История ворона Чарльза Диккенса: от Эдгара По до Тауэра

09    Любимый домашний ворон Чарльза Диккенса был источником вдохновения не только для автора, но и для других великих писателей и художников. Корреспондент BBC Culture рассказывает историю этой харизматичной птицы.

История ворона Чарльза Диккенса:
от Эдгара По до Тауэра
Люсинда Хоксли

  В 2012 году в лондонском Тауэре стало на двух обитателей больше: в нем поселились вороны Джубили и Грип. Их прибытие было приурочено к 60-летию царствования королевы Елизаветы II и 200-летию со дня рождения Чарльза Диккенса.

Уже третьего ворона из Тауэра назвали в честь питомца знаменитого британского писателя. Один из его предшественников жил в крепости во время Второй мировой войны: вместе с подругой Мэйбл они стали единственными воронами, пережившими бомбардировку Тауэра.
Живший у Чарльза Диккенса ворон Грип отличался впечатляющим словарным запасом. С него был списан персонаж пятого романа Диккенса «Барнеби Радж».

28 января 1841 года Диккенс написал своему другу Джорджу Каттермолу: «Я задумал выпускать [Барнеби] только в обществе ворона, который неизмеримо мудрее его. С этой целью я изучал свою птицу и думаю, что мне удастся из нее сделать весьма любопытный персонаж».
К сожалению, Грип умер буквально через несколько недель после написания Диккенсом этого письма – скорее всего из-за того, что несколькими месяцами ранее он умудрился выпить немного краски.
У этой птицы была странная привычка: он отрывал куски крашеных поверхностей (в том числе с семейной кареты Диккенсов) и даже как-то выпил некоторое количество белой краски из банки.
Писатель был опечален потерей питомца; его смерть он описал в ироничном письме своему другу, иллюстратору Дэниэлу Маклизу.

056В своем пятом романе «Барнеби Радж» Диккенс списал одного из персонажей со своего ворона Грипа

По словам Диккенса, когда у Грипа начались симптомы нездоровья, позвали ветеринара: тот «дал больному основательную дозу касторки».

Сперва это, казалось, помогло. Писатель был в восторге, наблюдая ворона в привычном амплуа – птица больно ущипнула конюха, который привык к Грипу и воспринял это с пониманием.

На следующее утро Грип смог съесть «немного теплой каши», однако его выздоровлению не суждено было продолжаться долго.

Вот что написал Маклизу Диккенс: «Когда часы пробили двенадцать, он выглядел несколько встревоженным, однако вскоре вернулся в привычное состояние. Он два или три раза прошелся по конюшне, остановился и издал резкий звук, затем покачнулся, воскликнул: «Здорово, старуха!» (его любимое выражение) — и умер.

Все это время он вел себя на редкость стойко и хладнокровно, его самообладанию нельзя не отдать должное… Дети, кажется, обрадовались — он щипал их за лодыжки. Пытался поиграть».

«Крайне занятный»

После смерти Грипа Чарльз Диккенс взял на замену ему двух птиц: второго ворона, также по кличке Грип, и орла. Как упоминала в своих мемуарах старшая дочь Диккенса, Мэйми, второй Грип был «озорным и нахальным».

Затем в семье появился третий Грип, которому, по словам сына писателя Генри Диккенса, удавалось настолько «доминировать» над другим питомцем семьи, большим мастифом Турком, что собака отходила от собственной миски и позволяла ворону вытащить из нее самые лакомые кусочки мяса.

003Эдгара По впечатлили описания ворона, фигурировавшие в романе Диккенса «Барнеби Радж»

В 1942 году, во время шестимесячной поездки Чарльза и Катерины Диккенс в США (где их также сопровождал портрет детей Диккенса и Грипа кисти Маклиза), Чарльз Диккенс познакомился с Эдгаром Алланом По.

В предыдущие годы По опубликовал несколько положительных отзывов на творчество Диккенса, и когда По предложил встретиться в Филадельфии, Диккенс с удовольствием согласился.

Сохранилась лишь малая часть их переписки, однако похоже, что Диккенс предложил помочь По с поиском британского издателя (в итоге ничего не вышло).

Эдгара По впечатлили описания ворона, фигурировавшие в романе Диккенса «Барнеби Радж»; его также привел в восторг тот факт, что ворон был списан с реальной птицы Диккенса. В своем отзыве на роман По охарактеризовал Грипа как «крайне занятного».
«Никогда»

Хотя конкретных доказательств нет, большинство исследователей творчества Эдгара По сходятся в том, что именно Грип вдохновил его на написание стихотворения «Ворон» в 1845 году.

Строки По «Из-за ставней вышел Ворон, гордый Ворон старых дней, / Не склонился он учтиво, но, как лорд, вошёл спесиво, / И, взмахнув крылом лениво, в пышной важности своей, / Он взлетел на бюст Паллады, что над дверью был моей, / ‎Он взлетел — и сел над ней» напоминают описание ворона Барнеби из шестой главы «Барнеби Раджа».

«Бегло обозрев позицию, бросив искоса взгляд сначала на потолок, потом на каждого из присутствующих, он слетел на пол и двинулся к Барнеби. Не прыгал и не бежал, а шагал, как щеголь в тесных башмаках, который пытается идти быстро по разбитой мостовой».

«Ворон» был опубликован всего за четыре года до таинственной смерти поэта в возрасте 40 лет. Стихотворение имело мгновенный успех и стало одним из самых популярных его произведений.

Хотя недолгая дружба с Диккенсом закончилась взаимным охлаждением, два творца остались навеки связаны благодаря своим воронам.

В 1868 году, приехав в Америку во второй раз, Диккенс почтил память своего беспокойного друга. Он навестил жившую в нищете мачеху По и дал ей «существенную сумму денег», как утверждает специалист по творчеству поэта Херб Московиц.

023Большинство исследователей творчества По сходятся в том, что именно Грип вдохновил его на написание стихотворения «Ворон» в 1845 году

Большинство исследователей творчества По сходятся в том, что именно Грип вдохновил его на написание стихотворения «Ворон» в 1845 году

Стихотворение По и крылатый питомец Диккенса позднее послужили источником вдохновения для одной из самых знаменитых картин конца XIX века.

В 1891 году разочарованный Поль Гоген готовился покинуть Францию (а также жену и детей), чтобы отправиться на остров Таити. Накануне отъезда друзья устроили ему прощальный ужин в кафе «Вольтер», где читали вслух «Ворона» По.

Хотя художник отрицал, что вдохновился этим стихотворением, одна из работ Гогена 1897 года называется «Никогда» – это слово ворон повторяет на протяжении всего стихотворения.

На картине изображена сидящая птица, наблюдающая за людьми свысока; в верхнем левом углу холста написано NEVERMORE («НИКОГДА»).

В письме своему другу Дэниэлу Монфрейду, написанном в 1897 году, Поль Гоген объясняет: «Название [картины] – «Никогда»; наблюдает не ворон Эдгара По, а птица дьявола».

Художник также писал, что считает это произведение свидетельством «своего рода дикой роскоши ушедшей эпохи».

Хотя Поль Гоген отрицал, что «Ворон» вдохновил его, одна из работ художника 1897 года называется «Никогда»

Пояснение Гогена относительно ворона имело коннотацию, которой он, не будучи носителем английского языка, знать не мог: слово dickens использовалось в качестве синонима слова «дьявол» как минимум с XVI века. В частности, оно встречается у Шекспира в «Виндзорских насмешницах».

Гогеновское полотно «Никогда» можно увидеть в лондонском Институте искусства Курто. К сожалению, местонахождение оригинального манускрипта «Ворона» – такая же загадка, как и обстоятельства смерти Эдгара Аллана По.

После смерти ворона Чарльз Диккенс воспользовался услугами таксидермиста, который набил чучело Грипа и посадил его во внушительный ящик с деревянной рамой и стеклянными стенками. Писатель повесил его над своим столом, чтобы Грип мог наблюдать за его работой.

После смерти Диккенса в 1870 году его имущество ушло с молотка; Грипа купил американский коллекционер предметов, связанных с Эдгаром По – полковник по имени Ричард Гимбел.

090

Нынешний Грип – третий из тауэрских воронов, названный в честь птицы писателя

Сегодня самого первого Грипа можно увидеть в Филадельфийской публичной библиотеке.

Современный Грип, Джубили и другие королевские вороны целый день гуляют по лондонскому Тауэру, обращая мало внимания на тысячи желающих их сфотографировать.

Ночью вороны спят парами в клетках, защищающих их от притязаний тауэрских лис (на чьем счету уже есть несколько воронов, в том числе один из предшественников Грипа).

Внутри клеток – ветки, на которых вороны могут устроиться, и зеркала; считается, что вороны – одни из немногих животных, способных узнать свое отражение.

Отвечает за птиц бифитер Крис Скэйфи, занимающий почетную должность «воронмейстера» (Ravenmaster). Вороны дергают его клювами за униформу, едят из его рук и прогуливаются вместе с ним по крепости.

Существует два распространенных мифа относительно воронов из Тауэра: первый – о существовании древнего пророчества, гласящего, что если вороны улетят из Тауэра, Лондон разрушится.

045Согласно мифу, если вороны покинут Тауэр, Лондону наступит конец

Согласно мифу, если вороны покинут Тауэр, Лондону наступит конец

Согласно второму мифу, птицам обрезают крылья, чтобы они не улетели. Мы знаем наверняка, что второй миф не соответствует истине: воронам не обрезают крылья и они все способны летать.

Бывали случаи, когда отдельные вороны улетали на несколько дней в поисках приключений, но всегда возвращались.

Что же касается «древнего» пророчества, оно якобы существует уже много столетий. На самом же деле этот миф появился лишь во время Второй мировой войны – когда Грип и Мэйбл чудом спаслись от бомб Люфтваффе.

Источник: BBC Culture

09

(Посещено: в целом 116 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий