Рафаэль Хакимов: «Почему монголов называли татарами?»

041    Татары в учебниках и художественной литературе читают о татаро-монгольском иге и спрашивают друг у друга: а где среди нас монголы? В чем проявилось их влияние: в культуре, генофонде, антропологии, языке? Вице-президент академии наук РТ Рафаэль Хакимов в своей очередной статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», пытается разобраться в этом вопросе.

РАФАЭЛЬ ХАКИМОВ:
ТАТАРЫ VS МОНГОЛЫ
Небольшой экскурс в историю возникновения двух народов
055

011Хакимов Рафаэль Сибгатович

Должность:
вице-президент АН РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ
Дата и место рождения:
12 Февраля 1947 / г.Казань
Образование:
Казанский государственный университет (1971). Доктор исторических наук, академик АН РТ

Этапы карьеры:

1971 — 1973 — старший инженер проектного бюро Таттрансуправления.
1973 — 1981 — ассистент, заместитель заведующего кафедрой Казанского государственного университета.
1980 — защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук в КГУ.
1981 — 1989 — заведующий кафедрой философии, проректор по научной работе Казанского государственного института культуры.
1989 — 1991 — заместитель заведующего идеологическим отделом Татарского обкома КПСС, заместитель председателя идеологической комиссии Татарского рескома КПСС.
1991 — 2008 — государственный советник по политическим вопросам при президенте РТ.
С 1996 г. — директор Института истории АН РТ.
С 2001 г. — директор АННО «Казанский институт федерализма».
В 2009 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук в КГУ.

Общественная, политическая деятельность:

С декабря 2011 г. по сентябрь 2014 г. — депутат Госсовета РТ четвертого созыва.

Почетные звания и награды:

Награжден медалью «В память 1000-летия Казани» (2005).
Получил государственную премию Республики Татарстан за обоснование 1000-летия г. Казани.
В 2009 г. был признан «Лучшим ученым» Академии наук РТ.

055

Всегда рабыня, но с родиной царей на смуглой груди
И с государственной печатью взамен серьги у уха.
То девушка с мечом, не знавшая зачатья,
То повитуха — мятежей старуха.
Ты поворачиваешь страницы книги той,
Где почерк был нажим руки морей.
Чернилами сверкали ночью люди,
Расстрел царей был гневным знаком восклицанья,
Победа войск служила запятой,
А полем — многоточия, чье бешенство не робко,
Народный гнев воочию
И трещины столетий — скобкой.

Велимир Хлебников. Азия. 1921

Нет никакого влияния ни на татар, ни на русских. Если речь идет о татарском влиянии на русских, то легко перечислить русские имена татарского происхождения, легко выстроить сотни заимствований в языке, причем в таких ключевых сферах, как финансы, хозяйство, торговля. Невозможно отрицать нашествия, невозможно отрицать такой важнейший период в русской истории, как время правления ханов Золотой Орды. Можно этот период назвать «игом» или протекторатом над русскими княжествами, но существование такого периода трудно отрицать, к тому же не все там было так уж плохо, как описывают порой историки. Во всяком случае, трудно себе представить возникновение Российской империи без такого важного этапа, как получение навыков в рамках великой государственности под названием Золотая Орда. Не было другого способа научиться управлять будущим громадным государством. Орда внесла свою лепту, обучив русских имперским навыкам, одновременно много татар ушло на русскую службу в Московию.

Путаница у историков начинается с распространения современного этнонима на прошлые события, причем в поиске древних корней порой доходят до неандертальцев, пытаясь даже первобытным людям придать этнические признаки. В предыдущей статье мы рассмотрели сложность переноса этнонима «русский» на времена Киевской Руси. Нечто аналогичное происходит и с татарской историей — идет игра с историческими самоназваниями, которые пытаются политизировать. До сих пор спорят о том татары мы или булгары, хотя вначале надо спросить: а кто такие булгары? Окажется, что булгары — это не этноним, а политоним, относящийся к союзу различных племен с различным самоназванием: сувары, буртасы, барсилы, баранджары, огузы и т.д. Возникает вопрос: мы барсилы или буртасы? Вроде бы не огузы. На сувар претендуют чуваши. У барсил взяли в качестве герба их тамгу «белого барса». Пожалуй, и булгары оставили свой след, ведь они были доминирующим племенем, давшим свое имя государству, как варяжское племя русов дало имя русским, а дунайские болгары оставили свое имя ославянившейся Болгарии.

Зададимся вопросом о происхождении самих булгар, что прояснит многие вещи в этнической истории татар. В действительности корни булгар уходят к хунну/гуннам, как и у татар. Одни корни, один язык, одна история. В традиции тюрков, начиная с хунну, живших на севере нынешнего Китая, было деление иерархии племенных вождей на «правых» (западных) и «левых» (восточных). В результате войны 155 года с сяньбийцами одна часть ганьсуйских тюрков ушла в горы Алтая и к Иртышу, другая в 158 году ушла на территорию между Волгой и Уралом. Их стали называть гуннами. Они спровоцировали Великое переселение народов. «Во второй половине V века, — пишет Лев Гумилев, — хуннский этнос исчез в четырех районах, не похожих друг на друга ни по природным условиям, ни по населению, ни по культуре. Точнее, погибли четыре народа, в которых хунны присутствовали как необходимый компонент… Акациры смешались с сарагурами и породили древних болгар, ганьсуйские хунны вошли в состав орды тюркютов Ашина; чуйские племена поддерживали величие западно-тюркютского каганата и выделили из своей среды героическое племя тюрков-шато, в Х веке вновь овладевшее Китаем. Наконец, хунны, оставшиеся в Ордосе, Шэньси и Шаньси, смешались с табгачами и разделили судьбу империи Тоба-Вэй». Для нас существенно отметить два крыла: западное — болгары и восточное — ганьсуйские тюрко-татары. Ганьсу (сегодня провинция Китая) граничит с Синьцзяном, Монголией, Внутренней Монголией и Тибетом.

021«Если реально было не татарское, а именно монгольское нашествие, то спрашивается, куда же делись эти самые монголы, ведь их полчища не просто прошли огнем и мечом, но и долгие столетия оставались на нашей земле?»

Относительно самого раннего периода писаной истории не всегда возможно определенно говорить об этнической принадлежности племен, но совершенно очевидно, что сложилось две политические доминанты: Татары и Монголы. Азиатские легенды гласят, что в седьмом колене от Тюрка родились два близнеца: Татар и Монгол, которым отец их Или-хан разделил «Тюркистан»: первому дал восточную половину, а второму западную. Это можно считать вымыслом, сказкой, но такое деление настойчиво повторяют летописцы. Выдающийся историк Н.Я. Бичурин, профессор Казанского императорского университета, замечает: «Персидский историк Хондемир, почитая Тюрка главою двух Домов — Татар и Монгол, господствовавших в Монголии, называет Монголию Тюркистаном… Тюркский историк Абюль-кази-хан хотя производит монголов от Тюрка, но нынешние тюркские племена, т.е. говорящие татарским языком, почитает не одного племени с монголами». Такое деление на Татар и Монгол повторяется также в китайских хрониках. В источниках не столько говорится об этносах, сколько об истории конкретного Дома или племени, или даже правлении конкретного вождя, кагана, хана и т.д. Бичурин, опираясь на многочисленные китайские источники, пишет: «Уже в начале третьего столетия, когда Хунны сильно потрясли Срединное царство, китайцы узнали, что монголы незадолго пред тем временем находились под верховною властью двух единоплеменных Домов, хунну и Дун-ху. Хунну, по азиатским историкам Дом Могул-хана, царствовал в западной половине Монголии: орда его стояла под Хангаем (близ Орхона); владения его простирались от Калгана к северу за Байкал, к западу до Тарбагатайских гор. Дун-ху, по азиатским историкам Дом Татар-хана, господствовал в восточной Монголии… Потомки обоих сих Домов взаимно возвышались и упадали, и сим образом в двух линиях попеременно господствовали в Монголии тринадцать столетий». Итак, в источниках речь идет о Доме Могул-хана и Доме Татар-хана, т.е. о династиях, а не этносах и нет прямых указаний на каком языке они говорили. То, что в хуннской державе говорили на тюркском, это бесспорно, поскольку целый ряд племен до сегодняшнего дня сохранили свое самоназвание и тюркский язык. И лучшим подтверждением служит пример с булгарами, чье тюркское происхождение не подвергается сомнению. В любом случае можно утверждать, что среди хуннских племен было распространено татаро-монгольское двуязычие.

Для нас существенно отметить наличие двух самостоятельных историй монголов. «С падением Дома Кидань пресеклась первая монгольская династия Хунну, продолжавшаяся в родовых поколениях с 1894 года до Р.Х. до 1115 года по Р.Х., — пишет Бичурин. — Место его, после краткого промежутка (31 года) заступил Дом Монгол, доныне продолжающийся в поколениях монгольских князей». Если первую историю монгол трудно отделить от татарской истории, более того ее чаще называют просто татарской, то вторая половина связана с историей халха-монгол и для нас не представляет особого интереса. Важно также отметить, что ганьсуйские татары оказали серьезное влияние на исторические события в Уйгурском каганате, Восточном Туркестане и Монголии, но со временем центр исторических событий переместится на территорию Алтая, где они слились с другими татарами.

Различные татарские племена активно участвовали в образовании Тюркского каганата, в частности, поддерживали дипломатические отношения с Китаем благодаря близости Ганьсу к китайской границе. Летописи неоднократно упоминают «отуз-татар», «токуз-татар». В Терхинской надписи сообщается, что «когда писались эти письмена — о мой хан! — то присутствовали именитые моего Небесного хана, восьмиплеменные татары, семнадцать аз’ских буюруков, сенгуны и тысячный отряд из (народа) тонгра, уйгурский народ вместе с моими тегинами». Истеми-каган в 557/558 гг. раздвинул границы Тюркского Эля до берегов Волги, так что нынешняя территория Татарстана стала частью каганата.

Примерно в это же время западное крыло гуннов в лице болгар создавали государства на Азове, Волге и Дунае. После поражения Аттилы часть болгар вернулась на Волгу, к своим же родственным тюркским племенам и вместе с ними образовала Волжско-Камскую Болгарию. Когда на месте Тюркского каганата появляется империя Чингизхана, то она оказывается собранной опять-таки из тех же самых тюрко-монгольско-татарских компонентов, но при доминировании династии чингизидов. Порой недоуменно спрашивают: «Если татары и булгары один народ, почему тогда Бату разрушил город Болгар?» А разве братья никогда не воевали? Вспомните Каина и Авеля. Разве кровное родство останавливало кого-либо от братоубийственной войны? А междоусобица русских князей была столь ожесточенной, что татары могли бы у них поучиться. Татары точно также воевали со своими братьями кыпчаками, в частности с князем Бачманом. В то же время этнические различия не останавливали от союза половцев (кыпчаков) с русскими. Кстати, упорное сопротивление булгар и кыпчаков войскам Бату объясняется тем, что все они одинаково владели татарской тактикой сражения в конном строю, они имели то же оружие и те же навыки, поскольку были по существу одним народом, но из разных племен. Так, что булгары и татары, как западное и восточное крыло хуннов/гуннов вновь воссоединились в Волжско-Камской Болгарии, а затем Золотой Орде как носители единой татаро-болгарской цивилизации, а не какой-то особой булгарской культуры. Выражаясь в современных терминах, булгары всегда были лишь субэтносом татарского народа.

У современных историков постоянно фигурируют монголы, которые завоевали Волжско-Камскую Болгарию и русские земли. Любопытно, что источники настойчиво говорят о татарах, а наши ученые и публицисты их столь же настойчиво называют монголами. Такое переписывание «татар» на «монгол», видимо, нужно для того, чтобы отделить историю татаро-монгольских завоеваний от современных татар, «пощадить» самолюбие татар, свалив всю вину на монголов. Современные татары, конечно же, не средневековые татарские племена, но это вовсе не значит, что они не имеют никакого отношения к ним. Нет нужды одну ложь прикрывать другой ложью.

Если реально было не татарское, а именно монгольское нашествие, то спрашивается, куда же делись эти самые монголы, ведь их полчища не просто прошли огнем и мечом, но и долгие столетия оставались на нашей земле? Где же следы их пребывания? Почему ДНК-анализ Y хромосомы не выявляет среди татарского населения монгольской гаплогруппы. Как же так, ни один монгольский воин не взял себе в жены ни татарской, ни русской, ни финно-угорской девушки? Кто в это поверит? Они что давали обет безбрачия? Только у ханов жен было десятками (минимум четыре) и наложниц сотнями.

КАК НАЗЫВАЛИ ВСЕХ ТЮРКОВ И МОНГОЛОВ?

«Слава богу, что на вранье нет пошлин! Ведь куда бы какое всем было разорение».

Денис Иванович Фонвизин

Посмотрим, как было на самом деле и почему возникает смешение терминологии. В Средние века (точнее VIII — X вв.) в период возвышения татар китайские и арабские летописцы упоминают три большие группы татар по признаку ведения хозяйства: белых (земледельцы), черных (скотоводы) и диких (охотники) татар. Татар, живших ближе к Великой стене, китайцы называли «образованными» или «спелыми», поскольку они были хлебопашцами. В состав так называемых «черных татар», обитавших в степях Монголии входили два крупных племени кераитов и монгол. А потому, если в источниках встречается самоназвание кераит или монгол, это вовсе не означает, что они не татары. Монголы, входившие в состав «черных» татар и современные халха-монголы — разные народы.

«Дикие» татары жили в лесах ближе к Байкалу и занимались охотой. У них не было хана, а потому для китайцев они были не «спелыми», «сырыми», мы бы по-татарски сказали: «чип-чи». Кстати, Чингизхан по материнской линии происходит от хори-туматов, одной из бурятских ветвей, а буряты в Средние века считались частью «диких татар», хотя не совсем ясно на каком языке говорили. Не случайно Рашид ад-дин, один из наиболее осведомленных летописцев, пишет: «В древности монголы были (лишь) одним из племен из всей совокупности тюркских степных племен».

Татарские племена размножались и делились, приобретая новые самоназвания, с которыми и остались в памяти. Порой их называли обобщенно «Татар», но временами упоминались только племенные названия. Так, например, Рашид ад-дин особо выделяет шесть татарских государств: «Татарских племен, что известны и славны и каждое в отдельности имеет войско и своего государя, — шесть, идущих в таком порядке: татары-тутукулйут, татары-алчи, татары-чаган, татары-куин, татары-терат, татары-баркуй. Племя тутукулйут — самое уважаемое из татарских племен». Отметим одну деталь в тексте знаменитого летописца, которая существенна для понимания средневековой ментальности. «Есть такой обычай, — продолжает Рашид ад-дин, — что всякий человек, который происходит из этого племени, если он будет мужчина, его называют — тутукулитай, если же он будет женского пола, то называется — тутукуличин. Происходящие из племени алчи-татар называются алчитай и алчин; из — племени куин-татар, — куитай и куинчин, из племени терат — терати и тераучин». Следовательно, в летописях может встречаться только самоназвание самого племени или же может указываться и тот племенной союз, из которого он вышел. Если в летописях ничего не говорится о татарах, то это не значит, что их не было, в то же время, если речь идет о Татарах вообще, то туда могут включать не только родственные тюркские, но и зависимые (например, монгольские) племена. Игнорирование этого обстоятельства приводит к путанице в толковании исторических событий. Важно отличать также самоназвание народов и племен от имени правящей династии, что может внести путаницу в используемые этнонимы. Именно вследствие такой путаницы самоназвание племени Чингизхана было перенесено на всю империю, а затем стало использоваться в качестве этнонима, выходящего за рамки собственно халха-монголов.

Китайский дипломат и разведчик Мэн-хун, представитель императорской ставки у татар, хорошо знавший Чингизхана и его соратников в «Записках о монголо-татарах» (1219 г.) пишет: «(Это) поколение происходит от шато’сцев и составляет особенный род. Они разделяются на три вида: черных, белых и непокорных (диких)». Под Шато китайцы имели в виду территорию между уйгурами и ганьсуйцами. «Князь Субутай, — продолжает Мэн-ху, — происходит от белых татар… Нынешний император Чингиз, его полководцы, министры и главнейшие чиновники, все принадлежат к черным татарам… Главнокомандующий всех войск, канцлер всех провинций, великий князь Мухури — черный татарин». Для большей убедительности Мэн-ху отмечает про Мухури: «Я сам при свиданиях с ним слышал, как он называл себя всякий раз татарским человеком». Из летописей, число которых легко преумножить, становится ясно, что до появления Чингизхана на территории Большого Алтая и Монголии доминировали татары. Рашид ад-дин свидетельствует: «Из-за их чрезвычайного величия и почетного положения другие тюркские роды, при всем различии их разрядов и названий, стали известны под их именем и все назывались татарами». Для Рашид-ад-дина монголы становятся известными в IX — Х вв. До возвышения монгол в эпоху Чингизхана господствовал политоним «татар», который распространяли на все тюркские и, возможно, также и монгольские племена.

«Государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью».

Николло Макиавелли

Возвышение Чингизхана привело к росту авторитета его конкретного племени «монгол», что стало названием династии, а не этническим признаком. Плано Карпини, побывавший в 1246 г. в Монголии, пишет в своем отчете: «Начинается история Монголов, именуемых нами Татарами». Здесь нет никакой ошибки, он хорошо знал правителей империи. Для него существовала династия Монголов, правившая многочисленными татарскими племенами. Появление Монгольской империи связано с возвышением именно конкретного племени Чингизхана. Не случайно в Золотой Орде нередко фигурировал термин «Дом Бату», под которым имелись в виду многочисленные джучиды с женами. Теперь становится понятной, почему все летописи — китайские, арабские, европейские — упорно Монгольскую империю называют Татарией, а народ татарами и почему татарский, а не монгольский язык в Средние века выполнял функцию лингва франка.

Я переплыл залив Судака.
Я сел на дикого коня.
Я воскликнул:
России нет, не стало больше,
Ее раздел рассек, как Польшу.
И люди ужаснулись.
Я сказал, что сердце современного
русского висит, как нетопырь.
И люди раскаялись.
Я сказал:
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Я сказал:
Долой Габсбургов! Узду
Гогенцоллернам!
Я писал орлиным пером. Шелковое,
золотое, оно вилось вокруг
крупного стержня
Я ходил по берегу прекрасного озера,
в лаптях и голубой
рубашке. Я был сам прекрасен.
Я имел старый медный кистень
с круглыми шишаками.
Я имел свирель из двух тростин и рожка
отпиленного.
Я был снят с черепом в руке.
Я в Петровске видел морских змей.
Я на Урале перенес воду из Каспия
в моря Карские.
Я сказал:
Вечен снег высокого Казбека, но мне
милей свежая
парча осеннего Урала.
На Гребенских горах я находил зубы ската
и серебряные
раковины вышиной с колесо фараоновой
колесницы.

Велимир Хлебников. Конец 1909 — начало 1910

Продолжение следует.

Источник: www.business-gazeta.ru/

031

(Посещено: в целом 418 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий