Опять о львах и шакалах или кыргызские ученики Геббельса

087   История со «львами и шакалами», рассказанная в «МК» три недели назад (читайте здесь), получила неожиданное продолжение. Местные националисты не придумали ничего лучше, кроме как обвинить меня в разжигании межнациональной розни. Дело дошло до угроз и оскорблений со страниц кыргызскоязычной прессы. В частности, газета «Фабула» посвятила моей персоне не одну публикацию, обозвав меня «сартом», который «прилично потрепал репутацию великодушных кыргызов». Примечательно, что после серии подобных опусов главред этого «боевого листка» указом премьер-министра был переведен на должность руководителя правительственной газеты «Кыргыз Туусу». И кто-нибудь теперь посмеет отрицать, что национализм в Кыргызстане развивается не на государственном уровне? Далее

Евгений Евтушенко о графоманстве, политике и поэтах

055    Гражданской лирики сейчас практически не существует. Не могу сказать, что всё – сплошная графомания. Талантливые люди есть. Например, мне нравится Вера Полозкова, но это не означает, что она – единственный ориентир гражданской поэзии. У неё есть свой взгляд на положение женщин в современном мире, и она его отстаивает. Полозкова – редкое явление. Есть ещё такая талантливая женщина – Вера Павлова. Правда обидно, когда она начинает заниматься сексуальными упражнениями вместо нормальных стихов. Я даже обратился к ней со стихотворным посланием, чтобы она бросила ругаться матом.

Далее

Последнее путешествие Жозефа Мартена.

032На старом христианском кладбище в Фергане стоит небольшой памятник, увенчанный деревянным крестом. На пирамидальном каменном постаменте высечена надпись на французском языке: «Здесь покоится Жозеф Мартен, исследователь Центральной Азии, скончавшийся в возрасте 36 лет». Какая судьба забросила этого человека в столь далекий от Франции город — Фергане (тогда город назывался Новый Mapгелан)? Какими научными подвигами отмечена его жизнь? Кто поставил ему памятник? Далее

Арнольд Тойнби. Если бы… (Два эссе) — Ислам,запад и будущее — Постижение истории».

002

   Англичанин Арнольд Тойнби (1889-1975) по праву считается одним из крупнейших историков XX века. И не только историком, но и историософом и религиозным мыслителем. В своём основном труде, который создавался с 1934 по 1961 годы, Тойнби пытался поставить и решить проблему смысла истории. Его 12-томный труд назывался «A study of history». В русском переводе он называется не «изучение истории» (это было бы слишком по-школярски), а «Постижение истории».> Далее

Воспоминания Саттар-хана, муфтия, казия и русского чиновника & Арапов Д.Ю. — Саттар-хан Абдулгафаров о задачах русской политики в Средней Азии. 1883 г..

09К 150 летию завоевания  Ташкента  Российской империей

    Услышав, что Перовск уже взят русскими войсками, дед мой еще тогда неоднократно высказывал, что весь Туркестан будет завоеван русскими. Слышавшие это от деда моего до настоящего времени считают такие слова его как бы предсказанием. Я помню, как однажды он погладил меня (мне было тогда 8—9 лет) по плечу и сказал: «Вы будете жить уже под владычеством русских». Далее

Ушел из жизни Вадим Николаевич Ягодин & Ягодиндан қолган мерос

033   Вчера ушел из жизни Вадим Николаевич Ягодин, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Каракалпакского отделения Академии наук Республики Узбекистан (г. Нукус). Далее

Анри Корбен. Световой человек в иранском суфизме.

096
Анри Корбен, французский исламовед, историк религий и философ, бесспорно, является одним из самых блестящих знатоков Ирана и суфизма. В исследовании, как это явствует из названия, рассматривается феномен светового человека в мистицизме вообще и иранском суфизме — в частности. «Световой человек» — это, согласно Корбену, наш небесный или духовный двойник, «свидетель в небе» и «сокрытый наставник» — то есть, пребывающая в каждом из нас частица света, которая стремится соединиться со своим целым, с Целокупным или Всеобщим Светом. Далее

Беседы Эйнштейна и Рабиндраната Тагора.

193014 июля 1930 года Альберт Эйнштейн принимал в своем доме в Капуте, Германии, индийского поэта-философа Рабиндраната Тагора. Между ними состоялся разговор, названный позднее «одной из самых стимулирующих, захватывающих интеллектуально бесед в истории». Тагор задокументировал этот и другие диалоги с Эйнштейном в своей книге «Религия человека», сборнике своих лекций, данных в Оксфордском университете в 1930 году. Далее

Бахрие Учок. Женщины-правительницы в мусульманских государствах

021

    В книге подробно исследуется деятельность ряда выдающихся правительниц мусульманского мира — делийской султанши Разия (1235—1240), египетской султанши — основательницы династии мамлюков-бахритов Шаджарат ад-Дурр (1250), правительниц Кермана из династии Кутлуг-ханов — Кутлуг Туркан-хатун (1257—1282) и Сафват ад-Дин Падишах-хатун (1292—1295), последнего атабека Фарса из династии Салгуридов, Абиш-хатун (1263—1287), правительницы Малого Луристана из династии Хуршидидов Давлат-хатун (1310—1317), султанши Сатибек-хан (1338—1339) из династии монгольских ханов Ирана, султанши Дёнди-хатун (1411—1419) из династии Джелаиридов, владычиц Мальдивских островов Хадиджи (1347—1380), Марйам (1380—1383) и Фатимы-Дайин (1383—1388), последней касимовской царицы, Фатимы-бике Султан Сеййидовны (1677—1681), правительниц султаната Аче на Суматре Сафийат ад-Дин Тадж ал-Алам-шах (1641—1675), Накийат ад-Дин Нур-Алам-шах (1675—1678), Закийат ад-Дин Инайат-шах (1678—1688) и Зийнат ад-Дин Камалат-шах (1688—1699).
Далее

Браузер компьютера 24-летнего жителя Массачусетса Хайрулложона Матанова стал уликой

033Угадайте страну по описанию: вы удаляете браузер и чистите историю, а суд (самый гуманный и демократический!) обвиняет вас в уничтожении улик и препятствии правосудию. Правильно, это произошло в США.Именно такая история произошла с 24-летним жителем Массачусетса гражданином Хыргызии Хайрулложоном Матановым. Он имел несчастье общаться с братьями Царнаевыми, которые осуществили теракт во время Бостонского марафона 15 апреля 2013 года. Далее

Каково это – пережить межнациональную резнь

0222    Именно тогда, на пятый день, гуляя по разгромленному, пустому городу, я понял, что прежнего Оша – моего любимого солнечного Оша, в котором я родился и вырос, – больше никогда не будет. Дома можно построить заново, магазины и кафе открыть, даже сожженные деревья через несколько лет опять вырастут на пепелище. Но вот сломанные отношения людей уже не восстановишь. Кровь не смоешь. Далее