Знаменитая речь Махатхира Мухаммада

054

Весь мир смотрит на нас. Безусловно, 1.3 миллиарда мусульман, одна шестая часть населения Земного шара, возлагает на нас и на эту встречу свои надежды, несмотря на то, что они могут подвергать большим сомнениям нашу волю и способность хотя бы решиться восстановить честь Ислама и мусульман, не говоря уже о том, чтобы освободить наших братьев и сестер от угнетения и унижения, от которых они страдают сегодня.

567
Махатхир Мухаммад (джави: محضير بن محمد, род. 20 декабря 1925 года, Алор-Сетар) — государственный и политический деятель Малайзии, в 1981—2003 гг. премьер-министр.
Родился в семье школьного учителя. По образованию врач: в 1953 году окончил медицинский факультет Университета Малайя в Сингапуре. Вёл медицинскую практику. В 1946 году вступил в только что основанную Объединённую малайскую национальную организацию (ОМНО). В 1964 году стал членом парламента от ОМНО. В 1969 году за критику политики премьер-министра Абдул Рахмана исключён из ОМНО. Написал книгу «Малайская дилемма», которая сразу же была запрещена в Малайзии. В 1972 году при премьер-министре Абдул Разаке восстановлен в ОМНО и через год назначен сенатором. В 1972-1981 годах – заместитель премьер-министра. В 1981-2003 годах президент партии ОМНО и премьер-министр. 19 мая 2008 года, пытаясь оказать давление на премьер-министра Абдуллу Бадави и заставить его покинуть пост в пользу его заместителя Наджиба Разака, заявил о выходе из ОМНО. Вернулся в партию, как только Наджиб Разак занял пост премьер-министра.
При нём Малайзия превратилась из страны со слаборазвитой аграрной экономикой в одного из «азиатских тигров». Пропагандировал «азиатские ценности» в противовес западным, возглавлял международное движение неприсоединения.

Автор концепции «Видение 2020», ставящей целью превращение Малайзии в индустриальноразвитое государство к 2020 году. Большой заслугой Махатхира считается преодоление финансового кризиса 1998 с опорой на собственные силы. В качестве превентивной меры в отношении подобных экономических потрясений в будущем доктор Махатхир Мохаммад выдвинул «проект золотого динара», который подразумевает создание обеспеченной золотом международной валюты.
Возглавлял делегации Малайзии на многих международных форумах. Инициатор создания развивающимися странами неправительственной комиссии Юга по вопросам развития. В 1987 избран председателем международной конференции по борьбе со злоупотреблением наркотиков и их незаконным оборотом. В июле-августе 1987 посетил Москву с официальным визитом.
Совокупность его взглядов получила название махатхиризм. В 1998 и 2007 годах выпускались марки с его портретом. В 1998 московское издательство «Летопись» издало сборник речей и выступлений Махатхира под названием «От имени своего народа».

021
РЕЧЬ МАХАТХИРА МУХАММАДА
011

Речь Премьер-министра Малайзии  доктора Махатхира Мухаммада на открытии 10-й Сессии Исламской Конференции на Высшем уровне 16 октября 2003 года.
03

АльхамдулиЛлях, хвала Аллаху, благодаря милости и благословению Которого мы, лидеры стран Организации Исламская Конференция, собрались сегодня здесь, чтобы совещаться и, надеюсь, выработать план на будущее для Ислама и мусульманской уммы по всему миру.

От имени Правительства и людей многих национальностей и вероисповеданий – граждан Малайзии – я хотел бы выразить теплые приветствия всем присутствующим на этой 10-й Сессии Исламской Конференции на Высшем уровне, проводимой в Путраджайе, административной столице Малайзии.

Для Малайзии, действительно, большая честь принимать на своей территории эту Сессию, а также брать на себя председательство в Организации Исламская Конференция. Я благодарю членов Организации за проявленное доверие.

Как страна, принимающая Конференцию, Малайзия удовлетворена высоким уровнем участия стран-членов ОИК. Оно явно демонстрирует нашу постоянную и неослабевающую веру в наше дело, преданность нашей Организации и нашу коллективную волю и решимость усиливать ту роль, которую мы играем в судьбе мусульманской уммы.

Я бы также хотел приветствовать лидеров и представителей многих стран, которые выразили желание стать наблюдателями на этой встрече в связи с наличием в их странах значительного количества мусульманского населения. Независимо от того, являются ли они мусульманами, их присутствие на нашей встрече будет служить большему пониманию Ислама и мусульман, таким образом помогая опровергнуть сложившийся стереотип, что Ислам – религия отсталости и террора.

Весь мир смотрит на нас. Безусловно, 1.3 миллиарда мусульман, одна шестая часть населения Земного шара, возлагает на нас и на эту встречу свои надежды, несмотря на то, что они могут подвергать большим сомнениям нашу волю и способность хотя бы решиться восстановить честь Ислама и мусульман, не говоря уже о том, чтобы освободить наших братьев и сестер от угнетения и унижения, от которых они страдают сегодня.

Я не буду ни перечислять примеры нашего унижения и угнетения, ни лишний раз осуждать наших недоброжелателей и угнетателей. Это было бы примером напрасных слов: ведь они не изменят своего отношения к нам от того, что мы их осудим. Если мы хотим восстановить наше собственное достоинство и достоинство Ислама, нашей религии, именно мы должны принимать решения, именно мы должны действовать.

Начнем с того, что правительства всех мусульманских стран должны сплотить свои ряды и занять общую позицию если не по всем вопросам, то, по крайней мере, по некоторым основным, например – по вопросу Палестины. Мы все – мусульмане. Мы все подвергаемся угнетению. Нас всех унижают. Но мы – те, которых Аллах возвысил над нашими братьями по вере и вручил нам бразды правления над нашими странами – на самом деле никогда не пытались действовать совместно для того, чтобы проявить на нашем уровне братство и единство, выполнив тем самым то, чего от нас требует Ислам.

Но разделены не только наши правительства, разделена и мусульманская умма, и она продолжает разделяться снова и снова. На протяжении последних 1400 лет интерпретаторы Ислама, ученые, улемы вновь и вновь толковали единую Исламскую религию, принесенную Пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует), настолько по-разному, что сейчас мы имеем тысячу религий, которые зачастую столь противоречивы, что мы часто сражаемся из-за этого и убиваем друг друга.

Мы позволили нашей единой умме разделиться на многочисленные секты, мазхабы и тарикаты, каждый из которых больше радеет о праве считаться истинным приверженцем Ислама, чем вся наша умма как целая. Мы не замечаем того, что наших недоброжелателей и врагов не волнует вопрос о том, являемся ли мы истинными мусульманами или нет. Для них все мы – мусульмане, последователи религии и Пророка, который, как они заявляют, проповедует терроризм, и все мы – их заклятые враги. Они будут нападать на нас, убивать нас, вторгаться в наши земли, свергать наши правительства, независимо от того, являемся ли мы суннитами или шиитами, алавитами или друзами или кем бы то ни было еще. А мы помогаем им, нападая друг на друга и ослабляя друг друга, иногда – исполняя их приказания, действуя как их доверенные лица при нападении на наших братьев-мусульман. Мы пытаемся свергнуть наши правительства путем насилия, и при этом нам удается ослабить и разорить наши страны.

Мы полностью игнорируем и продолжаем игнорировать требование Ислама объединиться и быть братьями друг другу – мы, правительства исламских стран и исламская умма.

Но этим не исчерпывается все то, что мы игнорируем из учения Ислама. Нас благословили наставлением “читать”, то есть приобретать знания. Ранние мусульмане воплощали это наставление в жизнь, переводя и изучая работы древнегреческих и других доисламских ученых. И эти мусульманские ученые своими исследованиями вносили вклад в сокровищницу знаний.

Из среды ранних мусульман вышли великие математики и исследователи, ученые, врачи, астрономы и т.д. Они преуспели во всех областях знания своего времени, помимо изучения и практики своей собственной религии – Ислама. В результате мусульмане смогли воспользоваться богатством своих земель и извлечь выгоду из внешней торговли, укрепить свою обороноспособность, защитить свои народы и предоставить им возможность следовать исламскому образу жизни (ад-дин), как предписано Исламом. В то время, как средневековые европейцы были по-прежнему суеверными и отсталыми, просвещенные мусульмане уже построили великую мусульманскую цивилизацию, уважаемую и могущественную, более чем способную конкурировать с остальной частью мира и защищать свою умму от иностранной агрессии. Европейцы были вынуждены кланяться мусульманским ученым, чтобы получить свое собственное научное наследие.

Мусульман возглавляли великие лидеры, такие как Абдул Рахман III, аль-Мансур, Салах ад-Дин Айуби и другие, которые были во главе войск на полях сражений, защищая мусульманские земли и умму.

Но на половине пути развития Исламской цивилизации появились новые толкователи Ислама, которые стали учить тому, что приобретение мусульманами знаний означало лишь изучение исламской теологии. Изучение естественных наук, медицины и т.д. не поощрялось.

В интеллектуальном смысле в мусульманском обществе начался регресс. Из-за этого интеллектуального регресса мусульманская цивилизация начала шататься и клониться к упадку. Если бы не вмешательство воинов Оттоманской империи, мусульманская цивилизация исчезла бы с падением Гренады в 1492 году.

Ранние успехи Оттоманской империи, однако, не сопровождались интеллектуальным возрождением. Вместо этого мусульмане все более и более вовлекались в споры по незначительным вопросам, таким как: “соответствуют ли Исламу узкие брюки и кепки с козырьком”, “следует ли разрешить печатные машинки” и “можно ли использовать электричество при освещении мечетей”. Мусульмане проспали Промышленную революцию. И регресс продолжался до тех пор, пока британцы и французы не спровоцировали восстание против турецкого правления, свергнув Оттоманскую империю – последнюю мусульманскую сверхдержаву – и заменив ее европейскими колониями, а не теми независимыми государствами, о которых шла речь в их обещаниях. Лишь после Второй мировой войны эти колонии обрели независимость.

Помимо новых национальных государств мы также приняли западную демократическую систему. Это также разделило нас, поскольку образованные нами политические партии и группировки, некоторые из которых использовали исламские лозунги в своих целях, отвергали право других партий называться исламскими и отказывались признавать результаты демократических выборов, если им не удавалось придти к власти. Они прибегали к насилию, таким образом дестабилизируя и ослабляя мусульманские страны.

Из-за всех этих событий, происходивших на протяжении столетий, умма и мусульманская цивилизация настолько ослабли, что наступило время, когда не осталось ни единой мусульманской страны, не колонизированной европейцами и не находящейся под их господством. Однако последовавшее за этим периодом приобретение независимости не способствовало усилению мусульман. Государства были слабыми и страдали от плохого управления, постоянно находясь в состоянии смуты. Европейцы могли делать с мусульманскими территориями все, что им заблагорассудится. Неудивительно, что они отрезали часть мусульманской земли, чтобы создать на нем государство Израиль для решения еврейского вопроса. Разделенные, мусульмане не смогли предпринять никаких эффективных мер, чтобы предотвратить Бальфур и сионистские преступления.

Некоторые хотят заставить нас поверить в то, что, несмотря на все это, наша жизнь лучше жизни наших недоброжелателей. Некоторые верят, что нищета соответствует Исламу, страдания и подверженность угнетению – тоже. Этот мир не для нас. Нам – радости на небесах и в загробной жизни. Все, что мы должны делать – это выполнять определенные ритуалы, носить определенную одежду и иметь определенный внешний вид. Наша слабость, отсталость и неспособность помочь нашим братьям и сестрам, находящимся под гнетом, являются частью воли Аллаха, это – те страдания, которые мы должны перенести для того, чтобы заслужить Рай. Мы должны принять то, что выпало на нашу долю. Нам нет необходимости что-либо делать. Мы не можем сделать ничего против воли Аллаха.

Но правда ли то, что все это – воля Аллаха и мы не должны ничего делать? Аллах учит нас в суре Ар-Ра’д (11 аят): “Поистине, Аллах не меняет положения людей, пока они сами не изменят себя”.

Ранние мусульмане были угнетены так же, как и мы в настоящее время. Но после их искренних и решительных усилий помочь самим себе в соответствии с учением Ислама, Аллах помог им разгромить своих врагов и создать великую и могучую мусульманскую цивилизацию. А что сделали мы, особенно – учитывая те ресурсы, которыми Он нас наделил?

Наша сила – в нашей численности. Нас 1.3 миллиарда. У нас богатейшие запасы нефти во всем мире. У нас огромное богатство. Мы не настолько невежественные, как арабы периода джахилии, принявшие Ислам. Мы знакомы с тем, как функционируют мировая экономика и финансовая система. Под нашей властью находятся 50 из 180 стран мира. Наши голоса могут создавать или рушить международные организации. Однако мы выглядим более беспомощными, чем были малочисленные обратившиеся в Ислам арабы периода джахилии, принявшие Пророка в качестве своего лидера. Почему? Это – проявление воли Аллаха или же следствие неправильной интерпретации нашей религии, неспособности следовать правильным учениям нашей религии, а также совершения неправильных поступков?

Наша религия дарует нам наставление защищать свою умму. К сожалению, мы ставим акцент не на обороноспособности, а на оружии времен Пророка. Это оружие и лошади не могут больше нас защитить. Нам нужны огнестрельное оружие и ракеты, бомбы и военные самолеты, танки и военные корабли для обороны. Но в связи с тем, что мы неодобрительно отнеслись к изучению естественных наук и математики, как вещей, не приносящих никакой пользы в загробной жизни, сегодня мы не располагаем способностью самостоятельно производить оружие, столь необходимое для защиты. Нам приходится покупать оружие у наших недоброжелателей и врагов. Вот что произошло в результате поверхностной интерпретации Корана и неправильной расстановки акцентов, при которой внимание уделялось не сути Корана и Сунны Пророка, а форме, манерам и средствам, использовавшимся в 1-м веке по Хиджре. То же произошло и с другими наставлениями Ислама. Нас больше интересует буква, а не дух учения Аллаха, и мы придерживаемся лишь буквального толкования традиции Пророка.

Возможно, мы бы хотели воссоздать первое столетие по Хиджре, образ жизни тех времен для того, чтобы практиковать то, что мы считаем правильным исламским образом жизни. Но нам не позволят сделать это. Наши недоброжелатели и враги воспользуются нашей отсталостью и слабостью для того, чтобы получить над нами господство. Ислам не был ниспослан лишь для 7-го столетия нашей эры. Ислам был ниспослан на все времена. А времена изменились. Хотим мы этого или нет, но и мы должны измениться, не путем изменения нашей религии, а путем применения ее наставлений в контексте того мира, который радикально отличается от существовавшего в 1-м веке по Хиджре. Ислам не является неправильным, но в интерпретациях наших ученых, которые не являются пророками, хотя и могут быть очень образованными, возможны ошибки. Мы должны вернуться к фундаментальному учению Ислама, чтобы понять, действительно ли мы веруем в ту религию, которой учил нас Пророк, и исполняем предписания именно той религии. Невозможно, чтобы мы все исповедовали правильный и истинный Ислам, поскольку наши верования настолько отличаются друг от друга.

Сегодня ко всей мусульманской умме относятся с презрением. Она обесчещена. Наша религия подвергается унижению. Наши священные места оскверняются. Наши страны оккупированы. Наших людей убивают и морят голодом.

Ни одна из наших стран не является действительно независимой. На нас оказывают давление, чтобы заставлять нас исполнять желания наших угнетателей и указывать нам, как себя вести, как управлять нашими землями и даже как думать.

Сегодня, если они хотят совершить налет на нашу страну, убить ее жителей, разрушить деревни и города, мы не можем противопоставить этому ничего существенного. Неужели Ислам привел к такому положению дел? Или же мы не смогли выполнить своей религиозной обязанности?

Нашей единственной реакцией остается все больший и больший гнев. Гневные люди не могут адекватно мыслить. И оказывается, что некоторые наши люди реагируют на происходящее иррационально. Они осуществляют свои собственные атаки, убивая всех, кто подвернется под руку, включая своих братьев по вере, чтобы выместить свой гнев и разочарование. Их правительства не могут сделать ничего, чтобы остановить их. Враг наносит ответные удары и оказывает давление на правительства. А у правительств не остается другого выбора, кроме как сдаться и принять условия врагов, буквально отказавшись от каких-либо независимых действий.

Видя это, их подданные и умма становятся еще злее и ополчаются против своих собственных правительств. Каждая попытка достигнуть мирного решения саботируется: предпринимаются новые беспорядочные атаки, рассчитанные на то, чтобы разозлить врага и помешать мирному урегулированию. Но эти атаки ничего не решают. Мусульмане всего лишь подвергаются еще большему гнету.

Среди мусульманских стран и их народов существует чувство безысходности. Они чувствуют, что не могут предпринять никаких правильных действий. Они считают, что действительность может стать только хуже. Мусульмане всегда будут находиться под гнетом и господством Запада. Они навсегда останутся бедными, отсталыми и слабыми. Некоторые, как я уже говорил, полагают, что это – воля Аллаха, и что бедность и угнетенность – надлежащее состояние мусульман в этом мире.

Но правда ли то, что мы должны что-то делать, но ничего не можем сделать, чтобы защитить себя? Правда ли, что 1.3 миллиарда людей не могут ничего предпринять, чтобы противостоять унижению и угнетению со стороны гораздо менее многочисленного врага? Неужели они только и могут, что отбиваться в слепой ярости? Неужели нет другого способа, кроме как призывать молодежь взрывать себя и убивать людей, провоцируя тем самым убийство многих других представителей собственного народа?

Не может быть, чтобы 1.3 миллиарда мусульман потерпели поражение от нескольких миллионов е…в. Должен быть какой-то способ. И мы можем найти этот способ лишь в том случае, если остановимся, чтобы подумать, чтобы оценить наши слабости и нашу силу, спланировать и выработать стратегию нашей контратаки. Как мусульмане, мы должны искать руководства в Коране и Сунне Пророка. Безусловно, 23 года борьбы Пророка могут дать нам примеры того, как следует поступать.

Мы знаем, что его и его ранних последователей подвергали преследованиям курайшиты. Наносил ли он ответные удары? Нет. Он был готов сделать стратегическое отступление. Он отправил своих ранних последователей в христианскую страну, а сам позднее перебрался в Медину. Там он собрал сторонников, укрепил обороноспособность и обеспечил безопасность своего народа. В Худайбие он был готов принять неблагоприятные условия договора, против желания своих друзей и последователей. Во время последовавшего перемирия он объединил свои силы, и в конце концов смог войти в Мекку и провозгласить в ней Ислам. Даже и после этого он не искал мести. И население Мекки приняло Ислам, а многие стали его наиболее сильными сторонниками, защищая мусульман от врагов.

Такова вкратце история борьбы Пророка. Мы так много говорим о следовании его Сунне. Мы обильно цитируем примеры и хадисы. Но фактически мы их все игнорируем.

Если мы используем способность думать, которой наделил нас Аллах, мы поймем, что действуем иррационально. Мы сражаемся безо всякой цели, если не считать желания причинить вред врагу за то, что он причинил вред нам. Наивно мы полагаем, что враг сдастся. Мы без необходимости жертвуем жизнями, добиваясь этим лишь более массированных ответных ударов и унижения.

Конечно же, наступило время сделать паузу и подумать. Но не будет ли означать это потерю времени? Более половины столетия мы боролись за Палестину. Чего мы добились? Ничего. Мы находимся в худшем положении, чем были раньше. Если бы мы остановились и подумали, мы смогли бы выработать план, стратегию, которая дала бы нам возможность добиться окончательной победы. Остановка и спокойное размышление не означают потерю времени. Нам необходимо сделать стратегическое отступление для того, чтобы спокойно оценить ситуацию.

В действительности мы очень сильны. 1.3 миллиарда человека нельзя просто так стереть с лица земли. Европейцы убили 6 миллионов евреев из 12. Однако сегодня евреи правят этим миром, как хотят. Они заставляют других сражаться и умирать за них.

Возможно, нам не удастся сделать этого. Возможно, мы не сумеем объединить все 1.3 миллиарда мусульман. Возможно, мы не сумеем заставить все мусульманские правительства действовать сообща. Но даже если мы объединим одну треть уммы и одну треть мусульманских государств, мы уже сможем кое-что сделать. Помните, что у Пророка было немного последователей, когда он отправился в Медину. Но он объединил ансаров и мухаджиров и в конце концов стал достаточно сильным, чтобы защищать Ислам.

Мы должны оценить наши активы, которые могут нам понадобиться, помимо частичного единства. Я уже упоминал нашу численность и наши нефтяные богатства. В сегодняшнем мире мы располагаем значительным политическим, экономическим и финансовым влиянием – достаточным для того, чтобы компенсировать нашу слабость в военном отношении.

Мы также знаем, что не все немусульмане – против нас. Некоторые к нам хорошо относятся. Некоторые даже считают наших врагов своими врагами. Даже среди евреев многие не одобряют того, что делает Израиль.

Мы не должны настраивать всех против себя. Мы должны завоевать их сердца и умы. Мы должны привлечь их на нашу сторону не просьбами о помощи, но тем достоинством, которое мы проявляем в борьбе за свои интересы. Мы не должны усиливать врага, подталкивая людей в его лагерь безответственными поступками, не соответствующими Исламу. Вспомните Салах ад-Дина и то, как он боролся против так называемых крестоносцев, в частности, Короля Англии Ричарда. Вспомним заботу Пророка о врагах Ислама. Мы должны делать то же самое. Важна именно победа в борьбе, а не злобные ответные удары и месть.

Мы должны наращивать нашу мощь в каждой сфере, а не только в области вооружений. Наши страны должны быть стабильными и иметь хорошее правительство, они должны быть сильными в экономическом и финансовом смыслах, промышленно развитыми и технологически продвинутыми. Для этого потребуется время, но все это стоит сделать, и время будет потрачено с пользой. Наша религия даровала нам требование быть терпеливыми (иннАллаха маасабирин). Очевидно, терпение – это добродетель.

Однако защита уммы, контратака не должна начаться лишь после того, как мы наведем порядок в своем доме. Даже сегодня мы имеем существенные активы, которые можем противопоставить нашим недоброжелателям. Нам остается только оценить эти активы и понять, как их использовать для того, чтобы прекратить осуществляемую врагом резню. Это вполне возможно, если мы сделаем паузу для того, чтобы подумать, спланировать, выработать стратегию и предпринять первые самые необходимые шаги. Даже эти немногие шаги могут дать позитивные результаты.

Мы знаем, что арабы времен джахилии враждовали между собой и убивали друг друга лишь потому, что они были представителями различных племен. Пророк проповедал им исламское братство, и они смогли преодолеть взаимную ненависть, объединиться и помогать друг другу в создании великой мусульманской цивилизации. Можем ли мы говорить, что сделанное невежественными арабами эпохи джахилии не под силу нам, современным мусульманам? По крайней мере хоть что-то мы можем сделать. Если не возродить нашу великую цивилизацию, то хотя бы обеспечить безопасность уммы.

Для того, чтобы это осуществить, от нас не требуется отказаться от каких бы то ни было различий между собой. Нам достаточно лишь призывать к перемирию, чтобы мы могли действовать вместе, заботясь лишь об общих интересах и беспокоясь лишь об общих проблемах, как, например, о проблеме Палестины.

В любом сражении, в любой войне ничто не может быть важнее коллективных действий. Все, что требуется – это некоторая степень дисциплины. Пророк проиграл битву при Ухуде из-за того, что часть его воинов покинули шеренги. Мы знаем об этом, и тем не менее не хотим подчинить себя дисциплине и отказаться от нерегулярных и нескоординированных действий. Мы должны быть смелыми, но не безрассудными. Мы должны думать не только о награде в загробной жизни, но и о “мирских” результатах нашей миссии.

Коран учит нас, что, когда враг призывает к миру, мы должны реагировать на это позитивно. Да, предлагаемые условия неблагоприятны для нас. Но мы должны вступить в переговоры. Так поступил Пророк в Худайбийе. И в конечном счете он победил.

Я понимаю, что все эти идеи не будут пользоваться популярностью. Те, кто испытывает злость, будут рады с порога отвергнуть их. Они даже захотят заставить замолчать тех, кто будет поддерживать эту линию. Они захотят, чтобы новые юноши и девушки совершили высший акт самопожертвования. Но к чему все это приведет? Конечно, не к победе. На протяжении последних 50 лет сражений в Палестине мы не добились никакого результата. В действительности, мы лишь ухудшили ситуацию.

Возможно, враг будет приветствовать эти предложения, и мы придем к выводу, что пропагандисты работают на врага. Но думайте. Мы противостоим людям, которые думают. Они пережили 2000 лет погромов не благодаря ответным ударом, а благодаря мыслительной деятельности. Они изобрели и благополучно претворили в жизнь социализм, коммунизм, идеи прав человека и демократии, так, чтобы их преследование оказалось противозаконным, поскольку они получили равные с другими права. Используя все это, в настоящее время они получили контроль над наиболее сильными странами, и это крошечное сообщество стало всемирной властью. Мы не можем сражаться с ними, используя одни лишь мускулы. Мы должны использовать также и разум.

Из-за своего могущества и очевидных успехов они стали высокомерными. Все высокомерные, как и разгневанные, люди будут делать ошибки, будут забывать думать.

Они уже начали делать ошибки. И они сделают еще больше ошибок. Для нас – сейчас и в будущем – будут появляться отдельные возможности. Мы должны эти возможности использовать.

Но, чтобы это получилось, мы должны правильно действовать. Риторика хороша. Она помогает сделать явными совершенные против нас несправедливости и, возможно, приобрести некоторую симпатию и поддержку. Она может усилить наш дух, нашу волю и решительность, необходимые для того, чтобы смотреть врагу в лицо.

Мы можем и должны молиться Аллаху Всевышнему, поскольку в конечном счете именно Он определит, добьемся ли мы успеха или же потерпим неудачу. Нам нужны Его благословение и Его помощь в наших усилиях.

Но то, как мы будем действовать и что мы будем делать, будет определять, поможет ли Он нам и дарует ли Он нам победу. Снова вспомним суру Ар-Ра’д (11 аят).

Как я уже говорил в начале, весь мир смотрит на нас, вся мусульманская умма возлагает свои надежды на эту конференцию лидеров исламских наций. Они ждут от нас не того, чтобы мы словами и жестами дали выход нашему разочарованию и гневу, и не того, чтобы мы всего лишь помолились, чтобы снискать милость Аллаха. Они ожидают, что мы предпримем что-то, что мы будем действовать. Мы не можем сказать, что мы ничего не сможем сделать, мы – лидеры мусульманских наций. Мы не можем говорить, что не сумеем объединиться, даже если сталкиваемся с разбросом в нашей религии и в нашей умме.

Мы знаем, что мы сможем. Есть много вещей, которые мы сможем сделать. В нашем распоряжении много ресурсов. Все, что нам требуется – это воля к действиям. Как мусульмане, мы должны быть благодарными за руководство нашей религии, мы должны делать то, что требуется, с волей и решимостью. Аллах не возвышал нас, лидеров, над другими людьми лишь для того, чтобы мы пользовались властью в своих целях. Власть, которой мы располагаем, должна использоваться на благо нашего народа, нашей уммы, Ислама. У нас должна быть воля использовать эту власть рассудительно, благоразумно, согласованно. ИншаАлла, в конечном счете мы победим.

Я молю Аллаха, чтобы эта 10-я Конференция ОИК в Путраджайе, Малайзия, придала нам новый и позитивный импульс, чтобы Всемогущий, Милостивый и Милосердный Аллах благословил ее успехом.

Источник: www.worldislamlaw.ru/

(Посещено: в целом 695 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий