Так говорил имам Шамиль. Слова

002
Имам Шамиль спросил у генерала: «Зачем вы пришли на нашу землю и воюете с нами?». Генерал ответил: «Мы пришли к вам, дикарям, с высшей культурой и цивилизацией». Тогда имам Шамиль позвал одного из мусульман и попросил снять башмак и носки и показать ногу генералу — нога мусульманина блестела от пятикратного омовения. Тогда имам подозвал русского солдата и попросил его сделать то же самое. Нога солдата была грязной и воняла на расстоянии. Имам спросил: «Так вы с этой культурой к нам пришли?!».

033
ИМАМ ШАМИЛЬ
СЛОВА
011

063 Шамиль (26 июня 1797 года, Гимры, ныне Унцукульский район, (Западный Дагестан) — 4 февраля 1871 года, Медина (ныне Саудовская Аравия)) — предводитель кавказских горцев, в 1834 признанный имамом теократического государства — Северо-Кавказский имамат, в котором объединил горцев Западного Дагестана и Чечни, а затем и Черкесии. До заключения перемирия при штурме Гуниба в 1859 князем Барятинским энергично вёл борьбу против Российской империи. Перевезённый в Калугу, а затем в Киев, получил наконец обещанное ещё на Гунибе разрешение совершить паломничество Хадж в Мекку, затем в Медину, где и умер.

011

Тот, кто думает о последствиях, не герой.

Герой не знает страха, а трусливого это чувство никогда не покидает.

Папах много, а мужчин мало.

Кто боится кого-нибудь, кроме Аллаха, тот не мужчина.

Страх никого ещё не спас.

Храбрость – это терпение на час.

Больше всего надо опасаться врага, который выступает в обличии друга.

Тот, кто не понимает язык науки, поймёт язык сабли.

Граница между правдой и кривдой – на острие сабли.

Язык обстоятельств красноречивее, чем язык во рту.

Самая сильная крепость – любовь к Родине.

Алмакцы для меня как правая рука, которая при надобности помогает левой.

Если мы вспомним, какие трудности испытали жившие до нас, то наши трудности покажутся нам лёгкими.

Когда имама спросили, какое оружие самое лучшее, он ответил: «То, что попадётся под руку в нужный момент».

На знамени имама было написано: «Не проявляйте слабость в бою, будьте терпеливы в трудности; смерть не постигнет, пока не наступить отведённый срок».

Боишься — не говори, сказал — не бойся…

Любить и драться надо до последней капли…

Выходя на тропу войны, герой тот, кто не думает о последствиях.

Правда сказать, я употреблял против горцев жестокие меры: много людей убито по моему приказанию… Бил я и шатойцев, и андийцев, и тадбутинцев, и ичкерийцев; но я бил их не за преданность русским — они её никогда не выказывали, а за их скверную натуру, склонность к грабительству и разбоям.

Я выходил к вам навстречу с сильным войском, но невозможно было наше соединение по причине сражения, бывшего между нами и грузинским князем. Мы отбили у них стада, имение, жён и детей, покорили их крепости, с большой добычей и торжеством возвратились домой, так радуйтесь и вы! — Командиру турецкой армии Омер-Паше в период Крымской войны

Если мужчина будет мужчиной, женщина будет женщиной!

Сабля наточена и рука готова.

Малым народам нужны большие кинжалы.

Я обращаюсь к вам через толщу лет!
Я умом и сердцем воспринял призыв знаменитого шейха Мухаммеда из Яраги:
Люди рождаются свободными, и отнять у человека это священное право — тяжкий грех перед Всевышним!
Свободная жизнь всех народов и защита достоинства свободного человека в нашем понимании были освящены имамом и традициями нашей горской жизни.
Я горжусь: в моём государстве уже не было ни ханов, ни рабов, все люди были равны между собой!
Эта свобода, это равенство народов и людей — моё завещание вам!
Я настаивал наибов: «Не склоняйся ни в сторону насилия, ни в сторону насильников. Гляди на своих людей глазами милосердия и заботы… Будь для старшего сыном, для равного братом, а для младшего отцом.
Если ты будешь вести противно тому, что я говорю, если ты будешь вести себя несправедливо к народу, то вызовешь на себя прежде всего гнев Всевышнего, а затем гнев мой и народа своего.»
Я не хотел крови, жертв и страданий народов.
Знайте! Я уважительно относился ко всем народам!
В моём государстве было много христиан, перешедших к нам добровольно или попавших в плен.
Я сосвал специальный съезд в Анди, на котором решили отменить рабство и содержать беглых за счёт казны.
Мы дали свободу всем!
Они были вольны принять мусульманство, завести хозяйство и жениться.
Для тех же, кто хотел исповедовать христианство, я велел построить церковь!
Вы, к которым я сейчас обращаюсь, должны знать, что тогда, в бурные и жестокие годы, все народы, населяющие Дагестан, были единой семьей.
Мы не делились по народам и языкам!
У нас была общая судьба и единые цели!
Для нас истинным человеком был тот, кто разделял с народом все его тяготы.
Я считал себя учеником и последователем шейхов Мухаммеда и Яраги, Джамалутдина из Казикумуха и Абдурахмана из Согратля.
Я завещаю вам, своим потомкам, эту дружбу и это братство!
Помните! Для Шамиля и его сподвижников не было ничего более святого, чем долг перед Всевышним и своим народом! — Завещание имама Шамиля потомкам

05

Последние минуты жизни имама Шамиля

 Имам Шамиль – великая личность в истории человечества. О нем невозможно говорить без употребления эпитетов превосходной степени. Имам Шамиль человек с большой буквы, великий предводитель, полководец, тарикатский шейх, ученый-богослов, политик, идеал для подражания и национальный герой Кавказских народов. Его особенностями были глубокая богобоязненность, справедливость, искренность, любовь к своему народу. Удивительные события, связанные с последними минутами жизни имама Шамиля, открывает нам один исторический документ. Это отрывок из письма Абдурахмана ат-Телетль, который, будучи в Аравии, стал свидетелем смерти имама Шамиля. Письмо было отправлено из Медины в Дагестан неизвестному адресату.

В наше время оно попало в руки известному арабисту Мухаммад-Хаджи Нурмагомедову, который и перевел его.

«… В Мекку к нему [Шамилю] пришли большие алимы, мударисы, имамы, проповедники, шейхи. Они пришли к нему в качестве паломников, чтобы увидеть его лицо. Эмир Мекки издал указ, чтобы его почитали. Однажды, когда имам возвращался с вечернего намаза, у ворот, именуемых Бабу-Али, встретился с ним пророк Хизри (мир ему). Иногда, чтобы люди не узнавали его [имама], когда шел на намаз, он переодевался. О его встрече с пророком Хизри (мир ему) ведомо Мухаммад-Амину из Гонода (бывший наиб Шамиля).

Когда увидел купол мечети Пророка (мир ему и благословение) (имеется ввиду мазар на могиле в форме купола), имам попросил: «Всевышний Аллах, Ты меня соседом этого Твоего Пророка [Мухаммада] умертви».

Много раз ходил имам на могилу Пророка (мир ему и благословение). К нему он обращался: «Пророк Аллаха, если ты доволен мною, сделай так, чтобы я увидел твое лицо».

В один прекрасный день, когда он так сидел возле могилы Пророка (мир ему и благословение), ему явился Посланник Аллаха (мир ему и благословение). Оттуда имам возвратился домой дрожащим. После этого его тело стало слабеть. Он умер влюбленным в Аллаха. В это время в Медине жил шейх по имени Сайгид Хусейн. Имам умер, положив голову на его колени.

Имам Шамиль был человеком, достигшим больших уровней в познании Всевышнего. В тот день, когда он умер, проявилось его чудотворство. В момент, когда его тело опускали в могилу на кладбище Бакия, он заговорил: «Ты будь садом, оберегающим меня, не дающим мне скучать».

На похороны имама Шамиля пришли большие алимы и другие известные люди города Медины. И джаназа-намаз (погребальный намаз) совершили в Равза, в мечети Пророка (мир ему и благословение). Много людей оплакивало его. Женщины, дети, поднявшись на крыши домов, провожали имама, говорили, что смерть эмира людей газавата большая беда. Перед тем, как отнести тело на кладбище, собралось много народу. Было много желающих, готовых отнести тело Шамиля на кладбище Бакия, ибо от этого хотели получить воздаяние Аллаха. И я есть Абдурахман из Телетля. 1871 год».

07

07

(Посещено: в целом 6 832 раз, сегодня 5 раз)

4 комментарии

  1. Имом Шомил хакида кушимча маълумот олдим. У хазратнинг айтган гаплари хакида биринчи марта укидим. Хуршид ака СИЗга рахмат.

  2. Мен Шомил ҳақида шеър ҳам ёзган эдим:

    ШОМИЛ

    Мадинада ётибди Шомил,
    Мадинада ётибди бедор.
    Қабр ичидан бақирар: “Ким бор,
    Узатсанг-чи, қўлингни, ғофил!”

    Араб қуми қабртошдаги
    Ёзувни гоҳ кўмар, гоҳ очар.
    Қабр узра доира ясаб
    Эрк қушлари – бургутлар учар.

    Қилич ушлаб ўрганган қўллар
    Тимирскилар қабр ичини.
    Тушга кирар тоғдаги йўллар,
    Кўрар қорли тоғлар учини.

    Шамол Хунзах боғчаларидан
    Олиб келар олулар исин
    Ва Доғистон тоғларидаги
    Қорлар билан совутар кўксин.

    Ўн саккизта яраси эмас,
    Дили оғрир,
    Зирқираб оғрир.
    Кўксин эзган қабр тошимас,
    Армон тоши…
    У тоғдан оғир.

    Юз бир забон,
    Юз бир лаҳжада
    Сўзлашади Доғистон, бироқ
    Шомил тилин унутган эрлар
    Бу ўлкада ҳаммадан кўпроқ.

    Ўз юртида номи хор бўлиб,
    Ўз юртига бўлганича зор,
    Мадинада ётибди Шомил,
    Мадинада ётибди бедор.

    Араб қуми қабртошдаги
    Ёзувни гоҳ очар, гоҳ кўмар.
    Гоҳо ойнинг учига келиб
    Ором учун бургутлар қўнар…

    1988

Оставьте комментарий