Священная земля для религии и науки

Во время недавней журналистской командировки в Эфиопию я была поражена тем, насколько мирно в этой стране сосуществуют эволюция и религия. Каждый день по пути в Национальный музей Эфиопии, где находятся древние останки похожих на обезьян предшественников человека, я проходила мимо толпы женщин, молившихся возле ограды собора Святого Георгия, расположенного через дорогу от музея. Я была очень тронута этим, потому что такая картина резко контрастирует с тем, что происходит в США, где регулярно идут рассчитанные на эффект дебаты типа того, что прошел в этом году между популяризатором науки Биллом Наем (Bill Nye) и креационистом Кеном Хэмом (Ken Ham). Песнопения, доносящиеся из собора, слышны и в музейном дворе.

Отличительной чертой Эфиопии является то, что религия и наука там имеют глубокие корни, и в этом союзе ни одной из сторон не нужно идти на компромисс. На мозаичном панно при входе в музей изображен крест и Люси — наш знаменитый человекообразный предок, живший более трех миллионов лет назад. Скоро эфиопское правительство откроет Музей происхождения человека, посвященный нашей эволюции.

В целом эфиопы — набожные христиане или мусульмане, и они подчеркивают, что религиозные святыни и исторические памятники есть в этой стране повсюду. Эфиопия несколько раз упоминается как в Ветхом, так и в Новом Завете. Говорят, что внук Ноя (того, что с ковчега) переехал жить в город Аксум, что на севере страны. Сегодня ковчег завета Господня, где хранятся скрижали с Десятью заповедями Моисея, предположительно находится под замком в эфиопской православной церкви в Аксуме. В Коране упоминается Абиссиния — это второе название Эфиопии. Говорят, что пророк Мухаммед советовал своим ученикам бежать от преследований, которым они подвергались в Мекке, в ту страну, где христианский правитель Аксума приветствовал их с распростертыми объятиями. Эфиопские евреи якобы ведут свое начало от одного из исчезнувших племен Израиля. А растафарианцы считают Эфиопию своей родиной.

Эфиопия также является землей обетованной для палеонтологов и биологов-эволюционистов. Кроме Люси в этой стране было найдено 10 других видов гоминидов (которым более шести миллионов лет). Многие из них были найдены к западу от Аксума в пустынном районе Афар, который находится на пересечении трех огромных тектонических плит, плавающих над расплавленной земной мантией. Эфиопский палеоантрополог Зересенай Алемсегед (Zeresenay Alemseged) рассказал мне, что во время праздников руководитель региона Афар начинает праздничную церемонию с религиозной молитвы, а затем приглашает всех в колыбель человечества.

Зересенай Алемсегед вырос в набожной христианской семье в Аксуме. В начальной школе он узнал, что человек произошел от обезьяны. «Люди здесь отделяют свою веру от эволюции, — объяснил он. — Это как два языка или как две системы счета». Сейчас он живет в Сан-Франциско, где руководит антропологическим департаментом Калифорнийской академии наук, и часто удивляется, откуда берутся такие споры и столкновения в США. По его мнению, полностью отвергать религию или эволюцию — непорядочно и лицемерно. Многие верующие полагаются на науку, которая лечит их от рака, а многие ученые читают молитвы, когда серьезно заболевают их близкие.

В США вопрос человеческой эволюции оказался в центре внимания в 1920-е годы во время «обезьяньего процесса» над Джоном Скоупсом (John Scopes), которого обвинили в том, что он преподает теорию эволюции в старших классах в школе штата Теннеси. Сторона обвинения называла эволюцию угрозой консервативным ценностям, и вскоре после этого движение креационистов заняло одинаковые позиции с теми, кто придерживался консервативных взглядов по множеству социальных и культурных проблем.

«Очень часто признание или отвержение эволюции превращается в вопрос самоидентификации, — говорит преподаватель интегрированных естественных и гуманитарных наук из колледжа Хэмпшир Салман Хамид (Salman Hameed). — Если ты принадлежишь к правому флангу новых христиан, ты часто против эволюции, против абортов, против глобального потепления». В других странах, таких как Эфиопия, у эволюции нет такого исторического багажа.

Поскольку в США эволюция включена в комплексную сделку о вере, разговоры «за» и «против» очень быстро накаляются. «Если я думаю, что признание эволюции человека означает отказ от Бога, моей первой реакцией будет отторжение эволюции, потому что отказ от религии — это страшно», — говорит Хамид. Вместо того, чтобы ввязываться в тщетные дебаты, Хамид отдает предпочтение дискуссии о том, почему у человека возникают такие чувства. «В противном случае все сводится к примитивному „они против нас“ и к взаимным упрекам», — объясняет он. Это позор, потому что всех нас объединяет одна навязчивая идея: история нашего происхождении.

Автор: Эйми Максмен (Amy Maxmen)

(Посещено: в целом 35 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий