Фархад Хамраев. Сердце всегда в пути

045   В узбекской литературе ХХ века особое место занимает творчество народной поэтессы Узбекистана Зульфии (1915–1996). Она не только ярчайшая представительница так называемой женской поэзии новейшего периода в узбекской литературе, но и поэт-лирик, способствовавший созданию «женской» поэтической школы в национальной литературе ХХ века.

Сердце всегда в пути
Фархад Хамраев
077

В узбекской литературе ХХ века особое место занимает творчество народной поэтессы Узбекистана Зульфии (1915–1996). Она не только ярчайшая представительница так называемой женской поэзии новейшего периода в узбекской литературе, но и поэт-лирик, способствовавший созданию «женской» поэтической школы в национальной литературе ХХ века.

Зульфия (Исраилова) родилась 14 марта 1915 года в Ташкенте. По окончании школы училась в женском педагогическом техникуме. С самого начала своего творческого пути она поняла, что «стихи становятся поэзией тогда, когда тысячи человеческих сердец признают их своими, – поэтому сердце всегда в пути». Сердце поэтессы всегда было «в пути»: и тогда, когда в 1932 году вышел в свет первый сборник её стихов, и тогда, когда в канун её восьмидесятилетия вышла очередная книга с новыми стихами.

099В 1935–1938 годах Зульфия учится в аспирантуре Института языка и литературы Академии наук Республики Узбекистан. Позднее в течение десяти лет (1938–1948) работает редактором в детском издательстве. Затем вся её дальнейшая жизнь будет связана с журналом «Саодат», где она три года возглавляла отдел, а с 1953 по 1980 год. была главным редактором.

Своё первое стихотворение «Молодое племя» Зульфия опубликовала в 1930 году на страницах молодёжной газеты. Публикация окрылила молодую поэтессу, и вскоре на страницах ряда газет и журналов стали появляться её новые произведения. Первый сборник стихов назывался «Страницы жизни». Вспоминая этот сборник, Зульфия писала: «Трудно вспомнить об этом без улыбки, но что делать? Юность жаждет выглядеть многоопытной ничуть не меньше, чем старость – юной…»

Древняя ХиваВторой поэтический сборник Зульфии – «Песни девушек» – увидел свет лишь в 1939 году. Небольшой отрывок из лирического стихотворения «Весна» как нельзя лучше передаёт общий настрой и состояние души поэтессы в то время:

Дышат утренней порою
Сотни, тысячи цветов.
Расцветает всё живое,
Нет для чувства берегов.

Видя весь расцвет природы,
Все цветы и все цвета,
Просиял белобородый
Уважаемый ата.

Блещет небо голубое,
Блещет степь. Простор широк.
В час весны прекрасней вдвое
Счастья нашего цветок.

В годы Великой Отечественной войны поэзия Зульфии зазвучала в полный голос. Она с самого начала своего творческого пути стремилась говорить от имени своих современниц, в годы войны такое обращение звучит особенно пронзительно. Русский поэт Владимир Луговской писал: «Стихи Зульфии занимают в военной поэзии Узбекистана совершенно особенное место». Помимо свойственного её поэзии проникновенного лиризма появляются и новые интонации. Это прежде всего гражданское, патриотическое звучание. По-новому она подаёт темы Родины, женской верности, любви. Если в начале тридцатых годов в стихах Зульфии был только внутренний мир влюблённой в жизнь лирической героини, то теперь многие понятия переосмыслялись:

На память о весне осталось сюзане.
Ладонью проведу
по шёлковому свитку
И, губы закусив,
в тревожной тишине
Во весь размах руки
разматываю нитку.

И, словно сквозь узор,
глядят глаза твои,
И на шелку стежки –
как строчки на бумаге.
И это сюзане – письмо моей любви.
О верности оно, о славе и отваге.

В годы войны Зульфия создала одно из своих лучших произведений – поэму «Фархадом звался он», посвящённую артисту Кабулу Кари Сиддикову, погибшему на фронте. Основываясь на жизни конкретного человека, поэтесса создаёт здесь образ настоящего воина.

В 1944 году в автокатастрофе погиб муж Зульфии Хамид Алимжан – Зульфия потеряла самого дорогого для неё человека. Поэт Кайсын Кулиев в эти годы писал: «Когда к Зульфие пришла большая неожиданная беда, она не опустила крыльев, не сломалась. Так чаще всего поступали крупные художники. А у них мы должны учиться не только художественному мастерству, но и жизненной стойкости, мудрости». Трагические нотки стали характерной особенностью поэзии Зульфии после смерти мужа:

Мой друг, ты спишь в земле.
Но как мне нужен ты!
Поговорю с тобою, посижу я.
Давно ли ты, мой друг,
мне приносил цветы?
Теперь к тебе с цветами прихожу я.

Излюбленным образом Зульфии, проходящим через всё её творчество, становится образ Весны. И в раннем творчестве, и значительно позднее поэтесса обращается к теме пробуждения природы, когда всё вокруг обновляется, когда мир вновь покрыт яркими красками, когда в душе человека просыпаются прекрасные чувства:

О, как нужна мне в эти дни весна,
Подобно той, что в юности шумела!
Но снегом я теперь занесена,
Я – ветвь, подрезанная неумело.
А как нужна мне в эти дни весна!

Возглавляя долгое время женский журнал, Зульфия объединила вокруг себя целый ряд поэтесс. Замечательные узбекские поэтессы Халима Худайбердиева, Ойдин Ходжиева, Кутлыбека, Гульчехра Джураева, Этибор Ахунова и многие другие являются последователями творчества Зульфии.

Источник: http://old.lgz.ru

045

(Посещено: в целом 139 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий