Как Шекспир стал шейхом Зубейром

Каким вы знали Шекспира? Создатель самых прекрасных сентенций английского языка, один из крупнейших поэтов и писателей всех времен и всего мира, национальная гордость англичан.

Вопросы о личности и жизни Шекспира в течение нескольких столетий привлекали интерес его поклонников и овладевали их разумом. В Великобритании и во всем мире возникали сотни конспирологических теорий, в которых поднимались вопросы о том, действительно ли эта личность существовала в истории, какие из произведений на самом деле написаны Шекспиром, а какие были присвоены им. Утверждалось, что простолюдин, не имеющий аристократических корней, не может обладать таким неординарным талантом, при котором эстетическое восприятие, формируемое его произведениями, явно выходит за рамки его скромной персоны. Высказывались предположения о том, что имя Шекспира на самом деле используется в качестве псевдонима другими авторами.

Хотя специалисты по шекспирологии и специализирующиеся в области англоязычной литературы ученые говорят о том, что в этих идеях нет и доли истины, посвященные жизни и творчеству Шекспира теории заговора до сих пор популярны.

Самый необыкновенный и из ряда вон выходящий вклад в эту дискуссию внесла не Великобритания, а, что весьма неожиданно, Ливия.
Муаммар Каддафи, свергнутый диктатор Ливии, в 1989 году заявил о том, что Шекспир на самом деле является арабом по имени шейх Зубейр. В соответствии с этой мыслью, происхождение араба Шекспира (то есть шейха Зубейра), который жил в Англии, связывается с регионом Персидского залива. Интересны аргументы, приводимые в пользу этой версии: толстые губы и мусульманская борода, а также неприветливые взгляды в отношении евреев, турок и англичан (кто еще, кроме араба, мог бы быть не в восторге от этих трех национальностей одновременно?).

Впервые эта мысль в юмористической форме была озвучена в XIX веке одним ливанским писателем – Фарисом аш-Шидьяком, а затем в 1989 году Каддафи придал ей «официальный» характер. Британский империализм играл в очередную свою игру и, ассимилировав арабского шейха, превратил его в свою национальную гордость. У Каддафи, который полагал, что птичий грипп – это биологическое оружие, разработанное Западом, в этом многоцветном мире всему было одно объяснение.

Вопрос этнического происхождения крови, которая текла в жилах Шекспира, – это, конечно, бесполезное занятие.

Однако история Ближнего Востока последних 50 лет странным образом не может не создавать ощущения того, что мы наблюдаем одну шекспировскую трагедию. Разве Ричард III, который для сохранения собственной власти не воздерживался от разного рода аморальных поступков, невольно не стал для некоторых арабских диктаторов образом для подражания? Или что это, если не образ Макбета, когда, придя к власти путем переворота, диктатор, в первую очередь, ликвидирует прежний кадровый состав и проводит всю свою жизнь в паранойе? Разве столь невелико количество ближневосточных лидеров, которые, подобно Гамлету, в погоне за призраком своего отца даром тратят свою жизнь в стремлении отомстить убийце?

Неизвестно, был ли Шекспир арабом, но, совершенно точно, он был прекрасным экспертом по Ближнему Востоку.

(Посещено: в целом 55 раз, сегодня 1 раз)