Ожившие книги. Как в Англии переосмыслили произведения русских классиков

003  Кингстонский университет Великобритании провел конкурс среди студентов на лучший анимационный ролик по одному из шести выдающихся произведений классиков русской литературы – Льва Толстого, Михаила Булгакова, Федора Достоевского, Бориса Пастернака и Василия Гроссмана. Далее

Безрадостные дни Гарсиа Маркеса в Восточной Европе

006    Представляем вниманию читателей одну из глав книги «Путешествия по Восточной Европе», выходящей в португальском издании. В конце 50-х годов лауреат нобелевской премии Габриэль Гарсиа Маркес побывал в Берлине, Чехословакии, Польше, Венгрии и Советском Союзе. Как несложно догадаться, колумбийского писателя постигло разочарование. Далее

Хуршид Даврон. Стихи о любви

 022К  65  летию Народного поэта Узбекистана

   Хуршид Даврон — народный поэт Узбекистана, историк (история суфизма, Самарканда, Тимура и тимуридов, драматург. Он родился 20 января 1952 года в древнем городе Самарканде (Узбекистан).Окончил факультет журналистики Ташкентского Государственного Университета (1977). Служил в рядах Советской Армии в Германии. В течение 19 лет работал в разных издательствах. Член союза писателей Узбекистана с 1979 года. Выпустил более 20 книг поэзии и прозы. Далее

Эдуард Бабаев. На улице Жуковской

75a6bf45667f3846aca961a093f9166e.jpgВ Ташкенте Анна Ахматова жила в доме № 54 по улице Жуковской. Этот дом она упомянула в стихах о Блоке: «И белый дом на улице Жуковской». Нужно было пройти в глубину двора и подняться «по шаткой лесенке» на «балахану»… Далее

Чем до сих пор так интересен Достоевский

003    Такие романы, как написанный Федором Достоевским более 150 лет назад роман о сибирской каторге, «Записки из мертвого дома», который сейчас вновь переведен на датский язык, создают для рецензента много проблем. Далее

Анна Ахматова: “А умирать поедем в Самарканд, на родину предвечных роз…”

022    Странная строка: “Я не была здесь лет семьсот…”! Почему она так приковывает внимание? И дело здесь не в гиперболе – вряд ли гипербола способна так поразить сознание, как эта, ахматовская. В ней таинственность человеческой прапамяти узнавания чего-то давным-давно знакомого и позабытого. И сейчас, так же, как и семь веков тому назад, льётся милость с непререкаемых высот азийского неба, ничего не изменилось в надёжной устойчивости природы Азии. Её покой нерушим. Отсюда и “Он прочен, мой азийский дом”. Отсюда и радость её домашнего азийского бытия, и желание вернуться – “Ещё приду”, и ахматовское благословение Востоку – “Цвети, ограда, будь полон, чистый водоём!” Далее

Аллергия России к своему колониальному прошлому

099    Туркестанское генерал губернаторство, в которое входили территории, ныне принадлежащие Таджикистану, Туркмении, Узбекистану, Киргизии и Казахстану, часто называлось «нашей колонией» чиновниками, старавшимися добиться более масштабной эксплуатации ресурсов данного региона на благо империи. Далее

Светлана Сомова. Мне дали имя- Анна (Анна Ахматова в Ташкенте) & Тень на глиняной стене

041   «Именно в Ташкенте я впервые узнала, что такое палящий жар, древесная тень и звук воды. А еще я узнала, что такое человеческая доброта», — напишет Анна Андреевна в мае 1944 года, вернувшись из Узбекистан в Ленинград. Хотя поначалу Ташкент и вся Средняя Азия, объединенная в представлении поэтессы емким словом «Восток», пугали ее, вызывали неосознанную тревогу: Далее