Орзикул Эргаш. Логика. Рассказ

034      Скажу заранее: я сам был свидетелем всего, о чем здесь написано. Это произошло прошлым летом в моем родном кишлаке во время отпуска. Там живет мой двоюродный брат Умрзак, сын тети. Мы с ним в одном классе учились. Он отлично знал математику. Уговаривал я его поехать со мной в Ташкент: поучишься, говорил, в Нархозе или Сельхозе, дела пойдут в гору. Но он не согласился, не мог оставить мать одну. Когда вернулся после армии, стал неплохим трактористом. Но страсть к выпивке его погубила. Все уговоры не пить пропускал мимо ушей.

054Орзикул Эргаш
ЛОГИКА
Перевод А.Абдуллаевой и Б.Зикириллаева
01

– Ладно, Шавки ака, поговорим-ка лучше о вашем творчестве, – прервав своего собеседника–журналиста, сказал Азим. – Вообще, творчество – это единственное, что остается после нас!
– Началось, – тоскливо подумал хозяин дома Шавкиддин, зная любовь гостя к пространным рассуждениям. – Не себя ли он имеет в виду? – Да как вам сказать, Азимбой… Кое-что пишу, хотя вряд ли вас это заинтересует.
– Ах, вот как! – обиделся Азим. – Если я занимаюсь другим делом, это не значит, что в творчестве ничего не смыслю. А может быть, я ошибся в выборе профессии?!
– Твоя ошибка оказалась спасительной и для тебя, и для всех вокруг, приятель, – мысленно усмехнулся Шавкиддин и продолжил вслух: – цените то, чего вы уже добились, ведь ваша профессия не принесла вам вреда, не так ли?
– Да, Вы правы, Шавки ака, – обида на лице Азима на мгновение сменилась одновременно растерянно-довольным выражением: – Но… это самое… Знаете, частичка моей души тянется все же к творчеству. Так и хочется взять и написать о чем-нибудь. Иногда просто не терпится! Как бы мне изложить все мои мысли на бумаге?!
Шавкиддин, как показалось Азиму, вдруг стал загадочно серьезным: – вам следует нанять стенографистку. Так делал Достоевский.
– Кто-кто?
– Достоевский. Тот, кто написал роман «Идиот».
– «Идиот»? То есть «Сумасшедший», «Ненормальный»?
– Ну да, можно и так сказать. Толстая такая книга. Он диктовал стенографистке, а она записывала. Один-два месяца, и книга готова.
Азим постарался скрыть удивление и с деланным равнодушием заметил:
– Конечно, легко, когда за тебя кто-то старается.
Увидев выходящих из внутренних комнат жену Лолу и хозяйку дома Хосият, он с воодушевлением продолжил: – Да я могу рассказать такие истории, по сравнению с которыми нынешние хваленые телесериалы гроша ломаного не стоят! И вашего Достоевского с его «Чокнутым» превзошел бы!
– Моего мужа сериалы сводят с ума, – сказала с улыбкой Лола. – Только начнется какой-нибудь, тут же вскакивает, начинает метаться по комнате и то и дело вскрикивает по-русски: Черт побери! Черт побери!
– Он что, не любит сериалы!? – от удивления Хосият присела, забыв, что хотела поменять остывший чай.
– Да нет, не то что не любит, но, по его словам, у него внутри бурлят свои сериалы. Я ему говорю: они же выкипят, надо их выпустить наружу. А он мне: – Время еще не пришло!
Ну, вот и ждем, когда придет это время, – усмехнулась Лола.
– Тогда, может быть, вам поможет диктофон? Можете часами надиктовывать, а будет время, – перепишете на бумагу. Да и Лола-хон вам поможет.
– Моя госпожа ничего бесплатно не делает, – усмехнулся Азим.
– Как и вы, – парировала жена. Супруги давно уже освоили принципы новой жизни: он – врач санэпидстанции, она – медсестра в поликлинике пополняли семейную казну за счет «левых» доходов.
– Ну, Шавкиддин ака, с диктофоном разберемся, а теперь о деле, – уже без улыбки добавил Азим. Под впечатлением от прошлого разговора с вами я тут же написал рассказ, показал его друзьям. Один из них, повар в кафе, обещал помочь с публикацией.
– Где? В кафе?
– Да нет же! Но у него кто-то из постоянных клиентов работает в газете. Говорит, что угостит их фирменными пельменями, и дело в шляпе.
– Н-да… «Высоким» авторитетом пользуются газетчики! – подумал Шавкиддин, и тут ему вспомнился недавний похожий случай. Два года тому назад его донимал такой же «поклонник литературы» с просьбой подготовить рассказ к публикации. Шавкиддин долго возился с черновиком, превратил его в нечто, похожее на рассказ, который, к удивлению Шавкиддина, был опубликован с космической скоростью.
– Друзья помогли, – объяснил ему клиент. – Рассказ этот приложат к остальным документам как свидетельство моего писательского таланта. Очень хочется добиться места «ответственного за просвещение» района. Если дело выгорит, за мной не заржавеет.
Шавкиддин тогда рассказал об этом случае Азиму, но тот, похоже, не понял сути произошедшего, а воспринял это как руководство к действию.
– Но я решил, ака, все же сначала вам показать свое сочинение. Как-никак, оно у меня первое. Что-то, может быть, потребуется немного подредактировать. Да лучше я сам вам сейчас же и прочту его, вы ведь знаете почерк медиков. С этими словами Азим вытащил толстенную тетрадь, но вместо чтения последовал перессказ:
– Скажу заранее: я сам был свидетелем всего, о чем здесь написано. Это произошло прошлым летом в моем родном кишлаке во время отпуска. Там живет мой двоюродный брат Умрзак, сын тети. Мы с ним в одном классе учились. Он отлично знал математику. Уговаривал я его поехать со мной в Ташкент: поучишься, говорил, в Нархозе или Сельхозе, дела пойдут в гору. Но он не согласился, не мог оставить мать одну. Когда вернулся после армии, стал неплохим трактористом. Но страсть к выпивке его погубила. Все уговоры не пить пропускал мимо ушей. Не могу, говорит, не пить, иначе все внутри сгорит. Но самое худшее – как выпьет, сразу лезет в трактор и, как на коне, на нем скачет.
– И что, столкнулся с кем-то? – спросил Шавкиддин.
– Да если бы… Все можно было бы уладить, договориться с кем надо. Но этот дуралей сам покалечился. Дело было так. Сидели мы на одной свадьбе. В водке недостатка не было. Умрзак упился по самые уши, я его еле домой доволок. Сижу, смотрю по телевизору «Поле чудес», вдруг во дворе шум, гам. Выскакиваю, а там свое поле чудес – Умрзак бегает по двору, рукой за глаз схватился, никто поймать его не может. Еле остановил, хотел глаз осмотреть, а там кровь… Что, вы думаете, произошло? Этому идиоту (вот где Достоевский!) вдруг спьяну приспичило поменять стекло в кабине трактора. Знаете, после установки стекла его следует укрепить по контуру резиной. Так вот, когда мой пьяный братец проделывал все это отверткой, она отскочила и острием ему прямо в глаз! Понятно, что глаз был потерян.
– Ну, а теперь, – прервался Азим, – я зачитаю вам финал моего рассказа: «никто из собравшихся во дворе помочь Умрзаку не мог. Но эти страдания Умрзак-боя ничто по сравнению с тем, что его ожидает в будущем…»
Азим закрыл тетрадь и с самодовольной улыбкой оглядел всех вокруг.
– Ну как, справедливый вывод, не так ли?! Теперь вся жизнь его пройдет в страданиях, и ничто ему уже не поможет.
Хосият сочувственно покачала головой: – Да, тяжело придется бедняге…
Шавкиддин, все это время стоявший молча, опустив голову, спросил: – Как же вы помогли своему брату? Показали его окулисту? Вы ведь как медик должны были знать, что и второй глаз мог быть поврежден.
– Да, он пролежал потом в больнице, – Азиму явно было интереснее услышать отзыв о рассказе, а не о своей роли во всей этой истории. – Я сам его туда устроил, друзья за ним хорошо ухаживали.
– Друзья?
– Да, а я его хорошо отругал. Сказал ему, что он круглый дурак, сам себя покалечил. Так он мне в ответ: – Видно, судьба моя такова… Даже после всего происшедшего он не считает себя виновным.
– И вы об этом написали рассказ?
– Да, я хотел, чтобы люди знали.
– Что Ваш брат остался инвалидом?
– Нет, о вреде алкоголя. Ну что, просмотрите мой рассказ? Кстати, это мой друг повар из кафе, порекомендовал обратиться к вам. Если, говорит, тот человек отредактирует рассказ, то наверняка его напечатают. Вы, оказывается, в большом авторитете, а даже не говорите об этом!.. Итак, сколько дней вам понадобится?
– Не понял?
– Сколько, говорю, вам нужно дней для просмотра? Я в долгу не останусь, отблагодарю!
– Хорошо, – нахмурился Шавкиддин, просмотрю, но только одно условие – найдите настоящую причину того, что Ваш герой ослеп.
– Причина, разумеется, в алкоголе. Не выпил бы, не полез бы на трактор.
– Но он же тракторист, вот и возился с машиной! Мы обычно оцениваем происходящее по внешним признакам, а ведь есть еще и скрытые мотивы.
– Слишком запутанно, – покачал головой Азим.
– Объясню попроще, на примере одной истории. Во дворе одного дома был арык, протекающий и через соседний двор, хозяин которого держал гусей. Как-то он заметил, что гуси сгрудились вокруг чего-то и встревоженно гогочут. Оказалось, что они перекрыли течение воды, не давая ей унести упавшего в воду малыша. Гуси, получается, спасли ребенка.
– Да это случайность!
– Далеко не так. Ребенок оказался сыном соседки, которая, будучи еще беременной, подкармливала этих гусей. Ее доброта была вознаграждена свыше и вернулась к ней спасенным малышом.
Азим цинично рассмеялся.
– Да, теперь все вдруг стали такими набожными! Но какое отношение все это имеет к моему рассказу?
– Самое прямое. Постарайтесь во всем, о чем вы пишете, найти настоящую логику.
– Да все просто! – вспыхнул Азим. Брат был пьян, это и есть единственная причина всего случившегося!
– Это лишь видимые нити. Но верно говорят, что ни один лист не упадет на землю без воли Божьей. Всякое наказание дается не просто так. Может, Умрзак проклял кого-нибудь, или зло подшутил над кем-то?
– А ведь верно, – вдруг взволнованно произнесла Лола. – Есть у нас подслеповатый сосед Маруф ака. Умрзак все дразнил его слепцом. Обиделся тот крепко, наверное.
– Вот видите, – обрадовался Шавкиддин. – Нет ничего случайного в этом мире.
Азим вдруг воспрянул духом от внезапной догадки:
– Понятно: выходит, все слепые люди прокляты!
Шавкиддин замолчал, поразившись логике своего гостя. Потом мягко возразил: – Нет, конечно. Замысел Божий не всегда открывается нам сразу. Вот послушайте: один мой знакомый в аварии потерял ноги. Но теперь этот парень благодарен судьбе за свою инвалидность. До этой трагедии, будучи здоровым человеком, он вел беспутный образ жизни. Теперь же, поняв цену жизни, не просто не опустил рук, а стал владельцем предприятия, на котором трудятся пятьдесят человек. Нашел себя благодаря своему недугу. Возможно, и Умрзака судьба не наказала, а пожалела…
– Дай-то Бог, – с жалостью сказала жена Азима. – Надеюсь, он теперь совсем не пьет?!
– А?! – Азим явно додумывал какую-то мысль. – Не знаю, этот дурак никого никогда не слушал… Значит, говорите, ничего из этого не выйдет?
– Почему же? Я ведь обещал посмотреть. Вот мы, кажется, и нашли настоящую причину того, что произошло с вашим братом, – взглянув на женщин, сказал Шавкиддин.
Он еще раз убедился в истинности того, к чему сам пришел после долгих лет размышлений и поисков. И его душа наполнилась светом и благодарностью.

045

(Посещено: в целом 78 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий