Монгольское нашествие: как рабы превратились в «спасителей ислама»

mamluks0 0.jpg   Огромное монгольское войско вторглось в 1259 году в Сирию и Египет. Однако, вопреки ожиданиям, у «Источника Голиафа» их остановили степные «турки» — мамлюки. Это имело последствия для всей мировой истории.

Монгольское нашествие: как рабы
превратились в «спасителей ислама»
Бертольд Зеевальд (Berthold Seewald)
009

Mamluk_&_mongol_2.jpgВойско, с весны 1253 года неудержимым маршем прошествовавшее из Средней Азии на запад, шокировало уже одними своими масштабами: около 400 тысяч всадников, огромные стада и в довершение ко всему целые палаточные города. К этому добавлялась тактика, наводившая ужас на противников. Всех, кто отказывался повиноваться по первому требованию, немедленно и безжалостно убивали; целые города стирались с лица Земли, элиты целых регионов уничтожались, а ремесленников и другую рабочую силу депортировали на восток.

Вот какими были способы и средства, с помощью которых монголам в течение жизни всего двух поколений удалось захватить крупнейшую империю в истории человечества. При этом Чингисхан и его потомки зверствовали вовсе не просто так, а имели вполне рациональные мотивы. «Изначально монголы находились на завоеванных территориях в численном меньшинстве, и уничтожение местного населения было всего лишь методом „корректировки» демографического дисбаланса», — написала известный эксперт по Средней Азии Каренина Колльмар-Пауленц (Karénina Kollmar-Paulenz) из Бернского университета. Что ж, по прошествии многих лет можно и геноцид объяснить рациональными причинами.

В феврале 1258 года монголы захватили Багдад и уничтожили древний халифат Аббасидов, а в 1259 году началось завоевание Сирии. Конечной целью монголов был богатый Египет, где на тот момент у власти были мамлюки. Находясь в значительном меньшинстве, они тем не менее вступили в войну. В битве под Айн-Джалутом мамлюки победили, и эта победа оказалась чрезвычайно важной для всей дальнейшей мировой истории. Они остановили продвижение монголов и отбросили их назад на восток. После этого монголам не удалось ни одно наступление в западном направлении. На вопрос о причинах, по которым великий западный поход монгольского принца Хулагу потерпел крах, ответить непросто. Историки упоминают в этой связи и военные, и политические, и структурные проблемы.

Хулагу, брат нового великого хана Мунге, не торопился со своим походом. У него были на то свои причины: его логистические возможности были ограниченными, потому что организация его войска была весьма сложна. Монгольские армии делились на туме — так назывались войсковые подразделения численностью 10 тысяч бойцов под командованием хана, которые могли действовать как сообща, так и по отдельности. Каждый туме состоял из всадников и их семей со всем скарбом, а именно с 60-70 тысячами пони и 500 тысячами голов скота, в первую очередь, овец. Одним лишь пони требовалось около одного квадратного километра в день, пишет историк Райнхард Шульце (Reinhard Schulze). «Эта организация основывалась на комбинации ограниченного пространства для пастбищ, ограниченных запасов воды, опасных соседей и борьбы за эти ресурсы».

80749a111dc1f63507e85a5497f25eb0.jpgНо насколько монголы превосходили по численности любого противника, настолько же они были уязвимы — с точки зрения обеспечения такого большого количества людей — и сильно зависели от наличия пастбищ и источников воды. Завоевание Сирии далось им относительно легко, потому что эта страна к тому времени распалась на мелкие конкурирующие друг с другом государства айюбидских князей, потомков Саладина, завоевавшего в 1187 году Иерусалим и изгнавшего оттуда крестоносцев. Раньше Айюбиды властвовали в Египте — до тех пор, пока не проиграли борьбу мамлюкам.

После завоевания Алеппо в 1260 году казалось, что монгольскому господству в Сирии ничто не угрожало. Однако то, что Хулагу с большей частью своего войска пришлось отойти назад, имело в первую очередь политические причины: во время осады одной из китайских крепостей его брат Мунге погиб; становиться его наследником Хулагу, судя по всему, не хотел, но стремился избежать конфликтов с враждебными ему двоюродными братьями из Золотой Орды, властвовавшими в низовьях Волги.

В Сирии остался принц Китбука со своим туме и несколькими тысячами всадников своих сирийских союзников. На требование повиноваться мамлюки ответили тем, что казнили монгольского посланника, собрали войско и отправились на север.

Мамлюки были азиатскими военными рабами

ltext_2106220817.p_2106220939.mamluk.jpgИзначально мамлюки происходили из Средней Азии. В IX веке халифы принялись скупать на границах степей в огромных количествах молодых турецких рабов, которых они обращали в ислам и делали солдатами. Эти военные рабы должны были стать надежной гвардией и «противовесом» для ненадежных племен, составлявших большую часть мусульманских армий. Впрочем, мамлюкские султаны вскоре начали собственную игру и фактически взяли власть в свои руки. Это произошло в поздние времена империи Аббасидов и вскоре стало нормой в Египте: у властвовавших там мамлюков осталась традиция рекрутировать в свою армию молодых людей из Азии.

Войско мамлюков также состояло преимущественно из всадников, но было намного более профессионально подготовлено. Оружие они получали из арсеналов. Лошадей у них было меньше, чем у монголов, но зато их животные были крупнее и выносливее. Лучше была и их тактическая дисциплина, а солдаты имели в распоряжении оружие, жизненно необходимое в борьбе с крестоносцами. Таким образом, мамлюки превосходили монголов в ближнем бою, в то время как те полагались, в первую очередь, на луки и подвижность и маневренность своих лошадей.

Поскольку мамлюки продвинулись по побережью почти до самого Аккона, 2 сентября 1260 года их войска сошлись в битве при Айн-Джалуте. Монголы пришли туда с юга, а мамлюки с севера. Это место было известно под названием «Источник Голиафа». По легенде, именно там Давид победил Голиафа с помощью пращи. Что касается численности обоих войск, то в этот раз разница была не столь существенна. Оба войска состояли примерно из 12 тысяч воинов.

Монголы атаковали мамлюков, прибегнув к своей обычной тактике: линия всадников понеслась галопом на противника, они выпустили свои стрелы и вновь присоединились к основным силам. Тем самым им удалось нанести серьезный урон левому флангу мамлюков. Однако на правом фланге очень честолюбивый командир по имени Бейбарс сумел вместе со своим войском пробиться сквозь силы союзников монголов. Когда те обратились в бегство, Бейбарс напал на центральные силы Китбукаса, который к тому моменту уже погиб в бою. Потеряв своего полководца и к тому же не имея возможности маневрировать на неровной поверхности, оставшиеся в живых монгольские воины отступили и больше не смогли перейти в контрнаступление.

Прочие попытки монголов к наступлению также провалились

mamluks02.jpgХотя Хулагу, находившийся в западной части Ирана, отправил в Сирию подкрепление, эти войска оказались уничтожены мамлюками. Байбарс к тому моменту успел стать их главнокомандующим и умело оборонялся по линии Евфрата. Монгольские ханы предприняли еще несколько попыток отвоевать утраченные территории и пробиться обратно в Сирию, но поскольку все эти попытки остались тщетными, стало понятно, что в битве у «Источника Голиафа» действительно решился дальнейший ход мировой истории.

Причем в самых разных смыслах. Презренным степным «туркам» удалось то, чего не смогли добиться многочисленные мусульманские князья: они победили монголов и заставили тех обратиться в бегство. Теперь оказалось, что мамлюки стали «спасителями ислама», и тем самым им удалось легализовать узурпированную власть. Одновременно они приучили подданных к своему простому (суннитскому) исламу, к которому арабы до тех пор относились с подозрением.

В статусе «защитников ислама» мамлюки вскоре стали применять собственные средства власти против других «неверных». Из Египта и Сирии они окружили последние остававшиеся там владения крестоносцев, в 1291 году завоевали Аккон и окончательно изгнали оттуда христиан.

Однако победить монголов мамлюкам удалось не только благодаря своей мощи. Каренина Колльмар-Пауленц приводит цитату из письма Хулагу французскому королю Людовику IX, в котором монгол писал, что сирийские пастбища «истощены», в связи с чем дальнейшее снабжение войск было невозможно. Таким образом, не в последнюю очередь причиной поражения монголов стали неблагоприятные экологические условия в Сирии и Палестине. Их огромным стадам оказалось попросту негде разгуляться в небольшом по территории Леванте.

Источник: Die Welt, Германия

022

(Посещено: в целом 206 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий