История и современность узбекского племени Найман

044Найманы занимают важное место в родоплеменной иерархии узбекской народности, являясь одним из самых распространенных групп генетического характера: они зафиксированы во многих частях Среднеазиатского Междуречья, в Хорезме, Ферганской долине и северных областях Афганистана.

021
История и современность узбекского племени Найман

Эльдар Асанов — старший научный сотрудник Национального университета Узбекистана,
Центр изучения региональных проблем «Континент-А»
09

Найманы занимают важное место в родоплеменной иерархии узбекской народности, являясь одним из самых распространенных групп генетического характера: они зафиксированы во многих частях Среднеазиатского Междуречья, в Хорезме, Ферганской долине и северных областях Афганистана.

Найманы, в XII веке имевшие свою государственность, в начале XIII века были разгромлены Чингисханом и потеряли самостоятельное этническое значение. Дальнейшая судьба найманов была весьма сложной; в конце концов они в качестве родо-племенной группы вошли в состав множества современных монгольских, тюркских и иранских народов, в том числе монголов, узбеков, казахов, бурятов, кыргызов, алтайцев, ногайцев, каракалпаков, крымских татар, хазарейцев и таджиков.

Вопросы языкового и этнического происхождения найманов, равно как и их средневековая история, в достаточной степени освещены в специальной литературе. Имеются работы о найманах в составе тех или иных современных народов. Посему данный материал концентрирует внимание на рассмотрении истории и сегодняшнего состояния узбекских найманов. Специальные работы об узбекских найманах, их происхождении, расселении и родо-племенной структуре отсутствуют.

Некоторые сведения общего характера содержатся в работах Н. Аристова, А. Гребенкина, Б. Кармышевой, Х. Даниярова, С. Губаевой, в «Этническом атласе Узбекистана». Относительно полное описание расселения некоторой части найманов Центрального Узбекистана представлено в коллективном труде «Этнографические очерки узбекского сельского населения», а также в «Этнической истории» А. Шевякова.

В данной работе использованы как данные вышеназванных исследователей, так и материалы, собранные самим автором. Историческая прелюдия Найманы входят во все известные списки 92 узбекских племен и никогда не теряли самостоятельное значение.

В большинстве известных перечней найманы занимают десятое или одиннадцатое место, причем в одних источниках их название следует после аргынов, в других – после кыпчаков. Такое расположение связано, скорее всего, не с племенной иерархией, не с местом, занимаемым найманами в обществе, а любопытной особенностью перечней узбекских племен, подразумевающих рифмовку генонимов для легкости их запоминания.

Так, почти все списки начинаются с перечисления группы минг-юз-кырк, дальше следуют названия, рифмующиеся между собой: кыпчак-чакмак-урмак-тудак-азак-калмак-карлык, койчи-отачи-болатчи, алчин-аргын, барлас-кенагас и т.д. Со временем память о предназначении такого группирования генонимов была утеряна, и в народе сформировалось представление, что эти племена по происхождению связаны друг с другом.

При расспросе информаторов нередко приходится слышать, что барласы с кенагасами, минги с юзами и кырками составляют единую племенную конфедерацию. Часть найманов поселилась в Маверауннахре уже в XIII-XIV вв. После присоединения найманов к государству Чингисхана они приняли деятельное участие в захвате государства Ануштегинидов, заняли новые земли в Средней Азии и были распределены между улусами Чагатая и Джучи.

Судя по всему, найманы Чагатайского Улуса были немногочисленны, но имели определенное влияние при чагатайских ханах, а в дальнейшем – при дворе Тимура, и принимали участие в военных и политических мероприятиях. В анонимном труде «Му’изз ал-ансāб» среди эмиров Тимура упоминаются Тимур-ходжа Найман, Латифаллах Найман, Ак-Буга Найман, Али-Тутак Найман, Са’адат Найман, среди тувачи – Али-Султан Найман.

Однако основная масса найманов переселилась в Маверауннахр на рубеже XV-XVI вв., в ходе захвата власти талантливым политиком и полководцем Мухаммед Шейбаниханом. В Улусе Джучи найманы занимали более прочные позиции, чем при Чагатаидах и Тимуридах: среди 24 племен, вознесших на престол Абулхайрхана, деда Шейбанихана, упоминаются утарчи найманы и огреш найманы; в «Тарих-и Абулхайрхани» найманы фигурируют среди племен, занимавших главное место в войсках Шейбанихана.

В описании племенного состава войск Шейбанихана в «Шейбанинаме» Мухаммеда Салиха найманы упоминаются наряду с мангытами: Köp ärdi manqıt-o najman äsrü, Barça şāesta-je ihsān äsrü. Генеалогическая близость между найманами Шейбанихана и Чагатайского улуса обусловила быстрое объединение этих двух групп. При этом значительная часть найманов осталась в Дашты-Кыпчаке и вошла в состав казахов, а также ногайцев, каракалпаков и др.

В середине XVI века аристократия найманов заняла территории в северном Хорасане, в окрестностях городов Балх и Андхой. Во второй половине того же века она сыграла важную роль в объединении узбекского государства со стороны Абдуллахана II.

В частности, Абдуллахан опирался на вождей найманов Джан-Давлат-бия, Джан-Али-бия и др. в своем противостоянии с владетелем Балха Дин-Мухаммед-султаном. Хронисты XVII века Махмуд бин Вали и Мухаммед Юсуф Мунши приводят любопытные подробности, свидетельствующие о важном месте, занимаемом найманами при дворе следующей узбекской династии – Аштарханидов.

Согласно распорядку придворных пиров и собраний в период правления Аштарханида Надир-Мухаммед-хана (1642-1645), слева от хана (левая сторона считалась самой почетной), после накыбов и сеидов, находились старейшины узбекских аймаков (племен) дурмен, кушчи, найман и кунграт; право занятия должности эшик-ага-баши (глава привратников) принадлежала дурменам, кушчи и найманам.

На вторую половину XVII века приходится начало процесса оседания найманов. Постепенный экономический и политический упадок узбекской государственности, ставшей неспособной на великие свершения, разруха и междоусобицы привели к тому, что военное сословие более не могло промышлять лишь набегами в соседние страны и служением ханам.

Эти обстоятельства создали неблагоприятные условия для дальнейшего развития кочевого вида хозяйствования. Все возрастающее кочевое и полукочевое народонаселение нуждалось в постоянном источнике пропитания. В XVII-XVIII вв. в центральной части Узбекистана городская цивилизация развивалась главным образом в крупных культурных центрах и ремесленнических поселениях средней величины, которые со всех сторон были окружены обширными степными просторами; в результате опустошительных набегов казахов и междоусобиц население покидало земледельческие оазисы, которые были заново обжиты примерно 300-350 лет назад.

Так, между Самаркандом и Джизаком, в Катванской степи, расселились узбеки, основную часть которых составили юзы подразделения туяклы – выходцы, по местным преданиям, из Пенджикента. Земли к югу от Самарканда во второй половине XVI века, при Абдуллахане II, заняли узбеки племени минг. В степной и частично оазисной полосе восточных районов Самарканда, начиная с конца XVII века, оседали найманы.

Расселение и структура

В местности Девори Киёмат Пастдаргамского района Самаркандской области, где некогда проходила одноименная оборонительная стена, проживает весьма пестрое население, состоящее из узбеков – найманов и мангытов, туркмен – баятов и салоров, ирани и люли-цыган.

По устным преданиям, собранным советскими этнографами в 60-х гг. прошлого века, эти земли запустели 250-300 лет назад, а повторное заселение происходило за счет узбеков – выходцев из Кашкадарьи и др. мест, туркмен – выходцев преимущественно из Бухары и Чарджоу, ирани – выходцев из Мерва, арабов – выходцев из Каршинской степи, таджиков – выходцев из Верхнего Зеравшана, каракалпаков – выходцев с берегов Сырдарьи.

Найманы считаются самыми старыми насельниками района, и составляют примерно 50-55% населения. Кроме найманов, в районе живут и другие узбекские группы, переселившиеся позже – сараи, мангыты, кыпчаки, ктаи, юзы, чуюты (подразделение кенагасов), турки, бухарцы и ходжи.

Таким образом, устные сведения согласуются с данными письменных источников об оседании найманов в восточных и северных районах Самаркандской области. Точная датировка этого процесса несколько затруднительна.

В XIX веке найманов отмечают: А. Вамбери в числе 32-х главных узбекских племен всех трех ханств; А. Гребенкин – в перечне узбекских племен долины реки Зеравшан; В. Радлов – в Каттакургане, Джизаке, Уратюбе и Дахане; наконец, официальная статистика 1885 года насчитывает 755 дворов найманов в Джизаке. Но есть свидетельство узбекского поэта Турды Фараги, творившего в эпоху Субханкулихана (1680-1702).

В его известной газели «Tār koŋulluk beklär…» имеется перечень из названий нескольких узбекских племен: Bırnı qıpçaq-o bırnı xtaj-o bırnı juz, najman demäŋ, Bır oŋurluk, bır tirizlik, bır jaqa jeŋlik qılıŋ.

С учетом того, что Турды был представителем аристократии зеравшанских юзов, следует полагать, что перечисляет он именно узбекские племена, расселившиеся в Зеравшанской долине. Таким образом, мы имеем свидетельство оседания найманов в Самаркандской области, по крайней мере, к концу XVII века.

Основная масса найманов сегодня проживает в Пастдаргамском, Ургутском, Пайарыкском, Акдарьинском, Каттакурганском, Нарпайском, Иштиханском, Пахтачинском, Кошрабатском, Нурабадском районах Самаркандской области, Хатырчинском районе Навоийской области.

Удельный вес найманов отличается по районам: если в Пастдаргаме они составляют более половины очень разнообразного по происхождению населения, то в некоторых сельских районах составляют абсолютное большинство; в Ургуте найманы населяют несколько окраинных сел – Найман, Окрач, Найманча, Каранайман, Иланлы (или Джыланлы).

У жителей села Мианкау, расположенного вдоль русла Мианкау канала Димишк, также сохранилась память о переселении из деревни Джыланлы. Средневековая крепость зеравшанских найманов – Кал’а – находилась вблизи города Зиявуддин (Пахтачинский район), там проживали найманы окрач. Она считалась опорой и резиденцией вождей. Кроме найманов, там жили представители других народов, в частности, люли-тавактараши.

Таким образом, найманы составляют сплошной массив от восточных и северных окраин г. Самарканда до Нураты, где в районном центре и ряде селений проживают таджики. Судя по всему, таджики Нураты находились под сильным культурным влиянием узбеков.

Так, в отличие от большинства самаркандских таджиков, они занимаются скотоводством и имеют большие отары овец; таджики Нураты имеют развитую родо-племенную структуру, возникшую под влиянием соседствующих с ними узбеков и казахов. Среди их генонимов встречаются чисто тюркские, как, например, табагды (кабаклы) и курами.

Часть зеравшанских найманов продолжила переселяться далее на восток и запад, образовывая населенные пункты в степных и горных районах Навоийской и Джизакской областей. Эти группы очень подробно изучены и описаны А. Шевяковым. Он выявил, что узбеки-найманы Навоийской области соседствуют с казахскими найманами, проживающими в селе Узункудук. Этнограф приходит к выводу, что они родственны между собой, а национальная принадлежность – продукт сравнительно недавнего времени.

Попытки выявить родо-племенную структуру зеравшанских найманов предприняты уже во второй половине XIX века. А. Гребенкин пишет, что зеравшанские найманы в числе 18 000 человек имеют три «отделения»: коштамгалы, уахтамгалы и садыр-бек.

Авторы «Этнографических очерков узбекского сельского населения» выявили подразделения казак-найман, окрач-найман, джыланлы, бурунсау, сагизул, ирганакли [20, С. 26, 30, 34]. М. Валиев зафиксировал в Пастдаргаме, Капата-кургане и Нарпае подроды алтыул, полатчи, улус, зарман, кичкилдык, чимбай, каранайман, захнайман.

По сведениям Х.Даниярова, селения найманов имеются в Кашкадарьинском и Сырдарьинском областях, но данные об этих группах в этнографической литературе отсутствуют, как и об узбеках-найманах Афганистана.

Многочисленна в Кашкадарье группа сарай-найман. Некоторые считают, что эта группа сформировалась от объединения сараев и найманов, другие же справедливо замечают, что название «сарай-найман», как и «сарай-кыпчак», означает приближенное к ханскому двору (сарай) сословие.

Найманы Ходжейлинского района Каракалпакстана делятся на восемь подродов: ас найман, аччылы найман, катанлар найман, вакымлы найман, буйрак найман, тургак найман, уйгур найман, уйшун найман. Селения с названием Найман зафиксированы в Кувасайском, Фуркатском, Бувайдинском районах Ферганской области, в Исфаринском районе Согдийской области Таджикистана.

Нам удалось установить, что жители села Найман Бувайдинского района до сих пор помнят свою принадлежность к одноименному племени, а в Кувасайском Наймане живут кыргызы. Найманы, сохранившие родовую память, зафиксированы в южных районах Андижанской области.

Жители исфаринского Наймана полностью перешли на таджикский язык и считают себя таджиками. Геноним «найман» в качестве подразделения других племен известен уже с 70-х гг. прошлого века. Небольшие группы найманов, перекочевав в новые места, входили в состав других племен или народов. Подрод найман есть в составе турк-барласов.

Нами был обнаружен такой же подрод у туяклы Бахмальского района Джизака. Жители села Найман Самаркандского района считают себя ирани. В материалах Комиссии по районированию указано, что во время обследования 1924 года в ряде местностей жители к названию своей национальности «таджик» присоединяли название того или иного узбекского племени. Так, зафиксировано 115 таджиков балгалы, 435 таджиков-найманов, 1640 таджиков тартулы и т.д.

Скорее всего, эти группы имеют узбекское происхождение, однако Б. Кармышева приводит и другие гипотезы относительно возникновения этих групп. Немаловажно и то, что эти группы зафиксированы в Каратаге, Сарыассия и Бальджуане.

В Каратаге проживает большая этнографическая группа «дахбеди», считающая себя выходцами из одноименного села под Самаркандом. Стоит заметить, заметную долю села Дахбед (Акдарьинский район), основанного в XVII веке Ялангтушбий-Бахадуром, составляют найманы.

О группе «дахбеди» упоминает Б. Кармышева: «По данным Е. М. Пещеревой, в нем (Каратаге – А.Э.) живут таджики, часть которых также считает своих предков выходцами из Дахбида, однако говорит, что они были узбеками-найманами. Предания о найманском происхождении предков части каратагцев не лишена основания, так как к югу и юго-западу от Дахбида простиралась полоса преимущественного расселения узбекского племени найман.

Зафиксированы узбеки-найманы и в долине Каратагдарьи. На востоке от г. Каратага, на южных склонах Гиссарского хребта, а также далее на восток и юго-восток, в Бальджуане и Кулябе, где в горах и предгорьях таджики жили сплошным массивом, преобладал процесс полного перехода узбеков на таджикскую речь».

По нашим наблюдениям, найманы Самаркандской и Ферганской областей говорят на переходных (карлукских с заметными кыпчакскими элементами) диалектах узбекского языка.

К такому же выводу приходит Х.Данияров: «…халдар-кыпчакский говор Уратепинского района Таджикистана, чагызманский говор Ургутского района Самаркандской области, казак-найманский говор Самаркандского сельского района и мангитанский говор Гиждуванского района Бухарской области (несмотря на то, что по происхождению являются кыпчакскими говорами) в настоящее время сохраняют лишь шесть гласных фонем и фактически превратились в говоры самаркандско-бухарского типа».

В окраинных группах массива зеравшанских найманов (Хатырчи и Галляарал) сохранились кыпчакские говоры. Найманский Робин Гуд в 1904 батрак из Дахбеда (село Актепа) Намаз Пиримкулов, выходец из найманов, стал во главе 30 недовольных властями джигитов и ушел в горы, откуда стал совершать набеги на караваны местных богачей и представителей колониальных властей; награбленные богатства раздавал беднякам.

За короткий срок Намаз и его отряд стали главной угрозой и головной болью местных чиновников. «Дела» Намаза и его группировки в окружных судах Самарканда и Ташкента составили 12 томов. Русские авторы трактовали образ Намаза не иначе как «узбекского Дубровского». Его борьба продолжалась до 1907 года, когда он был убит в стычке с одной из группировок.

Намаз Пиримкулов оставил яркий след в народной памяти. О нем слагали легенды уже в самый разгар его деятельности. Благодаря своим подвигам он стал известен в народе как Намаз батыр. Узбекский народный исполнитель Нурман бахши Абдувай оглы (1862-1939) создал поэму «Намаз», в котором сравнивал его с легендарным Рустамом.

Современный узбекский писатель Худайберды Тухтабаев посвятил ему роман «Золотой выкуп». Могила первопредка Сегодня племенная принадлежность не является столь актуальным, как в средние века. Потому найманы, имеющие многовековую и богатую историю, полную войн, перекочевок и прочих перипетий судьбы, ныне являются неотъемлемой частью узбекского народа, живут в разных точках Узбекистана, трудясь в самых различных отраслях общественной жизни.

Принадлежность к найманам является, скорее, инструментом сохранения памяти о происхождении, данью былой истории, памяти предков и славному прошлому, нежели каким-либо объективным инструментом формирования идентичности. Поэтому найманы мирно соседствуют с остальными узбекскими племенами, а также другими народами Узбекистана, и осознают себя частью большого узбекского общества.

Стоит вспомнить, что ближайшими соратниками Намаза Пиримкулова были сарай Авез, кыпчак Шернияз, сыргали Джуман и др. Одновременно, память о найманском происхождении способствует установлению отношений с другими родственными народами и поиску точек соприкосновения в историческом и духовно-культурном наследии.

Как мы уже говорили, группы найманов имеются в составе целого ряда монгольских, тюркских и иранских народов. Такая уникальность превращает их в мощный объединяющий фактор. Примечательна в этом аспекте мифологема о происхождении всех найманов от общего предка Окрача (каз. Өкіреш Шал).

Уже упомянутый Ургутский район считается своеобразным местом паломничества узбекских и казахских найманов, поскольку в селе Окрач находится могила их общего мифического предка. В 2012 году узбекские и казахские найманы совместно установили надгробный камень над этой могилой.

Инициатор мероприятия, представитель казахских найманов Камал Абдрахманов так прокомментировал данное мероприятие: «Мы хотели бы, чтобы установка надгробного камня всеми казахами и узбеками – была нашим общим объединяющим важным историческим делом, подчеркивающим, что все мы произошли из одного тюркского корня».

Эльдар Асанов. Узбекское племя найман/The Uzbek Tribe Naiman
09

07

(Посещено: в целом 1 239 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий