо-западе Монголии и востоке Сибири. Народы, называемые в летописях древнего Китая хой-ху, хой-хэ, также относились к тюркам — северным уйгурам, жившим в Монголии и по берегам Байкала. Таким образом, юг Сибири издревле был заселен тюрками. Когда остяки с берегов Иртыша и Оби были обращены в христианство, у них собрали множество идолов. Высотою чуть больше локтя, они с большим искусством были отлиты из металла. Остяки рассказали, что идолы достались им от скифов, обитавших в этих местах до них. В самом деле, сами остяки, народ темный, не обладали столь высоким искусством плавки. И вот теперь, когда истории стали известны слова Птолемея о том, что азиатская Скифия начиналась к востоку от моря Азак (Каспийского) и реки Ра, охватывала Монголию, Тибет, Китай, Южную Индию, Согдиану, вплоть до северных земель, куда не ступала нога южанина, а также утверждение древнеримских ученых о том, что Парапамис является скифской рекой, становится ясно, что современная Сибирь является лишь частью того огромного пространства, которое занимала древняя Скифия.

Позже, описывая жизнь хана Кучума, историк Абульгази свидетельствует: «Хан Кучум правил в Туране сорок лет. В 1003 году (по мусульманскому летоисчислению) Туран захватили русские». Если принять во внимание, что во владения Кучума входили Тобол, Ишим, Иртыш, т.е. современные Омская, Томская и Тобольская губернии, становится ясно, что в название Туран с давних пор входит и Сибирский край. Хотя Миллер, самый добросовестный из российских историков, и не согласен отнести эти земли к Турану, все же Абульгази, как нам кажется, ближе к истине. Князь Масальский также утверждал, что в пределы Турана входят земли, простирающиеся от южной реки Урал и Каспийского моря до гор Восточного Алтая и китайских границ, от южного Гажемстана до Тобольской и Томской губерний.

Итак, земля, называемая иранцами Туран, и Скифия у древних греков — одна и та же территория. И народ, который греки называли скифами,- те же тюрки. Как не вызывает сомнений то обстоятельство, что греческое название Скифия относится ко всем тюркским народам, поскольку Южная Сибирь с давних пор была местом расселения тюрков, так же естественно, что народ, считающий ее своей родиной, является тюркским. Некоторые ученые, правда, считают, что древним народом Сибири были китайцы, но поскольку мнения эти не подкреплены убедительными историческими доводами, мы верить им не можем. Есть одно неопровержимое обстоятельство — это то, что с давних времен на этих землях проживали тюркские племена.

СИБИРЬ

Прежде чем приступить к изложению истории Сибири, думаю, небесполезно будет поговорить о том, из какого языка произошло слово «сибирь» и что оно означает. По мнению некоторых русских историков, хан Мухаммед, приступив к строительству города на берегу Иртыша, дал ему название Сибирь. А позднее якобы весь край стал называться так. Смысл слова «сибирь» не слишком ясен, но если допустить, что так был назван новый город и попробовать понять его значение как «сы(?)-бер» (первый), то можно было бы согласиться с этим доводом. Однако, хотя авторство гипотезы и принадлежит мне самому, я не хочу настаивать на ней. И вот почему. Русские историки утверждают, что хан Мухаммед, сын Абдула, основал город Сибирь в начале XVI века, в то время как название Сибирь в русских летописях встречается уже с 1483 года. Выходит, название города никак не могло стать названием края. Господин Миллер, изучавший эти вопросы, полагает, что тот, кто считает название «Сибирь» татарским, заимствованным от названия столицы, заблуждается. Потому что истинно татарское название старой крепости было Искер, которым татары называют ее по сей день. Название «Сибирь», упомянутое впервые в России, могло прийти к нам с теми, кто дал первые сведения об этой земле. Возможно, то были пермяки или зыряне. Земли по Иртышу, Тоболу, Торе были известны под названием «Сибирь» еще задолго до завоевания их Россией. Позже этим именем была названа столица татар. Господин Фишер утверждает, что слово это вообще не было известно татарам, жившим на Иртыше, оно получило распространение благодаря русским. Постепенно название Сибирь охватило земли по Иртышу, Тоболу и Торе, т.е. ханство Кучума. Позже это название, благодаря завоеваниям русских, разнеслось еще дальше и докатилось до берегов Тихого океана. Известно, что русские цари стали именовать себя царями сибирскими с 1563 года. В давние времена названием Сибирь пользовались лишь для обозначения земель в низовьях Оби. Карамзин писал, что задолго до завоевания Иртыша московским войском в 1483 году, в местах, где находится теперешний город Сибирь, татар не видели. Князь там, вне всякого сомнения, был югорский или остяцкий. Звали его Латык. Из этого следует, что ишимские ногайцы в союзе с тюменскими татарами низовья Тобола завоевали эту территорию не раньше XVI века, и город Сибирь, по всей вероятности, был построен не ими. Захватив город, они лишь переименовали его в Искер. Принимая во внимание название города Искер (Иске Ур — старый въезд), мы должны согласиться с Карамзиным. Его слова объясняют нам также, отчего татарам Прииртышья не было знакомо слово «си-бирь» и что город, который Мухаммед сделал своей столицей, никак не мог называться Сибирью. А раз так, то для утверждения, будто бы название всего края ведет свое начало от названия города, не остается оснований.

Кое-кто берется утверждать, что слово «сибирь» означает сторону света и возникло от русского «север». В таком случае слово это должно принадлежать народам, живущим южнее Сибири, — калмыкам или киргизам, ведь Сибирь вовсе не на севере от русских, а на востоке. Но поскольку северные земли южными народами никак не использовались, у них и нужды не было придумывать для них названия. Небольсин утверждает: «Сибирью, сколько догадываться можно, попросту называли у нас все, что лежало за Камою и к северу и к востоку. Знали мы, что в стране этой есть горы, есть «Югорский камень» и есть «Каменный пояс», но не имели точного понятия ни о землях, к ним прилегающих, ни о направлении этих возвышенностей…

Земли по сю сторону Урала за Камою хотя и мало нам знакомы, но, покоренные русским оружием и подчиненные русскому влиянию, составляли конец русского края… Эта русская Сибирь кончалась за Югорским Камнем, в границах воображаемых, не определенных ясно.

За этой русской Сибирью, по ту сторону Урала, лежала не наша Сибирь, Сибирь настоящая… Здесь места были нам незнакомые и вполне неизвестные, и обитатели их не были нашими данниками. Это второе значение слова «Сибирь»…

Но Сибирь имела еще третье, более тесное значение — значение отдельного политического союза племен, составлявших самостоятельное, отдельное целое. И этим-то словом мы преимущественно именовали особенное вогуло-татарское ханство, «Сибирский Юрт» воинственных, полуидолопоклоннических, полумухаммеданских племен.

[…] Cтолица, или «ханская ставка», сибирского владетеля — был город Сибирь, и здесь слово Сибирь является в теснейшем четвертом и последнем своем значении». Как видим, слово употреблялось во многих значениях. Из трудов Карамзина и Небольсина видно, что город под названием Сибирь существовал в действительности, тогда как господа Миллер и Фишер, обычно дающие самые правдивые сведения, считают, что города под таким названием не было, и татары, жившие в тех краях, понятия о нем не имели. Я и сам склонен думать, что у татар на берегу Иртыша не было города Сибирь и царство свое они Сибирью не называли. Из приведенных слов Абульгази, который упорно избегает слова «сибирь», а употребляет «туран», видно, что тюркам это слово известно не было. Ни Ядкар, ни Кучум Сибирью свои владения не называли. И все же некоторые исторические труды свидетельствуют, что похожее слово тюрками употреблялось. Абульгази, например, пишет: «Известны две области Абир и Са-бир, страна кыргызов близка к ним». Земля кыргызов, речь о которой впереди, находилась между реками Селенка и Анкрамуран. Если так, то области, называемые Абир и Сабир, должны лежать где-то недалеко от рек Селенка, Енисей и Амур. Но между «Сабиром» Абульгази и «Сибирью», упоминаемой в русских летописях, существует большая разница. Чтобы лучше понять, о чем идет речь, считаю уместным изложить свое собственное мнение на этот счет. Думается, слова «абир» и «сабир» — вовсе не названия областей, а одно заимствованное татарское слово «абил-сабил», обозначающее безлюдье и безнадзорность, в котором буква «л» заменена буквой «р». Полагаю, что тюркские племена, жившие на юге современной Сибири, так называли безлюдные, пустынные земли, расположенные к северу от них («абир-сабир»). Народы, как-то связанные с тюркскими племенами, могли принять это слово за название тех мест. Так народы Азии и стали называть безлюдные северные территории. Эта наша гипотеза, помогая избавиться от некоторых искусственных версий, примиряет нас с утверждением некоторых русских историков о том, что название Сибирь в стародавние времена распространялось лишь на северные территории края. Позднее, по мере русских завоеваний, оно откатилось дальше на восток, пока не достигло побережья Тихого океана. И если бы Пекин оказался захваченным тогда же, его, вероятней всего, также называли бы Сибирью1.

ЧИНГИСХАН

Поскольку история Сибири связана с Чингисханом и кыргызами, думаю, надо немного поговорить здесь о них. Родина Чингиза находится на территории современной Сибири. Принято считать, что именно благодаря этому событию появился большой интерес к краю, что привело к возникновению упорядоченной истории эпохи Чингисхана. Зная это, все же не могу упустить случая, чтобы не поспорить по этому поводу.

На юге Сибири найдено множество древних рукописей, которые очень хорошо показывают степень зависимости истории края от истории хана. Один из самых выдающихся в мире воинов родился в 1155 году в 230 километрах от современного Нерчинска, в 8 километрах от монгольской границы, на правом берегу реки Онон в становище на джайлау Далиун-Булдык. В длину и ширину становище не превышало километра. Со всех сторон окруженное сосновыми лесами, оно находилось на возвышенности. Внизу, вдоль поймы реки, тянулись сочные луга — прекрасное пастбище для монгольских стад. Летом над ононским джайлау тучами носились оводы, вынуждая людей откочевывать в горы Алтая. Зато весной и осенью не только берега Онона, но даже острова были тесно уставлены монгольскими юртами, а в лугах паслись несметные стада. В те времена Далиун-Булдык был собственностью Ясукай-багадира, отца Тимучина, будущего Чингиза. Мать звали Олы-бике. Ясукай был предводителем монголов. После смерти багадира подчиненные ему монголы отказались служить его сыну, покинули становище и поселились далеко от тех мест. Племя Ясукая раскололось на две части: три четверти примкнули к племени тайджут, лишь четвертая часть осталась с Тимучином. Он постепенно собрал вокруг себя влиятельных монголов и, достигнув сороколетнего возраста, приступил к подчинению тюрко-татарских племен. Большинство находившихся по соседству племен сдавались Тимучину без сопротивления.

В 1201 году началась война с караитским ханом, закончившаяся смертью хана караитов в 1203 году. С той поры Тимучин стал единственным повелителем Монголии. В 1206 году, приняв новое имя Чингиз, он объединил под своей властью все монгольские племена, сделавшись диктатором. Однако неограниченную власть он не тратил на бессмысленную жестокость, ведущую лишь к ослаблению власти, и сделал все, чтобы укрепить свое государство, сделать его могущественным.

Однажды во время похода против найманов Чингисхан увидел, как ведутся у них дела с помощью уйгурской письменности. Он собрал к себе уйгуров и приказал учить монголов чтению и письму, а также ведению ханских дел с помощью письма. Именитым монголам с их сыновьями, а также собственным сыновьям приказано было выучить уйгурский язык и уйгурскую письменность.

В 1209 году, преследуя беглых кочевников, монголы подчинили себе уйгуров Восточного Туркестана. Уйгуры находились в то время под властью киданского, или каракитайского, хана, испытывая большие притеснения. Чингисхану они покорились добровольно. Уйгурская культура оказала на монголов сильное влияние. На землях, подвластных монголам, в XIV и даже XV веках государственным делопроизводством занимались в основном уйгуры, добиваясь высокого положения.

В 1211 году Чингисхан начал войну с Китаем. По этой причине наступление на запад было приостановлено. В 1215 году Пекин был в руках монголов.

В 1216 году Чингисхан возобновил поход на запад. Тогда войско хана случайно столкнулось с вооруженными силами хорезм-шаха Мухаммеда. Между властителями установились политические связи, самые благоприятные взаимоотношения между востоком и западом. Мусульманские купцы стали привозить в монгольские степи, где не было городов, всевозможные товары и торговали весьма выгодно для себя. Монголы же везли свои товары в мусульманские города. Средняя Азия в те времена была очень богата. Тяжело нагруженные караваны то и дело отбывали в разных направлениях. Правда, монголы мало что могли предложить благополучному западу, а потому появлялись в Средней Азии редко.

В 1218 году Чингисхан направил к Мухаммеду послов, но утрарский правитель Гаяр приказал убить их, а караван, что был с ними, ограбить. Чингиз был сильно разгневан и поклялся проучить хорезмшаха, начав против него войну. В том же году монголы захватили туркестанские провинции Джитесу и Шаркый, отняв их у Кочлек хана, сына спасшегося когда-то бегством найманского хана Тиянака.

В 1219 году Чингисхан с сыновьями в сопровождении большого войска предпринял поход в Туркестан. Осенью того же года монголы подошли к городу Утрару. В 1220 году Чингисхан захватил земли между реками Сырдарья и Амударья. Государство хорезмшаха было разрушено. Сам Мухаммед бежал. Вдогонку ему была отправлена часть войск во главе с прославленными военачальниками Джебе и Субеде. Через Иран и Кавказ эти отряды вышли к Волге и напали на кипчаков в 1223 году, нанеся им большой урон. Кипчакские беки призвали на помощь русских князей. Те, собравшись в Киеве, приняли решение начать войну против монголо-татар. Незадолго до того кипчаки совершили набег на южные русские земли и порядком потрепали их, однако, напутанные приходом монголо-татар, вынуждены были просить у русских князей помощи. У кипчаков в те времена были беки Катыяк, Юрый, Данил. Желая расположить к себе русских, Катыяк крестился, но старался зря, потому что войска русских были разгромлены монголо-татарами на реке Калка. Был убит самый именитый из русских князей, погибло 70 тысяч воинов. После этого монголо-татарские войска вернулись к себе в Монголию.

В 1221 году сам Чингиз завоевал Афганистан, а сын его Тули — Хорасан. Прочие его сыновья правили в Хорезме. Земли между Каспием и Амударьей к тому времени были полностью подчинены Чингизу. В 1225 году хан вернулся в Монголию. По пути в каждую страну и область он назначал правителей. Правитель Тангута Шидарку оказался враждебен Чингизу. В 1225 году Чингисхан двинулся на него с огромным войском. После нескольких крупных сражений Чингисхан одержал победу. Шидарку бежал и засел в крепости, которая была окружена. Чингиз тем временем вернулся к себе в орду. В 1227 году первый среди крупнейших завоевателей мира, прославившийся своими многочисленными и крупными победами, умер.

КЫРГЫЗЫ

Мы уже говорили, что с давних пор юг Сибири был заселен тюркскими племенами и потому считался частью Скифии. Среди тюркских племен, освоивших Южную Сибирь, несомненно, наиболее известными являются кыргызы. Прежде чем приступить к полемике относительно истории кыргызов, думается, следует выяснить, где же на самом деле находилось место их расселения. Считаем нужным сказать об этом несколько слов. Историк Абульгази пишет о кыргызах так: «У Огуз (Угыз) хана был внук по имени Кыргыз. Кыргызы — это его потомки. Племя кыргызов малочисленно. Люди из монгол (могул), татар и прочих племен забредают в поисках воды, пастбищ для своих животных в земли кыргызов и оседают там, сказавшись кыргызами, хотя хорошо знают, какого они рода-племени. Кыргыз и Камкамжут — две области, близко расположенные друг от друга. С одной стороны течет Селенка, с другой Анкрамуран — обе реки большие и полноводные». «(Кыргызы) многие годы жили на реке Анкрамуран. За пределами земли кыргызов она вбирает в себя множество притоков и, разлившись в широкую реку, впадает в соленое море. В самом устье реки стоит большой город. В нем много всякого добра, движимого и недвижимого, полно скота. Лошади там крупные, годовалый жеребенок выглядит так же, как у нас двухгодовалый. Все лошади пестрой масти. Название этого города Алакчын. Возле него пролегает серебряная жила, т.е. место, где добывают серебро. Казаны, ложки, плошки в той стороне — все из серебра. Видно, это и есть та самая сторона, о которой узбеки рассказывают легенды. После смерти Чингисхана страна кыргызов и примыкавшие к ней с четырех сторон земли достались Тули хану. Тот оставил свои владения сыновьям. Старшая жена хана, мать всех его сыновей Сорхантай-бике, была женщиной сильной и властной, все зависело от ее воли. Эта ханша (хан-хатын) посадила в лодки трех благородных жен, каждой дала по тысяче человек охраны и отправила в Алакчын. Сказала: «Езжайте, сможете — отберите город, убейте всех, а не сможете, хоть вести привезите». Много прошло времени, прежде чем женщины вернулись назад, а с ними 2300 человек, 700 погибло. Рассказали, что слухи верны, что взяли достаточно серебра, да не сладили с лодками против течения, пришлось выбросить, мол, жара там нестерпимая, потому и людей много полегло». Река, которую Абульгази именует Селенка, а русские — Селенга, одна и та же, в этом нет сомнения. Река образуется при слиянии Эдера и Чилу-ту, берущих начало в горах Хангая. Ниже, поглотив реку Орхон, Селенка, направляясь прямиком на запад, впадает в озеро Байкал.

Среди ученых существуют расхождения по поводу того, какая из рек прежде называлась Анкрамуран. Вот отчего так нелегко определить места обитания древних кыргызов. Господин Фишер полагает, что это была китайская река Гуан-Гу, желая доказать, что кыргызы были расселены между Селенкой и Гуан-Гу. Хотя мнение Фишера нельзя считать совершенно бездоказательным, все же вследствие ряда причин принять его невозможно. Самый справедливый среди историков Сибири господин Миллер доказывает, что Анкрамуран — это современный Амур. Говоря, что кыргызы жили в долине между реками Селенка и Анкрамуран, Абульгази подчеркивал, что расстояние между ними небольшое. Выходит, река, которую имел в виду Абульгази, может быть только Амуром, писал Миллер. Однако, по моему мнению, рекой Анкрамуран должна быть река, называемая теперь Ангара. Поскольку «муран» по-монгольски не что иное, как река, то Анкрамуран — это река Анкра.

Разница между названиями Анкра и Ангара исчезнет вовсе, если принять к сведению, что некоторые тюрки «г» оглушают как «к». Таким образом, нет больше причин сомневаться в истинности наших доводов. То, что Анкрамуран — это Ангара, подтверждает не только схожесть этих слов. То же самое доказывают древние источники. Самыми древними образцами тюркского языка и тюркской письменности являются наскальные надписи, обнаруженные вдоль рек Енисей и Орхон. По свидетельству ученых, занимающихся расшифровкой этих надписей, они сделаны в VIII, а может быть, в VI — VII веках по григорианскому летоисчислению. Исследования показали, что орхонские надписи по языку ближе всего к южным тюркам.

Енисейские же были приписаны древним кыргызам. Нельзя, однако, не принять во внимание то обстоятельство, что в орхонских и енисейских надписях использованы один и тот же язык и алфавит. Эти открытия ясно показывают, что на обеих реках жили люди, имевшие общий язык, алфавит и принадлежавшие к одному и тому же племени. Все приведенные нами наблюдения, казалось бы, свидетельствуют о том, что загадочная река Анкрамуран — это скорее всего Енисей, чем Ангара. Однако схожесть слов «Анкра» и «Ангара», а также то, что Енисей и Ангара расположены близко друг от друга, текут рядом в одном направлении и сливаются, и то, что Ангара полноводнее Енисея, наконец — полное совпадение со словами Абульгази: «Все воды текут в Анкрамуран»,- все это, вместе взятое, вынуждает признать, что Анкра- это все-таки Ангара. Что касается рассказа Абульгази о городе Алакчын с его лошадьми и серебром, то это оказалось чистейшим вымыслом. Такой город не был обнаружен ни в устье реки Гуан-Гу, ни на Амуре. То, что города на Ангаре не оказалось, не должно поколебать нашу уверенность в том, что Ангара и таинственный Анкрамуран — одно и то же. Чтобы рассеять остатки сомнений, приведем еще один довод.

На современных географических картах показано, что Ангара впадает в Енисей. В действительности же река, называемая Енисеем, меньше Ангары, древние недаром называли ее Кям (малая). Истинным Енисеем следовало бы считать Верхнюю Тунгуску, впадающую в Ангару. Поскольку, как уже было сказано, кыргызы — потомки хана Огуза, родившегося 3400 лет назад по мусульманскому календарю, то народ этот древний. В самом деле с очень давних времен о них упоминается в китайской истории, которая свидетельствует, что в глубокой древности у кыргызов было независимое государство, называемое Гаян-Гун, покоренное в I — II веках гуннами. Кыргызы оказались в южной части государства гуннов. Во времена гуннского владычества они смешались с монгольскими племенами, обитавшими на юге современной Енисейской губернии. В результате смешения название Гаян-Гун было забыто, и народ стал называться хагасы. Впрочем, так их называли, по-видимому, только китайцы, сами они по-прежнему именовали себя кыргызами. Со слов китайских историков, письменность и язык кыргызов были близки к уйгурским, религия была шаманской.

В VI веке кыргызы создали очень сильное государство, границы которого начинались от озера Байкал на востоке и примыкали к восточному Туркестану на юге. Тогда же о них впервые стали упоминать в древних рукописях. Писали, например, что в 569 году император Юстин II подарил Замархка Тике хану, своему послу, отправленному к тюкийскому хану Дизабулу, раба-кыргыза.

Как уже было сказано, слово «кыргыз» стало известно впервые, что, однако, вовсе не противоречит тому, что сами кыргызы существовали за много веков до того. В 758 году кыргызское царство было захвачено уйгурами, после чего упоминания о кыргызах на время исчезли из истории. В 836 — 841 годах, когда государство уйгуров ослабло, кыргызы снова обрели независимость. В 840 году в результате войны между кыргызами и уйгурами, в которой уйгуры были побеждены, кыргызы присоединили часть уйгурской земли. В то время кыргызы жили в верховьях Енисея. Начиная с 873 года сведения о кыргызах-хагасах исчезли из китайских рукописей. В X веке, в результате ослабления государства кыргызов, уйгуры сумели освободиться из-под их власти. Во времена Чингисхана (XIII век) кыргызы были покорены монголами. Абульгази пишет об этом так: «Атана с Турамышем Чингисхан отправил к кыргызам — пусть, мол, покорятся мне. Падишахом у кыргызов в то время был некто по имени Урыс-Инал, который подчинился, отправив хороших людей с многими подарками. Подарил белых кречетов с красными лапками, головой, клювом и глазами». Русский летописец по этому поводу не добавляет ничего. В «Шаджараи турк» год подчинения Урыс-Инала хану не указан, зато в русских летописях он есть — 1207-й. Место, где правил Урыс-Инал, должно быть, недалеко от Монголии, в верхней части современного Енисея.

СИБИРСКИЕ ХАНЫ

Истории известно, что до завоевания русскими Сибирью правили татарские ханы. Теперь уже никакими исследованиями нельзя доказать, что отцы и деды этих ханов правили задолго до Чингисхана. В предыдущей главе мы рассказали, как один из восточносибирских ханов Урыс-Инал без сопротивления покорился Чингисхану. Известно также, что и на западе Сибири были ханы, послушные монголам. Поскольку нашей задачей является описание Западной Сибири, мы хотим, по мере наших возможностей, представить вам этих правителей. В самых полных описаниях Сибири, которыми мы располагаем, годы рождения и смерти ханов не указаны, а потому мы тоже не назовем их. Ограничимся тем, что истории известно.

Тайбуга хан

Судя по историческим свидетельствам, первым среди ханов Западной Сибири упоминается человек по имени Тайбуга. После взятия Чингисханом Бухары (1220 год) киргизский хан Тайбуга, сын Мамык хана, попросил у Чингиза себе в правление земли по Иртышу, Тоболу и Торе. Тот дал согласие и закрепил за ним эти территории. Тайбуга оставил земли сыновьям. Миллер по этому поводу пишет, что Чингисхан, взяв с помощью многочисленных войск земли по Иртышу и Ишиму, вполне возможно, по причине их большой отдаленности не стал удерживать в своих руках, а отдал в правление послушному его воле хану, взяв с него клятву верности. Хотя существуют сведения об отце Тайбуги, о местах его правления, мы не станем приводить их здесь, ограничимся лишь самыми достоверными.

Сделавшись правителем, Тайбуга хан избрал для своего пребывания место, где стоит теперь Тюмень. Построив там город, он назвал его в честь Чингисхана Чинкидином. Господин Миллер пишет, что развалины старой татарской крепости сохранились на этом месте до сих пор. Они занимают небольшую площадь, возвышающуюся между глубокими руслами Торы и Тюмени, в том месте, где последняя вытекает из современного города. Историк пишет, что татары до сих пор называют Тюмень Чинки, или Чимки-Тора.

Город Чинки стоит на Торе, а потому Чинки-Тора вроде бы правильное название. Однако если принять во внимание, что «тора» в древнем татарском языке означает город, то вернее будет сказать: город Чинки. «Тора» в смысле «город» употребляется не только здесь. Истории известны названия таких татарских городов, как Бичек-Тура, Яулы-Тура, Кызыл-Тура, Чубар-Тура, Кызым-Тура. А раз так, выходит, что название города возникло не из названия реки, а наоборот, река получила свое название от города. Правление Тайбуги совпало со временем, когда татары держали в трепете весь мир, а потому, естественно, оно было счастливым.

Ходжа хан

После смерти Тайбуги власть перешла к его сыну Ходже. История не сохранила для нас ничего примечательного, связанного с этим именем.

Мар хан

Преемником Ходжи хана был его сын Мар. Мар хан был женат на сестре казанского хана Упака. Вначале отношения между ханами были самые дружественные, однако со временем испортились настолько, что Упак однажды неожиданно напал на зятя и убил его. Пленив сыновей Мара Абдура и Ябалака, он увез их в Казань. Как жилось пленникам, неизвестно, упоминается лишь, что оба кончили свои дни в Казани. Хозяином города Чинкидин и прилегающих к нему областей по Торе, Тоболу и Иртышу стал Упак. Нам трудно сказать что-либо по этому поводу, потому что человека по имени Упак среди казанских ханов не было. Это мог быть правитель какого-нибудь небольшого княжества, расположенного между Волгой и Яиком. Известно, что в тех местах в старые времена возникали и исчезали вновь небольшие ханства. В сибирских летописях говорится, что власть доставалась иногда людям, никому не известным, часто недостойным. Приняв это к сведению, можно допустить, что Упак выдавал себя за казанского хана, пользуясь тем, что явился из тех краев. Он правил очень недолго, вскоре потерял трон, а вместе с ним и жизнь.

Мухаммед хан

Когда Упак брал в плен племянников, один очень преданный своему хану Мару вельможа спрятал его внуков — Мухаммеда, сына Абдура, и Ангыша, сына Ябалака. Оба получили прекрасное воспитание, хорошо зная, чьи они дети. Когда Мухаммед подрос, стал задумываться, как вернуть трон деда и отомстить Упаку, его убийце. Собрав своих сторонников, скопив силы, он уничтожил Упака и всех его приближенных. Город Чинки также был разрушен Мухаммедом. Власть в Сибирском ханстве снова вернулась к роду Тайбуги. Хотя берега Торы были куда привлекательней, Мухаммед решил перенести свой город на Иртыш. Крепость Чинки, с трех сторон окруженная глубокими буераками, а с четвертой крутым валом, выглядела вполне надежной, однако на ровной, со всех сторон открытой местности укрыться от врагов было трудно. По этой причине Мухаммед и оставил старую, построенную дедами столицу.

Облюбовав высокое место на восточном берегу Иртыша, он укрепил его со всех сторон. Это и был Искер, столь известный в истории Сибири город. Расположен он на правом берегу Иртыша, в 16 километрах от современного Тобольска, выше по течению. Некоторые историки пишут, что Искер основан Мухаммедом, однако это не так. Само название города Иске Ур (старый въезд) говорит об этом. Названи е городу было дано туабеками. Старый город Мухаммед превратил в крепость.

Ангыш хан

После кончины Мухаммеда на его место заступил двоюродный брат Ангыш, тот самый, которого вместе с Мухаммедом укрыли от Упака. Этот хан не совершил ничего заслуживающего наше внимание, а если и было что-то, то история не запечатлела его заслуг.

Касым хан

После Ангыша правил сын Мухаммеда Касым. Он оставил после себя сыновей Бикбулата и Ядкара, которые и правили Сибирским ханством. О Бикбулате более ничего в истории нет, а вот о Ядкаре сведений осталось довольно много, а потому поговорим о нем отдельно.

Ядкар хан.

Время правления Ядкара в Сибири совпало со страшными событиями, когда мусульман-татар, исконных хозяев земель, топили в реках крови, чтобы отобрать у них власть и лишить независимости. В 1552 году Казанское ханство было полностью уничтожено русскими, так что возрождение стало невозможным. Полное разорение государства, существовавшего до того времени много столетий, завершилось крещением последнего казанского хана Ядкара. Было ясно, что та же участь ожидает весь татарский народ. Падение Казанского ханства, бывшего сердцем всего татарского мира, предвещало близкий конец и другим татарским ханствам. Подчеркивая огромную важность для русского государства завоевания Казани, Соловьев писал, что в истории Восточной Европы взятие Казани и водружение креста на берегах ее рек — событие чрезвычайной важности. Он пишет, что героические усилия были необходимы для того, чтобы избавить христианство от ислама и защитить русские земли от грабительских набегов варваров (мусульман). В самом деле, падение Казани означало для татар начало конца всего татарского мира, который в недалеком будущем окажется развеянным в прах. Однако сами татары этого не понимали. В их отношениях почему-то не было ни дружбы, ни любви, ни братства, ни чувства единства, они словно превратились в диких зверей и лишь хмелели при виде крови сородичей. Даже волки не едят волчьего мяса, зато эти с жадностью рвали на куски своих братьев по вере и крови, прямо-таки дрожали от радости, когда за малую выгоду могли продать их. Как исчезает снег в лучах жаркого солнца, так и они, сгорая от нетерпения, торопили свой конец, без содрогания делая все, что противно духу ислама и человечности, не гнушаясь ничем. Если поступки русских можно еще как-то понять, поскольку они прикрывались борьбой за интересы нации и веры и это принесло им в конце концов выгоду, то все, что творили татары, напротив, было лишь предательством веры и совести.

В 1555 году хан Ядкар отправил к царю Ивану из Сибири послов, чтобы поздравить со взятием Казани и Астрахани. Пресловутый Шагали, имя которого примелькалось в истории Казани, умудрился поздравить Ивана Грозного прямо в день падения Казани, опередив Ядкар хана на три года. Сибирский хан не только поздравил русского царя с победой, но сам просил прибрать к рукам Сибирь и назначить дань, чтобы присылать сборщиков дани. Послы от имени Ядкара и всей земли сибирской клялись исправно платить ежегодно по одной собольей и одной беличьей шкурке с каждого темноволосого человека, живущего в Сибири, уверяя, что там проживает 30700 человек. Иван милостиво прибрал к рукам сибирского хана вместе с его владениями и назначил Дмитрия Коробова сборщиком дани. В ноябре 1556 года Коробов вернулся в Москву. Вместе с ним прибыл Баянда, посол Ядкара, и вручил Ивану 700 собольих шкурок, что было гораздо меньше обещанного. Хан оправдывался тем, что на него напал Шайбан хан, взял в плен много людей, так что собирать дань стало трудно. Однако Коробов уверял, что хан мог бы собрать дань, да не пожелал. Иван был разгневан. Он приказал обобрать Баянду и бросить в тюрьму. К Ядкару были отправлены татарские мурзы Даулетходжа и Сабана с приказом довести дело до конца.

В сентябре 1557 года послы вернулись, вместе с ними Ядкар отправил Иштимера с товарищами. Они привезли 1169 соболей. Из них тысяча была данью, сто штук полагалось сборщику, а 69 должны были заменить белок. Вместе со своим ханским знаком Ядкар прислал грамоту, в которой заверял царя в преданности и клялся исправно платить дань. Иван освободил Баянду, милостиво допустил к своей особе и позволил вернуться в Сибирь, приставив к нему двух татарских вельмож — сборщиков дани на следующий год.

Отдавая себя в руки русского царя, Ядкар считал, что под покровительством Москвы ему будет надежней. Однако от Москвы его отделяло слишком большое расстояние, так что рассчитывать на ее помощь во время набегов соседей не приходилось. То же расстояние придавало решимости его врагам, мечтавшим завладеть его землями. Ядкар хан хорошо понимал, что ждет его впереди. Одному из русских людей он сказал однажды: «Я теперь собираю для вашего царя ясак, отправляю послов, для меня наступили очень плохие времена. Я теперь воюю с киргизским падишахом. Киргизский падишах одолеет меня. Сделается падишахом над Сибирью! Вам, конечно, все едино — ясак царю станет платить он».

В те дни в Москву прибыло три посла: Чибичин от Ядкара, Мамин Шаех от Мортазы, Таукин от Ахметгерея. Каждый явился, чтобы просить для своего хана помощи. Однако Иван обошелся с ними сурово и приказал отправить в тюрьму. Вскоре хан Кучум напал на Ядкара, и дань из Сибири поступать перестала. Ногайский вельможа просил Ивана за Таукина и Мамин Шаеха, но принят не был. Зато посол Ядкара Чибичин 15 сентября 1563 года был выпущен на волю. Причиной освобождения было известие о поражении Ядкара и переходе власти в Сибири к хану Кучуму. Захватив Искер, он убил Ядкара, Бикбулата и взял правление в свои руки. Лишь сын Бикбулата Саедек остался в живых, бежав в Бухару (а может, кто-то отправил его туда, чтобы избавить от участи отца).

Убийство Ядкара Кучумом и переход власти в Сибири от рода Тайбути к роду Шайбан хана русские историки относят к 1563 году.

Западно-Сибирское ханство Чингисхан передал Тайбуге хану в 1220 году, когда завладел Бухарой. Выходит, Тайбуга со своими потомками царствовал в Сибири 343 года. А если считать с момента его смерти, наступившей в 1227 году, получается 336 лет. Ханов из рода Тайбуги вместе с ним самим насчитывается семь человек. Если включить в это число также хана Упака, то получится восемь. За 336 (343) лет всего восемь ханов — явление необычное. Казалось бы, жизнь восьми ханов не может заполнить столь долгий срок, их должно быть больше. Однако ханы из рода Тайбуги ладили между собой, любили друг друга. Кроме того, природа тех мест способствовала здоровью, а потому все они дожили до старости, правили много лет. Миллер придерживается того же мнения.

Хан Кучум не имел отношения к роду Тайбуги. Роль его в истории Сибири особая, поскольку именно ему пришлось отстаивать независимость Сибири, воевать с русскими, поэтому мы решили, что о нем уместнее будет поговорить позже, когда речь пойдет о завоевательных походах русских в этот край.

РУССКИЕ ЗНАКОМЯТСЯ С СИБИРЬЮ

Югра и русские

Северные области европейской части России, а также побережье Северного Ледовитого океана Западной Сибири издревле назывались Югра, или Угра. Так же назывались и народы, селившиеся там. Позже места эти стали называться Сибирью, старое название сохранилось лишь на страницах исторических книг, как и название народов. Эти земли были известны жившим на севере русским, они вели с местными жителями торговые дела, например, новгородцы.

Поскольку предметом нашего изучения являются отношения между Сибирским ханством и Югрой, а также завоевание Югры, положившее начало господству русских на огромных пространствах от гор Урала до Тихого океана, считаем нужным немного задержать внимание читателя.

Начав с завоевания Югры, русские все дальше продвигались на восток, разрушая татарские и финские ханства, пока не вышли к восточным морям. Западно-Сибирское ханство, предмет нашего исследования,- лишь одно из государств, разгромленных русскими. Поскольку первопроходцами северных земель были новгородцы, остановимся прежде всего на их взаимоотношениях с Югрой, а уж после приступим к описанию связей Югры с Москвой.

История сохранила мало свидетельств о дружелюбии во взаимоотношениях Новгорода с Югрой, а потому начнем с описания войн между ними. В 1032 году новгородцы дошли до Уральских гор, напали на югорцев и были отбиты. С тех пор набеги на Югру участились. Самый крупный произошел в 1193 году. Новгородцы во главе со своим предводителем по имени Ядри пересекли горы Урала и захватили угорский город. Второй город был подвержен осаде в течение пяти недель. Благодаря хитрости югорцев русское войско было разгромлено, лишь немногие вернулись домой.

Хотя Югра с XIII века считалась частью новгородской земли, она все же сохраняла независимость. Время от времени там возникали бунты. Новгородцы подавляли их, но это мало помогало. В 1446 году два новгородских предводителя, имена которых Василий и Михаил, отправились в Югру с отрядом в 3000 человек. Вначале они одерживали победы, но кончилось тем, что обманутый югорцами отряд был перебит. Вскоре после этого Новгород потерял независимость и земли Югры попали под власть Москвы. На московском троне в ту пору сидел самый деятельный из русских самодержцев Иван III. Не надеясь на силы одного лишь Новгорода, в 1465 году он отправил на север войска во главе с Василием Искрабой и Василием Ермолаичем, приказав им усмирить непокорных. Так силы югорцев были разгромлены, очень многие взяты в плен. Край был покорен окончательно.

В 1467 году 120 вятичей вместе с пермяками напали на вогулов, захватили их главный город Асыку. Такие набеги предпринимались не только русскими. Народы Севера иногда тоже нападали на русских.

В 1455 году вогулы под предводительством князя Ассана совершили набег на зырян и преследовали их вплоть до реки Вычугда. В 1482 году во время набега на пермскую землю они вышли на реку Чардынь.

Годы правления Ивана III вошли в историю как наиболее благоприятные для Руси. Понятно, что уверенное в себе государство не могло сносить беспокойства, причиняемые мелкими народами. В 1483 году для их усмирения Москва отправила сильное войско во главе с Федором Курбским и Салтыком Травиным. Они встретили вогулов в устье реки Пилим, разбили их и принудили покориться. Позже по реке Тавде русские проникли в Сибирь. Продвигаясь вдоль Иртыша, вышли к Оби.

Князь Курбский считал этот поход весьма удачным, потому что в итоге были подчинены сибирский князь Латык, югорский князь Пыткы, два вогульских предводителя. Югорский князь по имени Маедак был взят в плен. В 1499 году в Югру снова были отправлены войска для подавления живших там вогулов. Предводительствовали Симеон Курбский, Петр Ушатый и Иван Заболоцкий. Отряд насчитывал 4024 человека. Они обошли все вогульские земли, захватили города, много людей было убито, несколько предводителей взято в плен. В марте 1500 года благополучно возвратились в Москву.

Существуют разные мнения о том, когда впервые слово «сибирь» появилось на страницах русских летописей. Некоторые полагают, что в 1407 году. В защиту своей правоты они приводят слова русских летописцев: «Тохтамыш хан был убит Идегу на сибирской земле». Уважаемый господин Татищев пишет также, что Токтамыш был убит в Сибири в 1407 году. Однако большинство русских ученых склоняются к тому, что слово «сибирь» на страницах летописей появилось в 1483 году.

Строгановы

Первыми среди людей, занимающих в истории завоевания Сибири заметное место, без сомнения являются Строгановы. Истинное утверждение России на новых землях началось лишь с продвижения русских на северо-восток, с перемещения купцов поближе к Уральским горам. Роль Строгановых в освоении тех краев не может не отметить ни один историк, а потому мы тоже будем писать о них.

По утверждению Видзена, основоположником рода Строгановых является татарский мурза, бежавший в Россию еще во времена Золотой Орды и крестившийся там. Татары были сильно разгневаны этим и начали против русских войну. Русский князь собрал большое войско и двинул против татар, поставив во главе того вероотступника. Однако, на свою беду, бывший мурза попал в плен, и татары предали его мучительной смерти, порезав кожу рубанком. Оставшаяся в России беременная жена погибшего разрешилась сыном. Из-за участи отца мальчика звали «сыном строганого», кличка пристала к нему навечно.

Строгановы считали, что прародитель их, которого они называли Спиридоном, жил еще при Дмитрии Донском. В том, что бывшего мурзу звали Спиридоном, нет ничего удивительного, ведь такое имя было дано ему при крещении. Карамзин пытался отрицать этот факт в биографии Строгановых, однако голландец господин Видзен, дотошливый ученый и великий путешественник, исследовавший много стран, внушает нам больше доверия. Сына Спиридона звали Кузьмой, сына Кузьмы — Лукой, сына Луки — Федором, сына Федора — Аникой.

Сибирская эпопея Строгановых связана с именами сыновей Федора. После взятия Новгорода Иваном III многие его жители бежали. По-видимому, отец Аники Федор был одним из тех беженцев. С той поры это имя в нижегородских летописях не встречается, зато упоминается в Устюге и Сольвычегодске. Аника и его братья прославились тем, что построили несколько заводов по переработке соли.

9 апреля 1517 года царь Василий Иванович дал сыновьям Федора — Степану, Осипу и Володимиру — разрешение на строительство заводов в Устюгском уезде. В те времена многие земли по Каме, от Соликамска до реки Чусовой, пустовали. В 1558 году Григорий Аникович попросил Ивана IV отдать эти земли ему и получил грамоту, дававшую право на владение. Григорий попросил также разрешение построить крепости с пушками, чтобы было где укрыться от ногайцев. Иван дал согласие и на это. Через 10 лет второй сын Аники Яков попросил царя дать ему земли по Чусовой до устья и дальше вниз по Каме 20 километров по обеим сторонам реки. Просил также разрешить построить там крепости, поставить в них пушки и держать пушкарей. Иван не возражал и 25 марта 1568 года выдал соответствующую грамоту. До 1572 года в тех краях было спокойно, пока примерно 40 черемисов, вотяков, башкир и буенцов (?) не явились на Каму и не перебили многих жителей и купцов города Перми.

Когда весть об этом через командующего пермским гарнизоном Булгакова дошла до Москвы, 6 августа 1572 года Иван направил Строгановым грамоту, в которой писал примерно следующее: «Как только получите мою грамоту, примите все меры предосторожности. Найдите очень хорошего предводителя и соберите вместе с ним как можно больше добровольцев из казаков, вооружите их разным оружием. Наберите также преданных нам людей из остяков и вогулов. Как только наберете, пошлите на изменивших нам остяков и вогулов, черемисов и ногайцев».

В 1573 году родственник хана Кучума Мухаммедкул явился с войском на Каму, чтобы разведать дорогу на Пермь. Перебив много остяков, послушных Ивану IV, он увел в плен женщин и детей. Были убиты также посол Чабуков, ехавший по приказу царя к киргизам, и татарские вельможи, состоящие на службе у царя.

Когда до строгановской крепости оставалось пять километров, Мухаммедкул повернул назад.

Сообщив Ивану об этом событии, Строгановы испросили разрешения построить крепость на Тахчи, Тоболе и впадающих в него реках, оснастив их пушками. Грамотой от 30 мая 1574 года царь и на этот раз закрепил за ними новые земли. Якову и Григорию Иван IV приказал набрать и вооружить отряды из казаков, изъявивших на то желание, а также местных остяков, вогулов, югры, самоедов и отправить на завоевание Сибири. Не ограничившись укреплением полученных от царя земель, Строгановы закладывали города, имея на то от царя особое разрешение. 4 апреля 1558 года на основании грамоты, выданной на имя Григория, они приступили к строительству города Канкара. Со временем одного города стало недостаточно. 2 января 1564 года, получив новую грамоту на имя Григория, стали строить город Кергедан.

В 1570 году Строгановы построили возле Канкары монастырь и отдали ему город с близлежащими землями. Подытоживая написанное, заметим, что они, освоив берега Камы и прилегающие к ней горы Урала, сделали их чуть ли не самыми богатыми в России областями.

Большинство русских историков, начиная с Соловьева и Карамзина, утверждают, что в 1579 году Строгановы вызвали с берегов Волги Ермака и в 1581 году отправили на завоевание Сибири, однако их слова не подтверждаются надежными доказательствами. К тому же такие ученые, как Миллер и Фишер, не согласны с этим. Подобные действия Строгановых, как вызов Ермака, противоречили бы условиям, оговоренным в царских грамотах. Решиться на подобные дела самовольно они не могли.

КАЗАКИ. ЕРМАК

Мы уже рассказывали о том, как, убив Ядкара и захватив Сибирское ханство, Кучум стал единовластным хозяином Сибири. Хотя хан правил довольно долго, в последние годы жизни земли у него отнял силой пришлый с Дона казак по имени Ермак Тимофеевич со своими товарищами.

Прежде чем начать рассказ о Ермаке и его жизни, необходимо сказать несколько слов о казачестве того времени, чтобы стало ясно, что оно представляло собой в том далеком прошлом.

Слово «казак» — тюркского происхождения и означает «беглый» (качак, качгак). Бежав из России на ее окраины, казаки жили по соседству с татарами, находясь в самых тесных взаимоотношениях с народом, от которого восприняли свое название.

Само географическое положение Древней Руси диктовало необходимость в казачьих поселениях по ее окраинам. Это было вполне естественно, потому что Россию со всех сторон окружали степи.

С укреплением в Московском государстве самодержавной власти царь взял правление в свои руки, и это прежде всего отразилось на жизни простого человека, который лишился былой воли, был закабален непосильными поборами и отдан боярам в рабство. Все это вынуждало бежать, искать лучшей доли на стороне. Понятно, что на такое решались самые отчаянные и дерзкие. Таким образом, если главной причиной возникновения казачьих поселений явилось географическое положение России, то и внутренних причин было более чем достаточно.

Вот из таких отчаянных голов и сложилось казачье сословие. На Дону большая часть казаков обосновалась в XVI веке. Беглые обычно предпочитают не трудиться, жить за чужой счет. Донские казаки не были исключением — промышляли разбоем. Не довольствуясь гористыми берегами Дона, они стали совершать набеги на Волгу, грабя там бухарских и иранских послов и купцов. Столь же хладнокровно нападали они и на своих, русских, не стесняясь при случае поживиться и царской казной.

Если малорусские казаки лишь в начале XVII века стали добираться на легких своих ладьях до берегов Черного моря, нападать на его северные, восточные, а иногда и южные берега, опустошая татарские и турецкие города (первые поселения запорожских казаков стали появляться во второй половине XVI века), то вольница донских казаков, давным-давно окрепнув, держала в страхе земли далеко окрест себя.

Расправившись с Казанским и Астраханским ханствами, расширив границы своего государства до самого Каспийского моря, Иван IV начал вкушать плоды своих деяний. Бухарские и иранские караваны, которые еще в древние времена проложили дорогу в Булгар, стали теперь приходить в Россию. Для лихих людей, засевших в крепостях на Дону, эта добыча была особенно желанной, поскольку товары купцов никем не были учтены. В 1549 году ногайский мурза Юсуф отправил в Москву жалобу на казаков. Царь ответил ему так: «Эти беглецы живут на Дону без нашего на то согласия, скрываясь от нас. Мы уже несколько раз посылали. Только наши люди поймать не могли. Вот снова собираемся послать, чтобы переловили. Кого поймаем, предадим пыткам. А сами вы не могли бы поймать? Коли поймаете кого, дайте знать». После этого Юсуф жаловался еще несколько раз. 1 октября 1577 года для борьбы с казаками на Волгу и Дон был снаряжен большой отряд во главе с Иваном Мурашкиным. Мурашкин взял в плен и казнил довольно много казаков, но большинство пойманных бежали. Был среди них и атаман Ермак Тимофеевич, которому судьба готовила необыкновенное будущее. Поднявшись по Каме до Чусовой, он с товарищами оказался в Кергедане, построенном Строгановыми. На Каме в то время жил Максим Строганов, сын Якова, внук Аники. Хотя казаки пришли сюда не с целью грабежей, все же добрыми людьми они не стали. Максим вынужден был принять их, так как опасался незваных гостей.

Сам факт, что во владения Строгановых на Урал казаки пришли с Волги, поднявшись по Каме, разногласий у историков не вызывает. Спорят о том, как они туда пришли, — по вызову Строгановых или сами, когда это случилось и сколько их было. Карамзин, Соловьев и другие подобные им историки последнего времени считают, что 6 апреля 1579 года, получив от Строгановых письмо, казаки в составе 540 человек отправились на Каму и прибыли туда 21 июня. Оставаясь у Строгановых до 1581 года, они оказали им много услуг: разгромили, например, 680 вогулов, напавших на имение Строгановых во главе с Бигбиле, взяв самого мирзу в плен. Через два с лишним года, 1 сентября 1581 года, придав отряду еще 300 человек (так что всего стало 840), Строгановы отправили их на восток для покорения Сибири. Историки эти опираются на так называемую «Строгановскую летопись», неизвестно когда и кем написанную.

Поскольку среди русских историков, приверженных к истине, указанный источник не пользуется доброй славой и текст его противоречит написанному Миллером и Фишером, самыми честными среди историков, мы не можем отнестись к нему с доверием. По мнению Миллера и Фишера, число казаков, разбойничавших на Волге вместе с Ермаком, было 7000. К Строгановым прибыло 6000.

Слепые патриоты-фанатики, подобные Карамзину и Соловьеву, силятся отмыть вора и убийцу Ермака, придать ему благообразный вид. Тогда как Миллер и Фишер не скрывают его разбойничьей сути, и во время плавания по Волге, Каме и Чусовой он показан тем, кем на самом деле и был. Отправляя Ермака в Сибирь, историки ни словом не упоминают о его национальных и религиозных чувствах, он так и уходит туда хищником и дикарем.

Господа Миллер и Фишер участвовали в экспедиции, которая была снаряжена в XVIII веке для изучения Сибири. Первый из них работал там с 1733 по 1743 годы, изучил все имевшиеся архивы и написал по истории Сибири самостоятельный труд, получивший широкую известность. Второй провел в Сибири 10 лет — с 1739 по 1749 годы, изучая историю края непосредственно. Каждый был командирован в Сибирь Академией наук. Эти два человека оценивали события честно, независимо от того, о ком идет речь — русском, татарине, еврее, мусульманине или христианине, исходя лишь из строго научных соображений. Вот почему мы предпочитаем мнение этих ученых, считая слова Карамзина и Соловьева недостаточно обоснованными. Рассказывая о самом Ермаке и его походе, мы также намерены уделять основное внимание мнению уважаемых ученых.

Будучи донским казаком, Ермак неотделим от своих товарищей, надо бы говорить обо всех казаках вместе, но он был незаурядным предводителем, поэтому необходимо сказать о нем несколько слов отдельно.

Ермак — это тот человек, который отнял у татар огромные земли Сибири. Передав их России, он увеличил ее территорию до неслыханных размеров. Мы намерены уделить этому человеку не меньше внимания, чем русские историки, скрупулезно изучающие каждый его шаг.

Ермак

Относительно места рождения Ермака в истории существует множество толков, однако все это одни предположения, не более. Точных сведений нет. Кто-то утверждает, что Ермак родился на Каме. Кто-то полагает, что он выходец с берегов Дона. То же самое можно сказать о происхождении его имени. Некоторые историки заявляют, что его настоящее имя Василий. Позже, когда он с казаками разбойничал на Волге, его назначили кашеваром. Отсюда якобы и прозвище Ермак, что на древнетатарском языке означает «котел». Поскольку это имя не относится к числу православных, никто не может согласиться с тем, что оно настоящее. Некоторые полагают, что это производное от Ермолая. Карамзин полагает, что Ермак перекликается с именем Герман. Мы же думаем, что подлинное имя Ермака — Ермил, по-свойски — Ермак. Имя было распространено, и не один завоеватель Сибири носил его. Даже среди сопровождавших Ермака казаков был еще один с таким именем. Одного остяцкого князя после крещения назвали Ермилом, так что он тоже был Ермаком. Известны еще и такие разновидности этого имени: Ермачок, Ермачко, Ермачишка.

Между прочим, много местечек и деревень в Сибири связано с именем Ермак, хотя они никакого отношения к нашему завоевателю не имеют. Возле Тобольска, на реке Мостовая, было Ер-маково; на реке Плоской стояла деревенька Ермачково. Их назвали по имени людей, основавших эти поселения. Ермак ничего общего не имеет с Ермолаем, потому что иначе было бы Ермошка или Ермолка. Один туринский татарин после крещения был переименован в Ермолая, так что его хутор на берегу Ницы называли Ермолаевым Уделом. В документах, имеющих отношение к Сибири, имя Ермил почему-то совершенно не встречается. Может быть оттого, что в ходу больше была простецкая форма Ермак. Словом, имя это не имеет ничего общего с татарским котлом, и с Германом тоже.

Исторические книги подробным образом расписывают последние годы жизни Ермака и ничего не сообщают о прежней его жизни, поскольку он не был сыном прославленного человека, да и сам в молодости ничем не отличался от прочих людей. По этой причине время его рождения нигде не значится.

Жизнеописание Ермака во всех книгах начинается с его разбойничьих похождений на берега Дона, Волги и Хазарского моря. Мы уже писали, как бесчинствовали казаки, как 1 сентября 1577 года был послан хорошо вооруженный отряд Мурашкина, чтобы покарать их, и о том, как Ермаку удалось бежать из плена.

Судя по свидетельству серьезных ученых, Ермак не был в плену у Мурашкина. Едва прослышав о том, что для поимки казаков выслано сильное войско, он с товарищами бежал на Урал. Было это 28 августа 1577 года, т.е. не после стычки с правительственными войсками, а задолго до этого. Поднявшись по Каме, атаман вышел к строгановским владениям. Хозяева, понятно, приняли их — кому охота связываться с разбойниками? Ермак пробыл там с конца 1577 года до середины 1578-го.

Живя на Урале, Ермак много слышал о Сибири и живших там народах. Через зырян, которые не раз ходили туда на охоту, он получил много полезных сведений, узнал, что проникнуть в Сибирь можно по Чусовой. Тогда-то ему и захотелось пойти за Урал да хорошенько поживиться. Летом 1578 года он отправился в поход по Чусовой.

Конечно же, Ермаку и в голову не могла прийти мысль о том, чтобы добыть сибирские земли для русского государства. Он понятия не имел, что ждет его впереди. Его интересовала только пожива.

К решению Ермака Строганов не имел ни малейшего отношения, разве что дал разбойникам в дорогу все, что они потребовали. Пусть бы попробовал не дать! Ему было абсолютно безразлично, что будет с этими тысячами разбойников, иначе предложил бы проводника, в котором те, как выяснилось, нуждались.

Плывя по Чусовой, казаки по ошибке зашли на Сылву, приток Чусовой. Говорят, это случилось 26 сентября. Ермак, не подозревавший о своей оплошности, продолжал путь к верховьям Сылвы. Он слишком поздно узнал, что заблудился. Плыть назад было уже нельзя, пришлось остаться на зиму. Ермак устроил зимовье, укрепил его, чтобы было где укрыться от набегов уральских татар. Это место до сих пор именуется Ермаковым городищем.

300 казаков были отправлены для ограбления окрестных вогулов и вернулись с богатой добычей. В начале весны атаман собрался в путь. Некоторые товарищи попросили разрешения остаться на Урале. Ермак позволил им.

До Ермака русских поселений в тех местах не было. Пожелавших остаться оказалось немало. Отряд Ермака насчитывал теперь не более 5000 человек. Казаки, ходившие зимой грабить вогулов, принесли о Сибири более точные сведения. Теперь, испытав все на себе, они хорошо знали, что пускаться в столь дальний путь, не запасшись провизией, нельзя, может не хватить сил. Знали также, что без ружей им сибирские народы не одолеть.

Понимая, что провиант и оружие, кроме как у Строганова, взять негде, Ермак, выбравшись из Сылвы, поплыл вниз по Чусовой. Промышленник, естественно, оказался в затруднительном положении, потому что вооружить и обеспечить провиантом такое количество людей было непросто даже ему. Он дал понять, что такое дело ему не по плечу, на что казаки отвечали угрозой убить его и разорить владения. Строганову ничего не оставалось, как добыть для них все и даже три пушки в придачу. Впрочем, он не забыл взять расписку о том, что, если казакам повезет, он свое получит назад.

Приготовившись к походу, Ермак потребовал несколько проводников, боясь снова сбиться с пути. Прощаясь с Максимом Строгановым, который так его выручил, Ермак обещал, если Бог пошлет ему удачу и поможет вернуться, непременно заплатить за все, отблагодарить его лучшим образом.

Тем временем весть о беглых разбойниках и о помощи, оказанной им Строгановым, дошла до Москвы и стала известна царю. По этому поводу Иван Грозный прислал Максиму Строганову сердитую грамоту от 16 ноября 1582 года.

Плыть по Чусовой было очень тяжело. Во-первых, река была мелководной; во-вторых, грести приходилось против течения. Чтобы ускорить продвижение, нужно было попасть в реку Серебрянку. Оттуда открывался путь на Тору, из Торы — в Тобол, а из Тобола — на Иртыш. Караван повели по реке Межевая Утка, которая оказалась слишком мелкой, непроходимой. Понадеявшись, что она окажется более удобной, чем Серебрянка, проводники просчитались. Пришлось вернуться назад и искать подходящую реку.

Пока казаки блуждали, лето подошло к концу. Выйдя из Серебрянки в том месте, где в нее впадал Кукуй, Ермак приказал готовить зимовье, укрепить его со всех сторон. Зимовье сохранилось до сих пор. Оно также называется Ермаковым городищем. Войско Ермака с 5000 сократилось до 3000. Во-первых, это объяснялось большими трудностями в пути. В результате казаки бежали. Во-вторых, люди гибли из-за ссор, кончавшихся кровавыми развязками.

В тех местах было много вогулов. Казаки же держались только за счет грабежей. Они отбирали у местных жителей не только съестные припасы, но все, что ни попадалось под руку. Бедные вогулы обречены были на смерть от голода и холода. Из-за такой жестокости жители тех мест не испытывали к пришельцам добрых чувств. Слух об их делах прокатился по всей округе, и люди затаились в страхе.

Чтобы избавиться от непрошеных гостей, местные жители объединили свои усилия. Когда часть казаков, переправившись через Тагил, вышла к реке Нейва, татары и вогулы под предводительством местного мурзы напали на них и обратили в бегство. Иные из казаков погибли в стычке. Вернувшись к Ермаку, казаки рассказали о случившемся. Позже на месте, где жил мурза, появился городок, названный Мурзинское. На этом месте произошла первая стычка казаков с татарами.

С наступлением весны предстояло возобновить поход вглубь Сибири. Ермак был занят обдумыванием маршрута. Ему подсказали, что в десяти километрах от их стоянки течет река Баранжа, впадающая в Тагил. Из Тагила будто бы можно попасть в Тору, а из Торы выйти к Тоболу и Иртышу. Этот путь был наиболее удобен. Местность до Баранжи была ровной, с вещами добраться нетрудно. Расчет оказался верным, все удалось наилучшим образом. Ермак распорядился было приволочь лодки, но такая работа оказалась чересчур тяжелой. Лодки пришлось бросить.

Перед походом Ермак произвел смотр войска. К тому времени у него оставалось всего 1636 человек. Кто-то был убит в стычках с местными жителями, кто-то бежал, кто-то умер собственной смертью. Осмотрев и пересчитав людей, подготовив в дорогу все необходимое, 1 мая 1580 года, едва вскрылась земля, Ермак выступил в поход.

Река Жаравла впадает в Баранжу с юга. В ее устье Ермак велел построить небольшие плоты, на которых добирался вплоть до самого Тагила. На этой реке занялись строительством больших лодок и провели там несколько недель. На всякий случай Ермак приказал обнести место крепостной стеной. Это было еще одно Ермакове городище, известное до сих пор. Находится в трех километрах от устья Баранжи, на западном берегу Тагила.

Ничто не отвлекало казаков от дела, вскоре они снова были в пути. Спустившись по Тагилу, поплыли по Торе. На месте нынешнего Туринска в те времена стоял городок, и жил в нем татарский бек по имени Япанчи, правитель тех мест. Под началом у него были не только татары, но и вогулы. Япанчи быстро собрал людей, сколько смог, и напал на Ермака, чтобы не пропустить его дальше. Это был первый серьезный бой с сибирскими татарами. Произошел он возле современной деревни Усениново.

Татары не смогли причинить казакам большого ущерба. Тора в том месте резко поворачивает на север и делает петлю. Пока казаки плыли по ней, Япанчи, перебежав напрямик, снова устроил им засаду. Новое место было очень удобно для нападения, однако дела и теперь шли не лучше. Стрелы, пущенные с берега, долетали лишь до середины реки и были не страшны для казаков, тогда как их пули попадали в цель. Татар и вогулов пугали даже звуки выстрелов, обращая их в бегство. Разозленный назойливостью Япанчи, Ермак приказал остановиться и напасть на его городок. Татары не смогли отстоять его. Городок был ограблен и сожжен. Та же участь постигла и другие татарские поселения на Торе.

В первых числах августа лодки Ермака подошли к татарскому городу Тюмень. После непродолжительной битвы город был взят. Места там очень красивые, татары жили богато, имели много хлеба и скота. Ермаку это пришлось по душе, и он решил остаться в Тюмени на зиму. Людям он приказал добыть у татар как можно больше продовольствия, чтобы хватило на всю зиму. Казаки рассеялись по окрестностям, некоторые добрались даже до Тархан Кала на Тоболе. Этот город подчинялся непосредственно самому хану Кучуму, о котором речь пойдет дальше. Слово «тархан» на древнетюркском означает «вельможа, освобожденный от ясака главному хану, обязанный, однако, помогать ему в случае войны». Хотя сам тархан налогов не платил, на зависимых от него людей эта привилегия не распространялась. В Тархан Кала жил как раз такой подданный хана Кучума.

Когда посланные Ермаком казаки пришли в город, там находился сборщик податей хана Кучума по имени Котыгай. Казаки схватили его и повели в Тюмень к Ермаку. Атаман встретил пленника приветливо, стал расспрашивать о здоровье хана, о житье в тех краях. Он заявил, что сам собирался навестить хана, но задержался. Теперь, к сожалению, не сможет, потому что весной вернется назад, в Россию. После, желая удивить гостя, атаман приказал пятерым казакам одновременно выстрелить в воздух. Сборщик податей, которому в жизни не приходилось ни видеть, ни слышать ничего подобного, был поражен. Ермак проводил его, вручив богатые подарки для хана, его жены и сыновей. Он просил передать привет всем приближенным к хану мурзам, его домочадцам. Хитрый Ермак рассчитывал таким образом усыпить бдительность хана, чтобы тот не мог догадаться о его планах и не готовился к войне.

Освободившись от чужаков, Котыгай со всех ног кинулся в Искер, забыв о своих делах. Каждому встречному он рассказывал о том, как казаки угощали его, как пять человек стреляли невидимыми стрелами, какие подарки дали,- словом все, не упустив ни единой мелочи. Добравшись до хана, он передал ему привет и подарки Ермака, подробно поведал обо всем, что видел и слышал. Поначалу хан обрадовался подаркам, однако, чем больше думал он о Ермаке, тем тревожней становилось у него на душе. Он, конечно же, не поверил тому, что чужаки весной собираются покинуть его пределы. Чтобы понять, что же происходит на самом деле, он созвал «курэзэ» (ясновидцев) и велел узнать, что ждет его впереди. Те сказали: «Этот Ермак принесет нам большие несчастья и много горя». Услышав это, Кучум разослал во все стороны гонцов с приказом готовиться к войне, собирать войско.

Продолжение

(Посещено: в целом 771 раз, сегодня 1 раз)

1 комментарии

  1. «Сибирь» слово тюркского происхождения означающее — Сиб(сув)вода, ир(ер)земля — водянистая земля(болота) болотистая земля…

Оставьте комментарий