Сервантес вставлял в «Дон Кихота» фрагменты научных текстов по медицине

Сервантес

Испанские исследователи утверждают, что Сервантес стал одним из первых писателей, подводивших научную основу под свои романы. В частности, он приводил почти дословно фрагменты из классических трактатов по медицине.

В начале XVII века никакой «Википедии» и в помине не было, но у Мигеля де Сервантеса в доме была библиотека из 214 томов, которые, как считают, он использовал в качестве документальной основы в своем творчестве. Например, когда приходской священник и цирюльник из того знаменитого «места в Ла-Манче, название которого я не хочу вспоминать», вошли в дом Дон Кихота, чтобы сжечь его книги, то наткнулись на первую часть весьма известного в ту пору рыцарского романа. «Ну что ж, ему надо попить настой ревеня, чтобы очистить организм от желчи, которой в нем скопилось слишком много», — сказал священник цирюльнику перед тем, как отправить книги в огонь.

«Это предписание как будто бы буквально переписано из книги «Диоскоридес», имевшейся в библиотеке Сервантеса», — считает доктор Франсиско Лопес Муньос (Francisco López Muñoz), вот уже десять детально исследующий произведение Сервантеса. «Диоскоридес» — название популярного трактата «О медицинской науке», написанного в I веке греческим врачом Педасио Диоскоридесом, хирургом при римском войске во времена императоров Нерона, Калигулы и Клавдия. На книжной полке Сервантеса стояло издание «Диоскоридеса» с комментариями врача из Сеговии Андреса Лагуны (Andrés Laguna), который и опубликовал этот труд в 1554 году, о чем свидетельствует американский испанист Даниэль Эйзенберг. В книге Лагуна восхвалял очистительное действие ревеня на желчный пузырь точно так же, как Сервантес в «Дон Кихоте».

И это не единственный случай, утверждает Лопес Муньос, по заказу Техасского университета работающий сейчас над книгой о науке и Золотом веке в Испании, в которой отражена и эта гипотеза. «Сервантес почти дословно заимствовал фразы из имевшего у него дома «Диоскоридеса». Не следует рассматривать это как плагиат в современном понимании этого термина. Просто Сервантес был одним из первых авторов, которые стали научно обосновывать свои труды», — говорит Лопес Муньос, преподаватель фармакологии мадридского Университета имени Камило Хосе Селы, уже опубликовавшего вместе с заведующим кафедрой Фармакологии в Университете Алкала де Энарес (Alcalá de Henares) Сесилио Аламо (Cecilio Álamo) ряд научных работ в специализированных журналах.

Сын хирурга–кровопускателя

Другие авторы, как, например, историк Франсиско Хавьер Пуэрто (Francisco Javier Puerto) не уверены, что Сервантес читал «Диоскоридес». Сервантес был правнуком врача, сыном хирурга-кровопускателя и братом медсестры, так что медицинские знания впитал в себя с молоком матери. Тем не менее Сервантес приводил в «Дон Кихоте» выдержки из книги греческого врача.

Лопес Муньос и Аламо в 2007 году провели анализ некоторых медицинских рецептов, предположительно взятых Сервантесом из «Диоскоридеса». В журнале Anales Cervantinos врачи рассказывали о галлюциногенном воздействии мазей знахарок со ссылкой на врача Лагуну. Об этом же писал Сервантес в «Коллоквиуме собак», одной из своих назидательных новелл.

Мази знахарок

Лагуна, возможно, был первым врачом, показавшим связь между знахарством и использованием галлюциногенных растений вроде мандрагоры. Он описал ее воздействие в подготовленном им издании «Диоскоридеса». Лагуна был врачом в городе Мец, находящемся в настоящее время на северо-востоке Франции.

Как сообщают Лопес Муньос и Аламо, там, в доме знахарей, задержанных властями, он обнаружил глиняный горшок с зеленой мазью, источавшей столь тяжелый и дурманящий запах, который указывал на то, что она приготовлена из сонных трав: белены, цикуты, мандрагоры, паслена черного.

Врач попробовал отвар на женщине, ревнивой до такой степени, что она полностью потеряла сон и стала полубезумной. Применив на себе мазь, она проспала 36 часов подряд, а проснувшись, заверила, что «погрузилась во все земные радости и удовольствия».

Сервантес упоминает эти мази, которые исследовал Лагуна, в своей новелле «Коллоквиум собак». «Эта мазь, которой мажутся знахарки, сделана из охлажденного сока трав. Когда мы наносим эту мазь на себя, то, лежа голыми на полу, испытываем в нашем сознании то, что как будто бы происходит с нами наяву», — рассказывает одна из знахарок. «Огромная схожесть между текстами Лагуны и Сервантеса как будто бы подтверждает использование писателем записок ученого», — считают Лопес Муньос и Аламо.

«Блеск эрудита»

Писатель также ссылается в «Дон Кихоте» на лечение ран с помощью розмарина так, как это описано в «Диоскоридесе». «Сервантес также описывает наркотическое воздействие опиума («Ревнивый эстремадурец»), галлюциногенное состояние, которое вызывают некоторые препараты, не раскрывая, правда, при этом их состава («Лиценциат Видриера»), а также некоторые яды («Английская испанка»). Все они приготовлены на основе трав и полностью совпадают с описаниями, приводимыми в отдельных главах книги Лагуны», — делают вывод медики в Anales Cervantinos, единственном научном журнале Испании, посвященном автору «Дон Кихота» и издаваемом Высшим советом научных исследований (CSIC).

Преподаватель фармакологии Лопес Муньос родился в Вильяэрмосе (Villahermosa), селении, расположенном в округе Кампо-де-Монтьель (Campo de Montiel), том самом, где находилось то «место в Ла-Манче, название которого я не хочу вспоминать». Он прочитал все произведения Сервантеса несколько раз. «Будучи истинным гением, Сервантес стремился ввести те медицинские знания, которыми обладал, в свой литературный мир, придавая тем самым своим произведениям некоторую научность. Для достижения этой цели в том, что касалось медицинских вопросов, наилучшим способом было прибегнуть к самому известному в то время труду — «Диоскоридесу» Андреса Лагуны, пишут врачи Лопес Муньос и Аламо в журнале Anales Cervantinos.

Немногим более ста лет тому назад, 10 апреля 1905 года, философ Мигель-де-Унамуно (Miguel de Unamuno) заявил во время одной из лекций в Саламанке: «Из всех тех, кто берется комментировать «Дон Кихота», самыми ужасными являются врачи. Дело доходит до того, что они начинают копаться в его описаниях лечебных процедур». Философ даже не подозревал, насколько он оказался прав.

(Посещено: в целом 39 раз, сегодня 1 раз)