Рэп во имя Аллаха

Трудности и перспективы афроамериканского мусульманского хип-хопа

Автор: Алиса Файнберг

Хип-хоп, как один из самых ярких феноменов афроамериканской культуры, воспринимается многими религиозными движениями как эффективный способ общения с молодежью. Наиболее тесные и, одновременно, сложные отношения у хип-хоп культуры сложились с исламом, что обусловлено и социально-культурной спецификой афроамериканской жизни, и теологическими особенностями ислама, и историей исламского присутствия в Америке.

С момента своего возникновения (1970-е гг.) хип-хоп начинает претендовать на нечто большее, чем просто новое направление в афроамериканской музыке: зародившись в нью-йоркских гетто, хип-хоп становится своего рода культурным рупором, способом выражения устремлений и чаяний афроамериканского сообщества. В текстах рэп-композиций звучат призывы к социальному равенству, справедливости и уважению по отношению к чернокожим американцам и т.д. С середины 1980-х гг. в рамках хип-хопа появляется новое направление – гангста-рэп, тексты песен которого основной упор делали на специфику жизни криминального мира. Именно на это время приходится расцвет хип-хоп культуры – в ней появляются такие имена как Wu-Tang Clan, Public Enemy, N.W.A. и другие.

Стоит отметить, что красочное и зачастую романтизированное описание жизненных реалий афроамериканцев в гетто, которое также является неотъемлемой частью текстов песен, не в последнюю очередь способствовало популяризации культуры хип-хопа за пределами афроамериканского сообщества. Вместе с тем, многие рэперы продолжают сохранять верность основному предназначению хип-хопа. Они не пытаются упрощать тексты своих песен, менять их тематику или же переводить их с афроамериканского сленга на общеупотребительный английский язык.

Коммерциализация и растущая популярность хип-хопа привела к тому, что представители различных религиозных организаций стали обращаться к нему, как к наиболее действенному средству общения с молодежью, выражая через рэп основные идеи, догматы и моральные принципы конкретной религии. Так появляются христианский, иудейский и даже буддийский хип-хоп.

Однако наиболее тесные отношения связывают культуру хип-хопа с исламом. Необходимо отметить, что с начала XX в. ислам для афроамериканского сообщества является едва ли не основным средством религиозной и культурной самоидентификации, а также основным способом противопоставления себя белому населению США. Так, в 1930-х гг. в среде афроамериканских гетто возникает «Нация Ислама» – националистическая организация, пропагандирующая идеи расового и культурного превосходства чернокожих над остальным населением планеты, прежде всего над белыми. Несмотря на декларативную приверженность исламской традиции, «Нация Ислама» разработала теологию, значительно отличающуюся от классической исламской догматики. Здесь же можно упомянуть и о «Нации Богов и Земель» (или, как их чаще называют «Пятипроцентники») – организации, отколовшейся от «Нации Ислама», которая придерживается схожей националистической риторики. В целом, можно отметить, что, как и афроамериканский ислам, движение хип-хопа зарождается в той же среде и пропагандирует схожие принципы, что не могло не стимулировать создание союза между ними.

На сегодняшний день, одним из наиболее актуальных вопросов, связанных с мусульманским рэпом, является вопрос о легитимности данного союза с точки зрения исламской догматики. Как известно, в исламе не существует единой точки зрения на вопрос о допустимости музыки. Русскоязычные мусульманские сайты изобилуют статьями на эту тему.

С одной стороны, существует один из наиболее цитируемых хадисов, эксплицитно указывающий на запрет музыки приведенный Бухари: «В моей умме появятся люди, которые станут дозволять прелюбодеяние, ношение шёлка, алкоголь и музыкальные инструменты». На основании этого хадиса многие средневековые и современные мусульманские богословы указывают на недопустимость существования музыки в рамках ислама. К богословам, выступающим за запрет музыки в исламе, относятся такие деятели как Абдулла ибн Масуд, Хасан аль-Басри, Муджахид, аль-Касани, ат-Табари и другие.

Вместе с тем, как отмечают сторонники мусульманской музыки, в Коране, который считается «лучшим из хадисов», нет прямого запрета на исполнение и прослушивание музыки. Наоборот, утверждают они, музыка является одним из творений Аллаха и, следовательно, не может приносить вред людям. Подобной точки зрения придерживались такие известные богословы, как Ахмад ибн Ханбал, Абу Хамид аль Газали, Аль Араби и другие. В качестве аргумента, как правило, приводится хадис, согласно которому «Абу Бакр Ас-Сиддик попытался остановить двух девушек, которые начали петь в доме Пророка, Мухаммад сказал ему: «Пусть поют, ибо мы сейчас находимся на празднестве». Таким образом, считается, что запрет музыки и музыкальных инструментов, существовавший во времена Мухаммада, связан с проблемой их употребления – во времена политеизма музыка часто была составляющим элементом языческого богослужения.

Кроме того, тенденция к либерализации исламской догматики в отношении музыки отчетливо наблюдается среди современных мусульманских богословов, придерживающихся умеренной позиции. Так, в июне 2010 года имам из Саудовской Аравии Адель Аль-Калбани выпустил фетву, в которой говорил, что по его мнению запрет на пение и музыку основывается на слабых доказательствах. Следовательно, музыка в исламе разрешена, если она не содержит непристойных элементов. Фетва Аль-Калбани вызвала целую волну возмущения среди ортодоксальных богословов Саудовской Аравии, однако его поддержало значительное число творческой элиты Саудовской Аравии.

Таким образом, можно отметить, что многие современные богословы, настроенные либерально, вполне допускают существование музыки и использование музыкальных инструментов в рамках ислама.

Несмотря на неоднозначность мнений, относительно совместимости ислама с хип-хоп культурой, следует отметить, что на сегодняшний день практически все афроамериканские рэперы являются мусульманами. Интересен также тот факт, что большинство из них принадлежит к «Нации Ислама» или «Пятипроцентникам», о которых упоминалось выше. Лидеры этих организаций неоднократно заявляли о том, что рэперам следует использовать свою популярность для пропаганды ислама. Так, Луис Фаррахан, лидер «Нации Ислама», выступая в 2001 году на съезде деятелей хип-хопа, заявил, что хип-хоп воспитывает детей эффективнее, чем родители и школа и, следовательно в руках рэперов находится мощное оружие, которое они должны использовать по назначению.

Вместе с тем большинство наиболее авторитетных рэперов стараются проводить границу между своим творчеством и вероисповеданием, практически не упоминая в своих текстах свою принадлежность к исламу. Так, один из участников Wu Tang Сlan по имени Raekwon, который является мусульманином заявил в одном из интервью: «моя вера на музыку не распространяется, Аллах помогает мне только как личности. А своим творчеством я обращаюсь к людям, я не хочу их направлять с точки зрения религии, просто Аллах живет в моём сердце и мне от этого легче». Таким образом, многие рэперы не используют свою популярность, чтобы заниматься религиозной пропагандой. Однако, в текстах их песен иногда можно услышать некоторые аллюзии на догматические положения «Нации Ислама» или «Пятипроцентников».


Native Deen — Small Deeds

Однако в последнее время параллельно происходит развитие другой тенденции – в афроамериканском сообществе появляется все больше групп (преимущественно суннитского толка), имеющих своей целью пропаганду исламских ценностей через хип-хоп. Главным посылом их текстов является стремление показать молодым афроамериканским мусульманам, что они хоть и живут во враждебной исламу стране, но все же не одиноки. Таким образом, они пытаются стимулировать афроамериканцев к принятию ислама. Среди таких групп можно отметить Native Deen, что переводится как «Родная вера». Члены этой группы хорошо известны среди мусульманской молодежи Америки, но не пользуются значительной популярностью среди других слоев населения, поскольку их музыка ориентирована по большей части на подрастающее поколение американских мусульман, что подтверждается и специфической лексикой текстов, которая изобилует арабскими словами, и внешним видом самих музыкантов – подчеркнуто религиозным. Кроме того, в их песнях отсутствуют острые социально-политические темы, которые так характерны для самой идеи хип-хопа. Темы, раскрываемые в музыке суннитских рэперов, как правило, сведены к проблеме выживания благочестивых мусульман в американском обществе и к пропаганде такого благочестия, а также к вопросу сохранения одновременно исламской и американской идентичностей.

Анализируя феномен Native Deen, можно сделать вывод, что их появление является следствием попыток либерализации ислама как в США, так и в Западной Европе. Попытки привлечь молодежь к исламу с помощью хип-хопа можно поставить в один ряд с такими явлениями как женщины-имамы, возглавляющие смешанные молитвы и идеи о необходимости модернизирования ислама Тарика Рамадана.

Подводя итог, можно отметить, что союз хип-хоп культуры и ислама на сегодняшний день является феноменом, который может способствовать изменению образа ислама на Западе и, прежде всего, в США. Однако в какую сторону изменится этот облик, определить пока не представляется возможным.

(Посещено: в целом 89 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий