А в Китае ли побывал Марко Поло?

07   Венецианский купец и путешественник не упоминает в своих записках ни о Великой Китайской стене, ни о чае, как не рассказывает он о палочках для еды или об обычае бинтования ног девочкам из знатных семей. Историки же обращают внимание на то, что сегодня с китайской культурой связывают совсем иные традиции, нежели чем во времена Марко Поло.

О МАРКО ПОЛО
Материал из Википедии
09

045Ма́рко По́ло (итал. Marco Polo; 15 сентября 1254, Венеция — 8 января 1324, там же) — итальянский купец и путешественник, представивший историю своего путешествия по Азии в знаменитой «Книге о разнообразии мира». Несмотря на сомнения в достоверности фактов, изложенных в этой книге, высказываемые с момента её появления до нынешнего времени, она служит ценным источником по географии, этнографии, истории Армении, Ирана, Китая, Казахстана, Монголии, Индии, Индонезии и других стран в средние века. Эта книга оказала значительное влияние на мореплавателей, картографов, писателей XIV—XVI веков. В частности, она была на корабле Христофора Колумба во время его поиска маршрута в Индию; по подсчётам исследователей, Колумб сделал на ней 70 пометок.

Считается, что Марко Поло родился в семье венецианского купца Никколо Поло, семейство которого занималось торговлей ювелирными изделиями и пряностями. Поскольку свидетельств о рождении Марко Поло не сохранилось, традиционная версия о его рождении в Венеции была оспорена в XIX веке хорватскими исследователями, которые утверждают, что первые свидетельства пребывания семейства Поло в Венеции относятся ко второй половине XIII века, где на них ссылаются как Poli di Dalmazia, в то время как вплоть до 1430 года семейство Поло владело домом в Корчуле, ныне в Хорватии.

Венецианские купцы, достигшие в тринадцатом веке торгового могущества на Средиземном море, не могли остаться равнодушными к исследованиям, предпринимаемым смелыми путешественниками в Центральной Азии, Индии и Китае. Они понимали, что эти путешествия открывают перед ними новые рынки сбыта и что торговля с Востоком сулит им неисчислимые выгоды. Таким образом, интересы торговли неминуемо должны были привести к изучению новых стран. Именно по этой причине два крупных венецианских торговца предприняли путешествие в Восточную Азию.

В 1260 году Николо, отец Марко, вместе со своим братом Маффео отправились в Крым (в Судак), где у их третьего брата, которого также звали Марко, был свой торговый дом. Далее они двинулись по тому же маршруту, по которому в 1253 году прошёл Гийом де Рубрук. Проведя год в Сарай-Бату, братья двинулись дальше в Бухару. В связи с опасностью военных действий, которые вёл Берке (брат Батыя) в этом регионе, братья вынуждены были отложить возвращение домой. Пробыв в Бухаре три года и не имея возможности вернуться домой, они присоединились к персидскому каравану, который послал ильхан Хулагу в Ханбалык (современный Пекин) своему брату, монгольскому хану Хубилаю, который к тому времени практически завершил разгром китайской династии Сун и вскоре стал единоличным правителем Монгольской империи и Китая.

Зимой 1266 года братья достигли Пекина и были приняты Хубилаем, который, по словам братьев, дал им золотую пайцзу для свободной дороги назад и попросил их передать послание папе римскому с просьбой прислать ему масла с гробницы Христа в Иерусалиме и проповедников христианства. Вместе с братьями отправился и монгольский посол в Ватикан, однако, в дороге он заболел и отстал. В дороге Николо узнал о смерти своей жены и о рождении сына, появившегося на свет через несколько дней после его отъезда, в 1254 году, и названного Марко. Прибыв в Венецию в 1269 году, братья обнаружили, что Папа Климент IV умер, а новый так и не был назначен. Желая поскорее выполнить поручение, они решили не дожидаться назначения нового папы, и в 1271 году отправились в Иерусалим, взяв с собой Марко.

Первым Китайским городом, в который в 1275 году добралось семейство Поло, был Шачжа (современный Дуньхуан). В том же году они добрались до летней резиденции Хубилая в Шанду (в современной китайской провинции Ганьсу). По словам Поло, хан был им восхищён, давал различные поручения, не разрешал ему возвращаться в Венецию и даже в течение трёх лет держал его губернатором города Янчжоу (Глава CXLIV, Книга 2). Кроме того, семейство Поло (по утверждениям книги) участвовало в развитии армии хана и научило его использовать катапульты при осаде крепостей.

Описание жизни Поло в Китае редко следует хронологическому порядку, что составляет проблему в определении точного маршрута его путешествий. Но его описание достаточно точно географически, оно даёт ориентацию по сторонам света и расстояниям в терминах дней маршрута: «На юг от Паншина через один день пути большой и знатный город Каиу». Кроме того Поло описывает повседневную жизнь китайцев, упоминая использование бумажных денег, типичные ремёсла и кулинарные традиции различных областей. Он пробыл в Китае семнадцать лет.

Несмотря на многочисленные просьбы семейства Поло хан не хотел отпускать их от себя, но в 1291 году, когда он выдал одну из монгольских принцесс за персидского ильхана Аргуна, ему понадобилась помощь венецианцев, для того чтобы доставить невесту более безопасным морским путём.

Одним из мифов, сложившихся вокруг путешествия Марко Поло, является представление о нём как о первом контакте между Европой и Китаем. Даже не учитывая предположения о контактах между Римской империей и династией Хань, монгольские завоевания XIII века облегчили маршрут между Европой и Азией (поскольку он теперь проходил по территории практически одного государства).

В архивах Хубилая от 1261 года есть ссылка на европейских купцов из Страны полночного солнца, вероятно, скандинавских или новгородских. В своем первом путешествии Николо и Маффео Поло шли по тому же маршруту, что и Гийом де Рубрук, действительно посланный королём Людовиком IX, дошедший до тогдашней монгольской столицы Каракорума и вернувшийся в 1255 году. Описание его маршрута было известно в средневековой Европе и могло быть известно братьям Поло ещё в их первом путешествии.

Во время пребывания Поло в Китае в Европу приехал уроженец Пекина Раббан Саума, а миссионер Джованни Монтекорвино, наоборот, направился в Китай. Опубликованный в 1997 году Дэвидом Селбурном текст итальянского еврея Якова из Анконы, якобы побывавшего в Китае в 1270—1271 г., незадолго до Поло, по оценке большинства гебраистов и китаистов, представляет собой мистификацию.

Тем не менее, в отличие от предыдущих путешественников, Марко Поло оставил описание мест, в которых он побывал. Его книга приобрела большую популярность и на протяжении всего Средневековья соперничала по успеху у публики с фантастическим путешествием Джона Мандевиля (прообразом которого стал Одорико Порденоне).

Благодаря Марко Поло широкому кругу европейцев стало известно о бумажных деньгах, саговой пальме, о черных камнях, которые горят. Информация о местонахождении пряностей, ценившихся на вес золота, способствовало вовлечению европейцев в торговлю ими, ликвидации торговой монополии арабских купцов и последующему переделу мира.

С самого момента его возвращения в город истории из поездки воспринимались с недоверием. Питер Джексон в качестве одной из причин недоверия упоминает нежелание принять его описание хорошо организованной и гостеприимной Монгольской империи, которое противоречило традиционному западному представлению о варварах. В свою очередь в 1995 году Франсис Вуд, куратор китайской коллекции Британского Музея, выпустила популярную книгу, в которой поставила под вопрос сам факт путешествия Поло в Китай, предположив, что венецианец не путешествовал за пределы Малой Азии и Чёрного моря, а просто использовал известные ему описания путешествий персидских купцов. Например, в своей книге Марко Поло пишет, что помогал монголам при осаде сунской базы в Санъяне, однако осада этой базы закончилась в 1273 году, то есть, за два года до его прибытия в Китай. Франсис Вуд отмечает, что ни иероглифы, ни книгопечатание, ни чай, ни фарфор, ни практика бинтования ног женщин, ни Великая китайская стена в книге Поло не упомянуты. Аргументы, выдвигаемые сторонниками аутентичности путешествия, основываются на особенностях процесса создания книги и цели Поло в передаче своих воспоминаний.

Описания Марко Поло полны неточностей. Это касается названий отдельных городов и провинций, их взаимного местоположения, а также описаний объектов в этих городах. Знаменитым примером является описание моста под Пекином (носящего сейчас имя Марко Поло), который в действительности имеет в два раза меньше арок, чем описано в книге.

В защиту Марко Поло можно сказать, что описание им велось по памяти, он был знаком с персидским и использовал персидские названия, которые часто также были непоследовательны в своей передаче китайских названий. Некоторые неточности вносились при переводе или переписывании книги, поэтому некоторые сохранившиеся манускрипты точнее других. Кроме того, во многих случаях Марко действительно пользовался информацией из вторых рук (особенно при описании исторических или фантастических событий, случившихся до его путешествия). Такого рода неточностями грешат и многие другие современные ему описания, которые не могут быть обвинены в том, что их авторы не находились в том месте в то время.

Поло знал персидский (язык международной коммуникации того времени), живя в Китае, выучил монгольский (язык администрации Китая в этот период), но не имел необходимости учить китайский. Как член монгольской администрации, он жил в отдалении от китайского общества (которое по его свидетельству отрицательно относилось к европейским варварам), мало пересекался с его повседневной жизнью, и не имел возможности наблюдать многие традиции, очевидные лишь в домашнем хозяйстве. Для человека, который не получил систематического образования и был чужд литературе, местные книги представляли «китайскую грамоту», но Поло подробно описывает производство бумажных денег, которое мало отличается от печати книг.

Чай был к тому времени широко известен в Персии, поэтому не представлял интереса для автора, сходным образом он не упоминается в арабских и персидских описаниях того времени. Фарфор был кратко упомянут в книге.

Что касается бинтования ног, в одном из манускриптов (Z) есть упоминание о том, что китайские женщины ходят очень мелкими шажками, но оно не разъясняется полнее.

Великая стена в том виде, в котором мы её знаем сейчас, была построена во времена династии Мин. Во времена Марко Поло это были по большей части земляные укрепления, которые не представляли собой непрерывной стены, а были ограничены наиболее уязвимыми в военном отношении участками. Для венецианца укрепления такого рода могли не представлять существенного интереса.

Почёт, оказанный Хубилаем молодому Марко Поло, назначение его губернатором Янчжоу, отсутствие китайских или монгольских официальных записей о пребывании купцов в Китае в течение почти двадцати лет, по мнению Франсис Вуд, выглядят недостоверно. В доказательство пребывания Поло в Китае упоминается, например, единственная ссылка от 1271 года, в которой Пагба-лама, близкий советник Хубилая, упоминает в своём дневнике иностранца, находящегося в дружеских отношениях с ханом[12], но в ней не указаны ни имя, ни национальность, ни срок пребывания этого иностранца в Китае.

Однако в своей книге Поло демонстрирует такую осведомлённость о происшествиях при дворе хана, которую затруднительно приобрести без близости ко двору. Так, в Главе LXXXV (О предательском замысле возмутить город Камбалу) он, подчеркнув своё личное присутствие при событиях, подробно описывает различные злоупотребления министра Ахмада и обстоятельства его убийства, называя имя убийцы (Ванчжу), что в точности соответствует китайским источникам.

Этот эпизод особенно важен потому, что китайская династийная хроника Юань-ши упоминает имя По-Ло как человека, который был в составе комиссии по расследованию убийства и выделился тем, что искренне рассказал императору о злоупотреблениях Ахмада.

Распространенной практикой было использование китайских прозвищ для иностранцев, в связи с чем сложно найти упоминание имени Поло в других китайских источниках. Многие европейцы, которые официально побывали в центре империи монголов в этот период, например, де Рубрук, вообще не удостоились упоминания в китайских летописях.

Крайне мало известно о его жизни после возвращения из Китая. По некоторым данным, участвовал в войне с Генуей. Около 1298 года Поло попал в плен к генуэзцам и находился там до мая 1299 года. Его рассказы о путешествиях были записаны ещё одним заключенным, Рустикелло (Рустичано), который занимался также написанием рыцарских романов. По некоторым данным, текст диктовался на венетском диалекте, по другим — он был записан на старофранцузском со вставками на итальянском. В связи с тем, что оригинальный манускрипт не сохранился, установить истину не представляется возможным.

После освобождения из генуэзского плена он вернулся в Венецию, женился и от этого брака у него было три дочери (две были выданы за купцов из Далмации, что, по мнению некоторых исследователей, подтверждает гипотезу о его хорватском происхождении, но сама жена была из известного венецианского рода, что скорее говорит об устоявшихся связях семейства Поло в Венеции). У него был также дом на углу улиц Rio di San Giovanni Crisostomo и Rio di San Lio. Есть документы о том, что он участвовал в двух мелких судебных процессах.

В 1324 году, будучи уже больным человеком, Поло написал своё завещание, в котором упомянута золотая пайцза, полученная от татарского хана (он получил её от дяди Маффео, который, в свою очередь, завещал её Марко в 1310 году). В том же 1324 году Марко умер и был похоронен в церкви Сан Лоренцо. В 1596 году его дом (где, по преданию, хранились вещи, привезённые им из китайского похода) сгорел. Церковь, в которой он был похоронен, в XIX веке была снесена.

06

А в Китае ли побывал Марко Поло?
Сесар Сервера
09

05Венецианский купец и путешественник не упоминает в своих записках ни о Великой Китайской стене, ни о чае, как не рассказывает он о палочках для еды или об обычае бинтования ног девочкам из знатных семей. Историки же обращают внимание на то, что сегодня с китайской культурой связывают совсем иные традиции, нежели чем во времена Марко Поло.

Современники путешественника едва верили его рассказам о далеком Китае. В своем труде под названием «Книга о разнообразии мира» он описывал экзотические земли, непознанные цивилизации и несметные сокровища, которые доставлялись на европейские рынки. Путешествия венецианского купца будоражили воображение его читателей. Но давайте задумаемся о том, насколько правдоподобны его рассказы? Действительно ли в Китае побывал Марко?

История семьи Поло в Восточной Азии началась в 1260 году. Николо и Матео Поло, отец и дядя Марко, продали все, чем они владели в Константинополе, важном торговом центре и Европы и Азии, и отправились в Сарай-Бату, находившийся на территории Монгольской империи. Группа венецианцев привлекла внимание Великого Хана, который никогда раньше не встречался с итальянцами и был очарован общением с ними.

Через год семья Поло явилась ко двору Хубилая, внука основателя империи, Чингисхана. Хан повелел братьям Поло вернуться в Италию с тем, чтобы найти 100 выдающихся людей, способных стать украшением его двора. По возвращению в Венецию, Николо узнал о том, что в его отсутствие у него родился сын Марко. Во время второй экспедиции Николо Поло ко двору Великого Хана, в 1271 году, его сопровождал 17-летний сын.

С 1271 по 1295 год Марко и его семья провели в самом сердце Азии, в Китае, при Дворе Хубилая. Все это время Марко Поло диктовал писарю невероятные, удивительные истории. В одном из таких рассказов описывался передвижной бамбуковый дворец хана Хубилая, а также его летняя резиденция Шанду, ставшая, благодаря воспоминаниям венецианца, настоящим символом восточной роскоши. Из другого рассказа мы узнаем о дворе хана, блиставшем знатными вельможами, мудрецами, монахами и чародеями.

На территории Армении Марко Поло побывал на горе, где, как утверждалось, очутился Ноев Ковчег, в Персии он посетил предполагаемую могилу волхвов, где покоились нетленные мощи Каспара, Мельхиора и Балтазара. По прибытии в Китай, он стал одним из первых европейских писателей, упоминавших о нефти и понимавших, пусть и частично, важность угля. Марко Поло и его писарь Рустичелло Пизанский, украсили свои рассказы многочисленными легендами и изложили все приключения очень доступным языком, не чуждым литературным канонам.

Однако, по мере того, как разворачивается повествование и путешественники продвигаются в глубь Азии, становятся все более очевидными некоторые несоответствия. Мир востока оказывается окутанным дымкой легенд и вымыслов, и жанр мемуаров плавно перетекает в фантастику, все больше напоминая «Путешествие Гулливера». После того, как семейство Поло добралось до Пекина, Марко в числе прочих иностранцев поступил на службу к Великому Хану. Согласно некоторым записям, все при дворе имело поистине гигантские размеры. Марко Поло раскрыл для европейцев жесточайшую дисциплину, царившую в монгольской армии, а также существование огромнейших городов, таких, например, Кинсаи, современный Ханчжоу, где насчитывалось около одного миллиона жителей и 12 тысяч мостов.

Насколько же правдоподобны рассказы Марко Поло?

Явная склонность к беллетристике и некоторые малоубедительные детали заставили историков сомневаться в том, что Марко Поло действительно очутился так далеко в Азии, как утверждалось в его книге. Известно, что он побывал в Монголии, однако, задаются вопросом некоторые исследователи, почему же он не упоминает о Великой Китайской стене, о чае, о палочках для еды или об обычае бинтования ступней девочкам из благородных семейств? Может, нога венецианца и не ступала никогда на земли Поднебесной, а все подробности он узнал от путешественников и из персидских книг?

Некоторые сомнения разрешаются сами собой. Состояние Великой Китайской стены в Средние века неизвестно, так как в начале Нового времени она была практически полностью перестроена по приказу правителей династии Мин. Вполне вероятно, что во время путешествия Марко Поло от укрепления остались всего лишь руины.

Некоторые традиции, которые сегодня связаны в нашем сознании с китайской культурой, возможно и не представляли для венецианца особой значимости, да и к тому же мнение Марко находилось под сильным влиянием монголов, властвовавших тогда в этой части света.

В 2012 немецкий исследователь Ганс Ульрих Фогель (Hans Ulrich Vogel) опубликовал наиболее полное историческое исследование, в котором путешествия Марко Поло рассматривались на предмет достоверности. Помимо уже приведенных аргументов в защиту венецианца, ученый-историк обращает наше внимание на то, что ни один европеец и в целом ни один автор не приводит столь полного описания китайских монет того периода, а также процесса получения соли. Было проведено сравнение рассказа Поло о том, как добывали соль в китайском городе Шанглу, и подлинными документами эпохи династии Юань. Кроме того, Марко — единственный, кто с удивительной точностью описал технику изготовления бумаги из коры тутового дерева. Лишь тот, кто лично видел, как это происходит, мог бы описать все настолько подробно.

34

(Посещено: в целом 311 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий