Ноам Хомский: Мир наших внуков

033
Журнал Jacobin с гордостью публикует интервью, которое журналист Дэвид Барсамян (David Barsamian) взял у профессора Ноама Хомского. В нем Хомский рассказывает о корнях ИГИЛ и о том, почему ответственность за его возникновение несут Соединенные Штаты Америки и их союзники. В частности, он заявляет, что вторжение в Ирак в 2003 году спровоцировало межконфессиональный раскол, приведший к дестабилизации иракского общества. В результате возникла такая атмосфера, в которой финансируемые из Саудовской Аравии радикалы смогли преуспевать и разрастаться.

04 Мир наших внуков
Дэвид Барсамян (David Barsamian) («Jacobin», США)
_______________

Журнал Jacobin с гордостью публикует интервью, которое журналист Дэвид Барсамян (David Barsamian) взял у профессора Ноама Хомского. В нем Хомский рассказывает о корнях ИГИЛ и о том, почему ответственность за его возникновение несут Соединенные Штаты Америки и их союзники. В частности, он заявляет, что вторжение в Ирак в 2003 году спровоцировало межконфессиональный раскол, приведший к дестабилизации иракского общества. В результате возникла такая атмосфера, в которой финансируемые из Саудовской Аравии радикалы смогли преуспевать и разрастаться.

В интервью также говорится о недавних злодеяниях Израиля в секторе Газа. Хомский говорит об этом в контексте той важной роли, которую Израиль всегда играл для США. Затем он переходит к расистскому отношению к иммигрантам из Гватемалы, которых превращают в козлов отпущения, а также прослеживает условия, заставившие их покинуть свои дома из-за жестокого разрушения их страны в эпоху администрации Рейгана.

И наконец, Хомский делится мыслями об усиливающемся движении за климатическую безопасность и объясняет, почему, на его взгляд, это самый неотложный вопрос в наше время. В полном виде интервью передаст Alternative Radio.

На левом фланге мало столь важных и энергичных деятелей, как профессор Хомский. Надеемся, что вы прочтете это интервью и поделитесь им с другими людьми.

_______________

Jacobin: Ближний Восток объят пламенем от Ливии до Ирака. Появляются новые джихадистские группировки. Сейчас все внимание приковано к ИГИЛ. Что вы можете сказать об ИГИЛ и о его происхождении?

Ноам Хомский: Всего пару дней назад появилось интересное интервью с бывшим сотрудником ЦРУ Грэмом Фуллером (Graham Fuller), являющимся одним из ведущих аналитиков по Ближнему Востоку. Называется оно «Соединенные Штаты создали ИГИЛ». Это одна из тысяч теорий заговоров, которые бытуют на Ближнем Востоке.

Но здесь совсем другой источник: прямо из самого центра американского истэблишмента. Он поспешил отметить, что не хочет сказать, будто бы США решили дать жизнь ИГИЛ, а потом финансировали его. Его довод — и он кажется мне очень точным — состоит в том, что Соединенные Штаты создали фон и условия, в которых рос и развивался ИГИЛ. Отчасти это был такой стандартный заход с кувалдой: круши все, что тебе не по душе.

В 2003 году США и Британия напали на Ирак, совершив серьезное преступление. Как раз сегодня британский парламент дал правительству полномочия снова бомбить Ирак. Это вторжение оказалось разрушительным для Ирака. На самом деле, Ирак уже был фактические разрушен: во-первых, в результате десятилетней войны с Ираном, в которой, кстати, Соединенные Штаты поддерживали Багдад, а во-вторых, в результате санкций, действовавших на протяжении десяти лет.

Вводившие эти санкции авторитетные дипломаты называли их геноцидом, а некоторые в знак протеста подали в отставку. Они уничтожили гражданское общество, они усилили диктатора, они заставили население полагаться на диктатора как на гаранта его выживания. Наверное, именно по этой причине его тогда не отправили по пути других диктаторов, которые были свергнуты.

И наконец, в 2003 году США решили напасть на Ирак. Многие иракцы сравнивают это нападение с вторжением монгольской орды, но спустя тысячу лет. Оно оказалось очень разрушительным. Сотни тысяч людей убиты, миллионы беженцев, миллионы перемещенных лиц, уничтожение археологического достояния и богатства страны со времен шумеров.

Одним из последствий вторжения стала политика раздувания межобщинных религиозных противоречий. Силы вторжения и их гражданский директор Пол Бремер (Paul Bremer) задумали блестящий план: отделить друг от друга суннитов, шиитов и курдов и заставить их вцепиться друг другу в глотки. Через пару лет после начала вторжения в стране бушевал крупный и жестокий межконфессиональный конфликт.

Вы увидите его, если посмотрите на Багдад. Если вы возьмете карту Багдада, скажем, от 2002 года, то заметите, что это был смешанный город. Сунниты и шииты жили в одних и тех же кварталах, заключали между собой браки. Порой они даже не знали, кто суннит, а кто шиит. Так бывает с протестантами, которые не знают, из какой протестантской группы их друзья и знакомые. Были трудности, но вражды не было.

На самом деле, пару лет обе стороны заявляли: между суннитами и шиитами никогда не будет конфликтов. Мы слишком сильно смешались в нашей жизни, там, где мы живем, и так далее. Но уже к 2006 году там бушевала война. Конфликт охватил весь регион. Сегодня конфликты между суннитами и шиитами разрывают его на части.

Естественная динамика конфликтов такого рода заключается в том, что наиболее радикальные элементы начинают брать верх. У них есть корни. А корни эти произрастают с территории важного американского союзника Саудовской Аравии. Она является ведущей союзницей США в ближневосточном регионе с тех пор, как Вашингтон начал всерьез заниматься региональными делами, фактически с момента образования государства Саудовская Аравия. Это такая семейная диктатура. А причина ее существования в том, что там колоссальные запасы нефти.

Британия до США обычно предпочитала радикальный исламизм светскому национализму. Когда ее сменили Соединенные Штаты, они по сути дела заняли такую же позицию. Радикальный ислам сосредоточен в Саудовской Аравии. Это самое экстремистское, самое радикальное исламское государство в мире. По сравнению с Саудовской Аравией Иран — толерантная и современная страна, не говоря уже о светских государствах Ближнего Востока.

Саудовская Аравия не просто руководствуется экстремистской разновидностью ислама ваххабизмом в салафитской версии. Она считает себя государством-миссионером. А поэтому Саудовская Аравия, используя огромные нефтяные ресурсы, пропагандирует свою доктрину по всему региону. Она создает школы, мечети, готовит духовных лиц повсюду, начиная от Пакистана и кончая Северной Африкой.

Экстремистская версия саудовского экстремизма — то учение, которое подхватил ИГИЛ. Поэтому идеологически он вырос на почве самой экстремистской формы ислама, в саудовской версии. Следовательно, те конфликты, которым дали жизнь США со своей кувалдой, разрушили Ирак, а сегодня распространяются повсеместно. Вот что имеет в виду Фуллер.

Саудовская Аравия не просто обеспечивает идеологическую основу, которая привела к радикальному экстремизму ИГИЛ, но и финансирует эту организацию. Нет, не саудовское правительство, а богатые саудовцы, богатые кувейтцы и прочие. Они оказывают финансовую помощь и идеологическую поддержку джихадистским группировкам, которые возникают сегодня повсюду. А источником нападения на этот регион являются США и Британия. С них все началось. Именно это имел в виду Фуллер, когда сказал, что ИГИЛ создали Соединенные Штаты.

Можно с уверенностью говорить о том, что, по мере развития этого конфликта, они будут проявлять все больше экстремизма. К руководству придут самые жестокие, самые непримиримые группировки. Именно так происходит, когда средством взаимодействия становится насилие. И происходит почти автоматически. Так бывает в жилых кварталах, так бывает в международных делах. Динамика здесь совершенно очевидная. Так все это и происходит. Вот откуда появился ИГИЛ. Если им удастся уничтожить ИГИЛ, то они получат себе на голову нечто более экстремистское.

А СМИ ведут себя послушно. В своем выступлении от 10 сентября Обама упомянул две страны в качестве успешных примеров американской стратегии противопартизанской борьбы. Какие это страны? Сомали и Йемен. Наверное, в тот момент у многих отпали челюсти, но в комментариях на следующий день по этому поводу царило молчание.

В Сомали все особенно ужасно. В Йемене достаточно плохо. Сомали — очень бедная страна. Не буду вспоминать всю ее историю. Но одно из самых больших достижений администрации Буша в ее контртеррористической политике, которое стало поводом для большого хвастовства, состоит в том, что ей удалось закрыть благотворительную организацию «Баракат», которая подпитывала терроризм в Сомали. Пресса тогда сильно возбудилась. Это было настоящее достижение.

Но спустя пару месяцев начали всплывать факты. Оказывается, эта благотворительная организация не имела никакого отношения к терроризму в Сомали. Но она имела прямое отношение к банковскому делу, к коммерции, к гуманитарной помощи, к больницам. Она помогала сохранять жизнь чрезвычайно обнищавшей и ослабленной сомалийской экономике. Закрыв «Баракат», администрация Буша положила всему этому конец. Вот такой вклад они внесли в контртеррористическую борьбу. Эти новости заслужили несколько строк в прессе. Об этом можно почитать в книгах по международным финансам. Вот что они сделали с Сомали.

Был момент, когда так называемые исламские суды, исламская организация, добились в Сомали некоего мира. Не самая лучшая власть, но, по крайней мере, она была мирной, и люди более или менее признавали ее. А вот США не могли с этим примириться, и поэтому они поддержали вторжение эфиопских войск, чтобы разрушить эту систему и снова превратить Сомали в ужасную неразбериху. Такое оно, великое достижение. А у Йемена есть своя история ужасов.

— Поговорим о Национальном общественном радио и о его утренней программе. Ведущий Дэвид Грин (David Greene) взял интервью у репортера, работавшего в Газе, и снабдил его собственным комментарием: «Обе стороны понесли ужасный ущерб». Я тогда подумал: неужели Хайфу и Тель-Авив сравняли с землей, как и Газу? Вы помните высказывания Джимми Картера о Вьетнаме?

— Не только помню. Мне кажется, я был первым, кто эти высказывания прокомментировал. Наверное, я и по сей день остаюсь единственным человеком, кто их комментировал. Картеру, этому защитнику прав человека, на пресс-конференции в 1977 году задали довольно мягкий вопрос: «Не кажется ли вам, что мы несем определенную ответственность за войну во Вьетнаме, а поэтому должны помогать вьетнамцам после войны?» Он заявил, что мы ничего им не должны, ведь «разрушения были взаимными».

И это прошло без комментариев. Но Картер был лучше своего последователя на президентском посту. Когда пару месяцев спустя государственный муж Джордж Буш I говорил об ответственности после вьетнамской войны, он заявил: после войны во Вьетнаме остается лишь одна нравственная проблема. Северные вьетнамцы выделили недостаточно средств, чтобы передать нам останки американских летчиков. Эти безобидные и ни в чем не повинные пилоты, обрабатывавшие посевы или что-то там еще над центральной Айовой, были сбиты кровожадными вьетнамцами, которые теперь не передают нам останки. А потом он заявил: но мы люди милосердные, поэтому мы простим вьетнамцев и позволим им войти в цивилизованный мир.

То есть, мы позволим им развивать торговые отношения и так далее, которые мы, конечно же, разорвали. Но для этого им надо прекратить то, что они делают, и выделить достаточно средств, чтобы загладить свою вину за совершенное во время войны преступление. Что тут комментировать?

Один из вопросов, который постоянно поднимают власти Израиля и до тошноты повторяют здешние корпоративные СМИ, это хартия ХАМАС. Эти люди не признают государство Израиль, хотят стереть его с лица земли. У вас есть некая информация об этой хартии и о предыстории.

Эту хартию, очевидно, подготовила небольшая группа людей, человека два-три, и было это в 1988 году, когда Газа подвергалась жестоким ударам израильской армии. Вы помните приказы Рабина. Это было в основном ненасильственное восстание, на которое Израиль отреагировал с невероятной жестокостью, уничтожая лидеров, подвергая людей пыткам, ломая кости в соответствии с указаниями Рабина. И вот в этих условиях очень маленькая группа людей обнародовала документ, который они назвали хартией ХАМАС.

Никто с тех пор не обращал на него никакого внимания. Это был ужасный документ, если к нему присмотреться. Единственными, кто обратил на него внимание, были израильские спецслужбы и американские СМИ. Он им страшно понравился. А всем остальным не было никакого дела до этой хартии. Политический лидер Газы Халед Машаль (Khaled Mashal) сказал: ладно, все это в прошлом, этого нет. Хартия не имеет никакого значения. Но нет, имеет. Это ценный инструмент пропаганды.

Но существует и другой документ — они не называют его хартией, но это основополагающе принципы правящей коалиции Израиля. Это не какая-то там маленькая группа людей, это правящая коалиция «Ликуда». Идеологической основой партии «Ликуд» является движение «Херут» Менахема Бегина (Menachem Begin). У них есть учредительные документы. В этих документах говорится, что сегодняшняя Иордания — часть израильской земли. Израиль никогда не отказывался от своих правопритязаний на иорданские земли. То, что мы сейчас называем Иорданией, они называют историческими землями Израиля. И они никогда от них не отказывались.

У этой самой правящей партии «Ликуд» есть избирательная программа. Она была подготовлена к 1999 году, но ее никто не отменял и не изменял, она такая же и сегодня. Так вот, там предельно ясно говорится о том, что к западу от Иордана никогда не будет палестинского государства. Иными словами, мы в принципе полны решимости разрушить Палестину. И точка.

И это не просто слова. Мы изо дня в день реализуем эту программу. Никто и никогда не упоминает основополагающую доктрину «Ликуда», «Херута». Я тоже не упоминаю, так как никто их всерьез не воспринимает. На самом деле, это также доктрина большинства из кибуцного движения. У партии «Ахдут ха-Авода», которая являлась самой крупной составляющей этого движения, были те же самые принципы — что оба берега реки Иордан наши.

Был лозунг «Этот берег Иордана, и тот берег тоже». Иными словами, и западная Палестина, и восточная Палестина — все наше. Кто-то говорит: нет, мы не можем вести переговоры с Израилем? Гораздо важнее реальные предвыборные программы. Но реальные действия еще важнее, а они заключаются в уничтожении Палестины. И это уже не просто разговоры на данную тему. Но тем не менее, нас заставляют говорить о хартии ХАМАС.

Есть одна интересная история о так называемом уставе ООП. Примерно в 1970 году бывший руководитель израильской военной разведки Йехошафат Харкаби (Yehoshafat Harkabi) опубликовал в одном ведущем журнале Израиля статью, в которой рассказал о некоем уставе ООП или о чем-то подобном. Никто о нем не слышал, никто не обращал на него внимания.

А в этом уставе говорилось: вот наша цель. Наша цель — это наша земля, и мы намерены взять ее под свой контроль. На самом деле, это было очень похоже на притязания «Херут», только наоборот. И этот устав просто мгновенно привлек к себе внимание средств массовой информации. Его назвали заветом ООП. ООП планирует уничтожить Израиль. Об уставе никто ничего не знал и не ведал, но он вдруг превратился в огромную проблему.

Пару лет назад я встречался с Харкаби. Кстати, он человек довольно миролюбивый. Он начал весьма критически относиться к политике Израиля. И он интересный человек. На самом деле, у нас здесь в Массачусетском технологическом институте состоялось интервью. По случайному совпадению, в тот момент в арабской прессе появился материал, в котором говорилось, что палестинцы намереваются официально отказаться от этого устава, потому что он вызывает неловкость.

Поэтому я спросил Харкаби: «Почему вы впервые подняли этот вопрос как раз в тот момент, когда они намеревались отказаться от устава?» Он посмотрел на меня таким отсутствующим взглядом, как смотрят шпионы, когда с ними заговариваешь. Их учат притворяться, что они не понимают собеседника, хотя на самом деле они все прекрасно понимают.

Он сказал: «О, я никогда не слышал об этом». Ну, это уже ни в какие рамки не лезло. Как может так получиться, что начальник военной разведки Израиля не знает того, что знаю я из материалов арабской прессы в Бейруте. Конечно, он все знал.

Есть все основания полагать, что Харкаби решил поднять этот вопрос как раз потому что он, то есть израильская разведка, понял: это будет полезный инструмент пропаганды, а поэтому нельзя допустить, чтобы палестинцы отказались от своего устава. Если мы начнем выступать на него с нападками, они начнут упорствовать и скажут: под давлением мы его отменять не будем. Именно это происходит сегодня и с хартией ХАМАС.

Если они прекратят разговоры на эту тему, все об этом забудут, потому что это бессмысленно. Кстати, хочу добавить еще один момент. Сейчас это невозможно подтвердить документально по одной простой причине. Все документы хранились в штаб-квартире ООП в Бейруте. А когда Израиль вторгся в Бейрут, он украл все архивы. Я полагаю, они где-то хранятся, но доступ к ним никто не получит.

— По какой причине конгресс почти единодушно поддерживает Израиль? Даже превозносимый на все лады демократический сенатор из Массачусетса Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), и та проголосовала за резолюцию о самообороне.

— Наверное, она ничего не знает о Ближнем Востоке. Я думаю, это очевидно. Возьмем то обстоятельство, что Соединенные Штаты размещают на передовых складах в Израиле свои вооружения, чтобы использовать их в случае начала Америкой военных действий в этом регионе. Это лишь одна маленькая деталь очень тесного военного и разведывательного альянса двух стран, который возник очень давно. Развиваться от начал после 1967 года, однако элементы этого союза существовали и ранее.

Американская армия и разведка считают Израиль своей важной базой. В одном из наиболее интересных разоблачений WikiLeaks фигурирует список Пентагона, где перечисляются стратегические центры во всем мире, которые мы должны защищать во что бы то ни стало. Их немного. Один из них расположен в паре километров от Хайфы, и называется он Rafael. Это компания и крупный военный объект.

Там было разработано огромное множество беспилотных летательных аппаратов и много чего еще. Этот объект имеет для США такое огромное стратегическое значение, что Пентагон ставит его в своем списке едва ли не на первое место в мире. А компания Rafael понимает это настолько хорошо, что перенесла свою штаб-квартиру в Вашингтон, где находятся все деньги. Это наглядный показатель того, на каком уровне находятся взаимоотношения.

Но и этим дело не ограничивается. Американские инвесторы влюблены в Израиль. Уоррен Баффет только что купил некое израильское предприятие за пару миллионов долларов, как мне кажется, а потом объявил, что Израиль — лучшее место для американских инвестиций за пределами США. В Израиль вкладывали и будут вкладывать большие деньги крупные фирмы, такие как Intel и прочие. Это ценный клиент: он выгодно расположен в стратегическом плане, он уступчив и послушен, он делает то, чего от него хотят США, он готов применять репрессии и насилие. США используют его снова и снова, обходя стороной ограничения конгресса на применение насилия и неприятие такого насилия обществом.

Сейчас все активно засуетились по поводу того, что из Центральной Америки, скажем, из Гватемалы, бегут дети. Почему они бегут из Гватемалы? Вы можете увидеть у меня в кабинете фото одного такого ребенка. А бегут они оттуда из-за того, что в Гватемале царит разруха. А царит она там в огромной степени из-за гонений на индейцев-майя в начале 1980-х годов, которые в действительности были очень похожи на геноцид. У меня есть фотография женщины майя. Они так и не смогли это пережить, а поэтому многие бегут.

Рейган, который был чрезвычайно жестоким и агрессивным человеком, а вдобавок к этому ужасным расистом, хотел оказать прямую поддержку проводившей нападения гватемальской армии, которая в буквальном смысле осуществляла кампанию геноцида против индейцев-майя. Но конгресс вынес резолюцию и заблокировал эту поддержку. Поэтому Рейган обратился к зависевшим от него террористам и странам-сателлитам.

Главным был Израиль. Также Тайвань и пара других стран. Израиль поставил гватемальской армии оружие (она пользуется им по сей день), направил инструкторов в отряды террористов, и, по сути дела, руководил геноцидом против майя. Вот такую он оказал услугу, но это лишь одна из многих его услуг. То же самое он делал в Южной Африке. На этом фоне произошел один интересный случай с великим героем Эли Визелем (Elie Wiesel).

В середине 1980-х годов о событиях в Гватемале узнал мой друг и политически активный человек Сальвадор Лурия (Salvador Luria), получивший Нобелевскую премию по биологии. Это не было большой тайной. Он попросил меня сделать подборку статей из прессы на иврите, в которых говорится об участии Израиля в геноциде в Гватемале — не только об участии, но и о его ведущей роли, потому что он хотел направить эти материалы Эли Визелю с вежливым сопроводительным письмом — мол я, как ваш коллега нобелевский лауреат, хочу привлечь к этому ваше внимание. Не могли бы вы, пользуясь вашим влиянием (он не просил его что-то говорить, это слишком), не могли бы вы передать знакомым вам высокопоставленным людям в Израиле, что это нехорошо — принимать участие в геноциде? Ответ он так и не получил.

Спустя пару месяцев я прочел интервью в израильской прессе, где с неприязнью говорилось о Визеле. Автор считал его шарлатаном и обманщиком. Один из вопросов интервью звучал так: «Что вы думаете об участии Израиля в военном геноциде в Гватемале?»

Визель вздохнул, а затем сказал: я не могу критиковать Израиль даже в частном порядке. Я даже в частном порядке не могу сказать ничего такого, что могло бы помешать Израилю участвовать в геноциде. И это Эли Визель — великий и высоконравственный герой.

Даже эта история изумляет. А ведь есть гораздо более страшные истории. Сейчас дети и прочие беженцы бегут из трех стран: из Сальвадора, Гондураса и Гватемалы. Не из Никарагуа, которая такая же бедная, как Гондурас. Есть ли разница? Есть. Никарагуа — та страна, которая в 1980-е годы защитила себя от американских террористических сил — при помощи армии. В других странах армией были сами террористы, которых поддерживали и вооружали США, а в худших случаях зависимый от Вашингтона Израиль. Вот такая картина.

Сейчас появляется масса оптимистичных сообщений о том, что поток детей-беженцев уменьшился. А почему? Потому что мы закрутили гайки Мексике и сказали мексиканцам: используйте силу и не давайте жертвам нашего насилия бежать в США, чтобы спастись и выжить. Поэтому сейчас вместо нас это делают мексиканцы, и на границе стало меньше людей. Великое гуманитарное достижение Обамы.

Кстати, Гондурас здесь лидирует. Почему Гондурас? Потому что в 2009 году там произошел военный переворот, и был свергнут президент Селайя, который делал первые шаги на пути срочно необходимых реформ. Его просто вышвырнули из страны.

Не буду вдаваться в детали, но дело закончилось тем, что США под руководством Обамы стали одной из немногих стран, признавших режим заговорщиков и результаты выборов, прошедших под их контролем. В результате Гондурас стал еще более ужасной страной, чем раньше. Он опережает многих по количеству убийств, актов насилия. А поэтому люди бегут. И поэтому нам надо вернуть их обратно, и пусть они живут в своем аттракционе ужасов.

В нынешней ситуации возникает впечатление, что у курдского населения Ирака появилась возможность провозгласить некую форму государственности, некую форму независимости, чего они добивались долгое время. На самом деле, это совпадает с интересами Израиля в Ираке. Он поддерживает курдов тайно, но всем хорошо известно, что Израиль выступает за разделение Ирака.

Это так. И это один из пунктов, по которому израильская и американская политика входит в противоречие. Районы проживания курдов не имеют выхода к морю. Правительство Ирака блокирует экспорт курдской нефти, которая является для них единственным ресурсом, и конечно же, выступает против стремления курдов к созданию собственного государства. Соединенные Штаты пока поддерживают в этом Багдад.

Видимо, тайком все же идут какие-то поставки нефти из курдских районов в Турцию. Это очень сложные взаимоотношения. Лидер иракских курдов Барзани около года назад, как мне кажется, побывал в Турции и сделал несколько весьма неожиданных заявлений. Он подверг критике руководство турецких курдов и явно пытался улучшить отношения с Турцией, которая жестоко подавляет турецких курдов.

Большинство курдов проживает в Турции. И это можно понять, с его точки зрения. Это выход во внешний мир. Но Турция относится к этому неоднозначно. С ее точки зрения, если возникнет независимый Курдистан, например, в северном Ираке, который находится прямо рядом с курдскими районами Турции, или в курдских районах Сирии, которая тоже рядом, то это придаст сил сепаратистам, и они могут начать борьбу за автономию в юго-восточной части Турции, где курдов подавляющее большинство. А Турция борется против этого сепаратизма с момента своего возникновения в качестве современного государства, то есть, с 1920-х годов. Так что у нее к этому неоднозначное отношение.

Курдистан как-то сумел получить танкеры, чтобы перевозить на них курдскую нефть. Эти танкеры кочуют по Средиземному морю. Их не принимает ни одна страна, разве что Израиль. В этом нет стопроцентной уверенности, но похоже, что Израиль все-таки покупает эту нефть. Курдские танкеры разгружаются в основном в восточном Средиземноморье. Но этих доходов недостаточно для функционирования Курдистана, их не хватит даже на выплату жалования курдским чиновникам.

С другой стороны, если вы поедете в так называемую столицу курдов город Эрбиль, вы увидите, что там строятся высотные дома, увидите большое богатство. Но это очень хрупкая система. Она не сумеет выжить. Курды полностью окружены враждебно настроенными странами. С Турцией в этом плане не все понятно по указанным мною выше причинам. Так что, да, они помнят об этом. Поэтому курды постарались захватить Киркук, как только для этого появилась возможность.

— Есть пара вопросов, которыми я хотел бы завершить нашу беседу. На самом деле, они из нашей последней книги Power Systems (Системы власти). У вас есть внуки. Какой мир вы хотите завещать им?

— Тот мир, который мы создаем для наших внуков, чрезвычайно мрачен. Главная проблема — та, о которой говорилось в Нью-Йорке на марше 21 сентября. Двести тысяч человек прошли маршем по Нью-Йорку, требуя серьезных действий против глобального потепления.

Это не шутка. Впервые в своей истории человечеству приходится принимать решения, которые определят, оставим ли мы своим внукам шансы на приличную жизнь. Такого раньше не было никогда. Мы уже приняли ряд решений, из-за которых некоторые виды на Земле вымирают феноменальными темпами.

Наблюдаемое сегодня вымирание видов по своим масштабам сродни тому, что случилось 65 миллионов лет назад, когда на Землю упал огромный астероид. Его падение вызвало ужасные экологические последствия. Закончилась эпоха динозавров: они вымерли. Это дало возможность для развития млекопитающих, из которых в конечном итоге появились мы с вами. То же самое происходит и сейчас, но отличие в том, что астероид — это мы. То, что мы делаем с окружающей средой, уже создает условия, существовавшие 65 миллионов лет назад. Человеческая цивилизация идет по краю пропасти. И это не самая привлекательная картина.

Так что марш 21 сентября стал очень положительным событием. Он указывает на то, что мы в состоянии что-то сделать, что мы не обречены на самоуничтожение. В тот же день 21 сентября одно из крупнейших в мире научных мониторинговых агентств обнародовало данные по парниковым выбросам за 2013 год. Они достигли рекордного уровня: рост по сравнению с предыдущим годом составил более 2%. В США это увеличение было еще больше — почти 3%.

Издание Journal of the American Medical Association в тот же день обнародовало данные исследования, в котором дан прогноз по сверхжарким дням для Нью-Йорка на предстоящие два десятилетия. Сверхжаркий день — это когда температура превышает 33 градуса Цельсия. Так вот, ученые предсказали, что в Нью-Йорке число таких дней вырастет в три раза, а южнее ситуация будет гораздо хуже. Все это будет сопровождаться прогнозируемым подъемом уровня моря, в результате чего значительная часть Бостона уйдет под воду. И это не говоря уже о прибрежных равнинах Бангладеш, на которых проживают сотни миллионов человек, и которые будут полностью затоплены.

Все это почти неотвратимо. И в настоящее время логика нашей власти только подхлестывает это движение к краю пропасти. Exxon Mobil, которая стоит на первом месте в мире по добыче энергоресурсов, объявила (и их нельзя за это критиковать, ибо такова природа и логика системы государственного капитализма), что она направит все свои усилия на увеличение добычи ископаемого топлива, потому что это выгодно. Ну, вообще-то именно этим и должна заниматься компания по своему предназначению — стремиться к увеличению прибыли. А если наши внуки лишатся возможности достойно жить, это уже не их проблема.

У другой крупной энергетической корпорации Chevron была небольшая программа устойчивого развития. В основном они делали это ради пиара, но программа работала, причем неплохо, и даже приносила прибыль. Но они ее просто закрыли, потому что ископаемое топливо дает гораздо больше прибыли. В США сегодня повсюду идут буровые работы. Но есть места, где ведение таких работ немного сдерживалось: это федеральные земли. И вот министерство внутренних дел опубликовало новые статистические данные. Они указывают, что сейчас все как раз наоборот. При Обаме объемы бурения на федеральных землях устойчиво увеличиваются. А объемы бурения на нефть в море сократились.

Но это реакция на аварию ВР в Мексиканском заливе. Сразу после катастрофы возникла естественная реакция: сделать шаг назад. От глубоководного бурения начали отказываться даже крупные энергетические компании. И тут начали действовать лоббисты. Если посмотреть на цифры по объемам бурения на нефть на суше, то мы увидим, что они растут. И тормозов здесь нет почти никаких. Это очень опасная тенденция, и уже сейчас можно предсказать, какое будущее уготовано нашим детям.

032

(Посещено: в целом 71 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий