Рафаэль Хакимов: «Кипчаки и есть природные татары»

062     Поскольку следы татарской письменности уходят далеко вглубь истории, то предпочтительнее говорить не о собственно татарской, а о тюркской письменности, о тюрко-татарском письме, считает вице-президент АН РТ Рафаэль Хакимов. В своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», профессор вспоминает историю вопроса, на изучение которого долгое время оказывала влияние столыпинско-сталинская политика принижения татар и других тюкских народов.

РАФАЭЛЬ ХАКИМОВ:
КОГДА ЗАРОДИЛАСЬ
ТЮРКО-ТАТАРСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ?

041

ВОПРОС О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГЛАГОЛИЦЫ И НЕ ТОЛЬКО

Нас было двое мы слагали
Из слов тончайший минарет
В лазурь мы путь тогда искали
Взойдя на холм прозрачных лет

И возлагая новый камень
Мы каждый раз твердили вслух
Что близок уж небесный пламень
Что близок идеальный дух

И что же!.. кто взлелеял зависть
К творенью нашему тогда
Кто бросил жгучую ненависть
Смешав языки навсегда.

Давид Бурлюк

В истории человечества одним из признаков перехода из стадии дикости в состояние цивилизации является принятие письменности. Нет нужды говорить о значении появления славянской письменности для истории России. Эта дата отмечается как особый международный день. Такой праздник носит в большей степени символический характер, наполняя душу гордостью и сознанием общих славянских корней. Сегодня славянофильство или панславянство перестало быть актуальным в философском или политическом смыслах, но оно остается важным трендом культурного течения.

Конечно, остается вопрос о происхождении глаголицы, очень напоминающей древние руны. Болгарский исследователь Живко Войников считает, что «братья Кирилл и Мефодий не создали совершенно новую азбуку, как результат своей фантазии, а опирались на реальные рунические буквы протоболгар». А если вспомнить, что протоболгары и наши предки булгары — родные братья, имеют одни гуннские корни и появляются после распада Второго Тюркского каганата, где использовали рунику, то история становится весьма интересной. Однако эта тема слишком специальная, ученые далеки от единодушия, а потому следует остановиться на том, что уже известно. Тем более что на смену глаголице пришла более удобная кириллица, которая никак не связана с Кириллом.

В гораздо меньшей степени известно или совсем ничего не известно о древней тюркской письменности. Царская власть не очень интересовалась развитием нерусских народов, а советский режим лукаво называл тюркские народы младописьменными. Пропаганда убедила население в цивилизаторской миссии «старшего брата», с чем мы и живем по сей день. С татарами такой фокус не прошел, поскольку наш народ никогда не терял свой литературный язык и систему образования. Двойная смена алфавита тяжело отразилась на состоянии языка и литературы, но не смогла пошатнуть основы культуры, хотя, например, количество татарских школ удалось свести к минимуму.

ТЮРКО-ТАТАРСКОЕ ПИСЬМО

Раньше не рекомендовалось поднимать вопрос о времени принятия своей письменности, а потому он оставался уделом узких специалистов. Сталинская политика, как продолжение столыпинских иезуитских мер ликвидации «тюркского племени», ориентировалась на максимальный раскол тюрков. Это касалось как выделения отдельных языков на основе наречий и говоров для якобы младописьменных народов, так и смены алфавита. Мы и сегодня в полной мере пожинаем плоды сталинской языковой политики не только на практике, но и в научной сфере. Наши доблестные лингвисты занимаются выискиванием так называемых диалектов, которые сводятся к неуловимым для простого уха нюансам. Впрочем, эти нюансы не имеют никакого отношения к будущему нашей культуры и нужны исключительно для защиты ненужных диссертаций с тупиковой тематикой.

Поскольку следы татарской письменности уходят далеко вглубь истории, то предпочтительнее говорить не о собственно татарской, а тюркской письменности или, как любили изъясняться до революции (и русские, и татарские ученые), о тюрко-татарском письме.

Лингвисты относят татарский язык к кыпчакской группе. При этом некоторые исследовали с удивлением отмечают внезапное появление кипчаков на исторической арене, их господство в течение столетий в Дешт-и-Кипчак, а затем внезапное исчезновение народа, хотя его язык достался в наследство татарам, казахам, узбекам и т.д. Все это пытаются объяснить по упрощенной схеме, мол, народ просто растворился в других народах. Нет объяснения, почему он был ассимилирован, если его язык был доминирующим в империи Чингисхана. Ведь даже небольшие народы и не столь могущественные в прошлом сохранили свою этничность. Например, наши соседи марийцы живут тысячелетиями на исконной территории, не потерялись и не растворились в татарах или русских. Куда же делись кипчаки? На этот вопрос легко ответить, если вспомнить, что кипчаки и есть природные татары.

Можно спорить о том, кто первым упоминается в источниках — кипчаки или татары, но на самом деле это не имеет большого значения, ибо связано с возвышением то одного, то другого племени из союза тюркских племен, говоривших на одном и том же языке, имевших сходную культуру. В китайских хрониках кипчаки (кюеше) как потомки динлинов упоминаются уже в III веке до н.э., т.е. задолго до татар, но они в то время не играли существенной роли. Их политическое возвышение начинается одновременно с кимаками, татарами, монголами, когда со сцены уходят хунны и сяньбийцы, ставшие основой средневековых тюркских и монгольских народов. Но затем наступает эра доминирования татар, причем настолько существенная, что этноним превращается в политоним, он становится неким средневековым аналогом «гражданства» — под татарами могли понимать и монголоязычные, и ираноязычные племена, а потому для обозначения лингвистической принадлежности татар как этноса лучше говорить о тюрко-татарской письменности.

011Памятник в честь Кюль-тегина (реконструкция)

МЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ О ЯЗЫКОВОМ СОСТАВЕ СКИФСКОЙ КУЛЬТУРЫ

«О тюркские беги и народ, слушайте это! Я вырезал здесь, как вы, собрав тюркский народ, созидали государство, как вы, погрешая, делились, я здесь вырезал все. Все, что я имел сказать, я вырезал на вечном камне. Смотря на него знайте вы, теперешние беги и народ!»

Памятник в честь Кюль-тегина. Малая надпись. 732 год

Письменные источники не единственная основа для суждения о древности того или иного языка. Известный лингвист Сергей Малов считал, что «на западе тюркской территории издавна, т.е. задолго до V в. до н.э., из многих племенных языков образовались две языковые группы: одна по характеру языков хазаро-булгарско-чувашская, а другая — башкиро-татарско-кыпчакско-мишарская… Западно-тюркские языки показывают, что они прошли слишком большую и долгую жизнь, они испытали на себе много разных влияний и пр. Это не могло произойти в очень короткий срок. Все переселения тюрков из Центральной Азии, какие мы знаем (например, гунны, монголо-татары, киргизы), не произвели на западе того языкового влияния и переворота в пользу восточнотюркских языковых элементов, какие можно было ожидать, если бы здесь на западе не было бы уже своих установившихся и отстоявшихся издавна западнотюркских языков».

При этом Малов к древнейшим языкам относит булгарский и чувашский, язык желтых уйгуров китайской провинции Ганьсу и якутский. Татарский язык наряду с некоторыми другими он относит к новейшим и одновременно к древнейшим тюркским языкам: «Изначально, так сказать, они ничем не уступают в своей древности своим восточным собратьям-языкам, но в западных тюркских языках превалируют теперь уже многие новые элементы, заменившие собой древние». Дата, которой оперирует Малов (V в. до н.э.), на первый взгляд кажется фантастической. История не может ни подтвердить, ни опровергнуть эту дату. Но Малов слишком серьезный ученый, чтобы отмести его мнение без попытки осмысления, тем более исследования генетиков говорят о раннем появлении тюркских племен в регионе Поволжья и Урала. Мы практически ничего не знаем о языковом составе скифской культуры, которая показывает очень высокий художественный уровень как в случае сибирских, так и киммерийских (крымских) скифов. Принято их считать проиранскими племенами, но их прародитель, по сведениям Геродота, носил имя Таргитай, что звучит явно по-тюркски. На этом основании некоторые исследователи утверждают о тюркском происхождении так называемых царских скифов. В этом вопросе могли бы помочь археологи, если бы занимались не только раскопками, но и анализом того, что раскопали. А так получается, что они раскапывают лишь для того, чтобы заново «закопать» артефакты в подвалы хранилищ, где они лежат мертвым (в прямом и фигуральном смысле) грузом.

Несмотря на многочисленные племена, о которых упоминают источники, та цивилизация, которая зарождалась на востоке нынешней территории России, строилась всего лишь на нескольких языковых группах: тюркской, монгольской и финно-угорской. Близость тюркских языков, несмотря на громадные расстояния, разделявшие племена, не должна удивлять, ведь кочевой мир был исключительно динамичен, целые племена легко перемещались по Великой Степи — они жили в буквальном смысле на колесах. С тем, чтобы понять их образ жизни, надо отвлечься от принципа прописки, которая ограничивает наше мышление конкретной территорией.

ОБЩИЙ КОРЕНЬ, ИДУЩИЙ ОТ ГУННОВ

Близость тюркских наречий объясняется общим корнем, идущим от хуннов. Для своего времени они считались достаточно многочисленным народом. Есть свидетельства, что около 170 года до н.э. хунны в борьбе с Китаем выставили армию в 60 тыс. всадников, что соответствует возможностям 300 тыс. населения. Для того времени это была большая цифра — не случайно многое в китайской культуре заимствовано именно от хуннов. (Точно так же чуть позже Европа многое заимствовала у гуннов: штаны, лук, моду на верхнюю одежду.) Преимущество хуннов/гуннов состояло в мобильности, они могли не только целыми ордами (военными формированиями), но даже целыми племенами перемещаться в пространстве вместе с домами, ремесленным производством, хозяйством. Впоследствии размножаясь и расширяя свою территорию, они несли общую основу в различные части света, хотя при этом многое заимствовали у соседей или покоренных народов. Разделившись в начале новой эры на четыре ветви, хунны тем не менее не потеряли связи друг с другом. Различия в культуре тюркских народов появляются вместе с образованием множества государств, но даже сегодня сохраняется удивительная близость и стабильность тюркских наречий, о чем можно судить при их сравнении с древними (орхонскими и енисейскими) письменами, выбитыми на камне. Олжас Сулейменов это явление определяет как «феноменальный консерватизм тюркского слова и языка».

045«Большинство исследователей сходится во мнении, что у хуннов доминировал тюркский язык»

Сегодня большинство исследователей сходится во мнении, что у хуннов доминировал тюркский язык. В частности, китайские хроники свидетельствуют, что они говорили на телесском, т.е. уйгурском языке. Летописи утверждают и о наличии письменности хуннов, которая была похожа на индийскую (брахми), но не осталось ее образцов, поэтому об этом можно только гадать. Во времена хуннов/гуннов письменность находилась в стадии становления, хотя уже существовали должностная структура и все признаки кочевой империи, требовавшей делопроизводства. Видимо, вначале в международных делах использовался китайский письменный язык. В хрониках 50 — 51 годов читаем: «Дом Хуань считался старшим, Домы Лань и Хэйбу — младшими. Решения спорных дел, поступавшие жалобы и приговоры к наказанию представляемы были Шаньюю словесно; не было ни письма, ни письмоводителей… Император указал Шаньюю опять переселиться в Си-хэ в Мэй-ги, а главный пристав Дуань Чень и товарищ его Ван Жо получили предписание остаться в Си-хэ для охранения и открыть канцелярию для письменных дел». В то время, скорее всего, речь шла об открытии делопроизводства на китайском языке. У китайцев в эпоху Северного Вэй (386 — 535 годы) встречается явно тюркское слово bitigci — писарь, но неясно, было ли уже в то время тюркское письмо.

В VI веке у тюрков однозначно появляется собственное письмо. Никита Бичурин, комментируя китайские хроники, пишет: «Выше сказано, что тукюесцы не употребляли китайских письмен, а в сем месте историк пишет, что письмо дулгаское [тукюеское] походит на тюркское». Тукюесцы китайских хроник — это предшественники тюрков Первого Тюркского каганата. Активные участники событий тюркского мира киргизы также имели свою письменность: «Письмо их и язык совершенно сходны с хойхускими». Хойху — это уйгуры по китайской терминологии. Бичурин, поясняя это сообщение, утверждает, что киргизы говорили на самом деле на татарском, а не уйгурском языке, но в переговорах с китайцами употреблялся хойхуйский (уйгурский) как понятный послам. На самом деле это не имело большого значения, поскольку различия в тюркских наречиях как тогда, так и сегодня не столько уж существенны. Уйгурский даже сегодня для татар понятен без переводчика. Малов, особо отмечая близость тюркских наречий, пишет: «Историческое объединение разнообразных племенных языков за много тысячелетий (!) в 30 — 40 теперешних тюркских языков, их сходство — а оно непреложный и разительный факт — дают ученым на данном этапе времени право рассматривать все эти языки за единое целое, выводить общие черты, находить иногда в этих чертах „уклоны“ от общей схемы по причине заимствований и влияний со стороны других языков (иранских, арабских, финских, русских). С этой точки зрения, весьма понятно и возможно даже говорить об общетюркских звуках и чертах большинства тюркских языков и наречий». Говоря проще, для него все тюркские наречия относились к одному языку, как, впрочем, для любого непредвзятого лингвиста. Малов не мог выражаться более определенно из-за давления советских установок, избравших путь разведения тюрков по национальным квартирам.

Раннее тюркское письмо использовалось не только в дипломатии, но и в делопроизводстве. В хронике «Бэй ши» говорится о том, что в Кане (Самарканде) «находится тюркское уложение, хранимое в храме. При определении наказания берут сие уложение и решают дело». Этот же документ уточняет, что в делах «употребляют тюркское письмо». Это свидетельство относится ко времени правления Дайе, т.е. к 605 — 617 годам. В эти годы тюркское письмо несет на себе влияние согдийской культуры.

ПЕРВОНАЧАЛЬНО ТЮРКИ ИСПОЛЬЗОВАЛИ СОГДИЙСКУЮ РУНИКУ

Наряду с китайскими также византийские хроники подтверждают существование у тюрок письменности в VI веке. Менандр Протектор сообщает, что каган «Дизавул [Истеми] отправил Маниаха и несколько турков в посольство к римлянам с письмами, приветствиями и подарками». По прибытии в 568 году в Константинополь возглавивший миссию согдиец Маниах «вручил письма и подарки приставленным к тому чиновникам… Царь, прочитав через переводчиков скифское письмо, принял посланников весьма благосклонно». Государственное устройство Тюркского каганата сложилось под влиянием именно Истеми Багадур-ябгу, поскольку первый каган Бумын успел лишь учредить новое государство (552 год) и умер в том же году. Молодое государство для управления обширными территориями нуждалось в делопроизводстве, причем не на китайском, а на тюркском языке.

Первоначально тюрки использовали согдийскую рунику (существуют и другие точки зрения, но для нас важен сам факт появления письма). Тюрки с согдийцами торговали в рамках Великого шелкового пути. Шелк из Китая через тюрок Ганьсу и Турфана попадал в Среднюю Азию, откуда согдийцы переправляли его в Византию. Согдийцы как торговый народ нуждались в делопроизводстве, они говорили на языке иранской группы и имели свою письменность, которая и стала образцом для тюрок, тем более в VI веке. Согдиана была присоединена к Тюркскому каганату. Наряду с согдийцами не менее важную роль в становлении тюркской письменности сыграли уйгуры, которые расположились на том же Великом шелковом пути в Турфанском оазисе (нынешний китайский Синьцзян), расположенном между Ганьсу (ныне провинция Китая) и Самаркандом (столицей Согдианы).

Реформа согдийского письма привела во Втором Тюркском каганате к появлению оригинального тюркского письма на основе руники. Классическими образцами стали надписи, выбитые на камне в честь Кюль-тегина (735 год): «Когда было сотворено вверху голубое небо, внизу бурая земля, между обоими были сотворены сыны человеческие. Над сынами человеческими воссели мои предки Бумын-каган и Истеми-каган. Сев, они поддерживали и устраивали племенной союз и установления тюркского народа. Четыре угла света все были врагами; выступая с войском, они покорили все народы, жившие по четырем углам, и принудили их всех к миру. Имеющих головы они заставили склонить, имеющих колени они заставили преклонить колени. Вперед вплоть до Кадырканской черни, назад вплоть до Темир-капыга они расселили. Между двумя границами они так обитали, устраивая „голубых“ тюрков, которые были без господина и без родовых представителей. Они были мудрые каганы, они были мужественные каганы, и их буюруки [приказные] были мудры, были мужественны, и их правители и народ были прямы. Поэтому-то они столь держали племенной союз и, держа его творили суд».

ДОСТАТОЧНО ОТКРЫТЬ ЗНАМЕНИТЫЙ СЛОВАРЬ КЫПЧАКСКОГО ЯЗЫКА

Тюркская руника, возникшая как основа делопроизводства Первого Тюркского каганата и приобретшая оригинальные черты во Втором Тюркском каганате, использовалась также в Золотой Орде до XIII века, где ее затем заменил арабский алфавит. Конечно, в Волжско-Камской Булгарии вместе с принятием ислама появилась и арабское письмо, но в Золотой Орде оно некоторое время сосуществовало с руникой, лишь постепенно заменив прежний алфавит. На доминирование новой графики повлияла не столько арабская культура, сколько персидская. Вообще, сегодня преувеличивают значение арабского языка и культуры в прошлом. На самом деле в Средние века как в дипломатии, так и культуре использовался гораздо чаще персидский язык, естественно, наряду с татарским письменным языком. И, конечно же, во все времена татарский язык был в Евразии лингва франка, никакой другой язык не мог претендовать на столь же значимую роль.

В научных трудах можно встретить утверждение о том, что в Золотой Орде вплоть до 80-х годов XIII века документы также дублировались на монгольском языке. Это мнение основано на косвенных свидетельствах, не сохранилось документов на монгольском языке, поэтому о его функционировании в делопроизводстве можно только догадываться. Кое-кто из специалистов называет золотоордынский язык то уйгурским, то куманским или кыпчакским, то хорезмским диалектом чагатайского языка. Все это осталось как наследие столыпинско-сталинской политики принижения татар и всяческого возвышения то булгар, то исчезнувшего народа кипчаков, то уже несуществующего языка чагатайцев (староузбекского), хотя, казалось бы, для татар более естественно пользоваться своим собственным языком. Рассуждения лингвистов нас заводят в такие дебри, из которых порой нелегко выбраться. С тем, чтобы твердо стоять на реальной почве, достаточно открыть знаменитый словарь кыпчакского языка Codex Cumanicus, составленный для торговцев и путешественников из Рима, Генуи, Венеции и т.д. В нем кыпчакский язык назван tatar til. Если недостаточно этого свидетельства, можно пробежаться по страницам словаря, чтобы убедиться в близости средневекового кыпчакского языка и современного татарского — переводчик не нужен. И вообще, даже сегодня, несмотря на разбросанность народов по разным территориям, уйгурский, хорезмский диалект узбекского языка и татарский звучат как один язык, во всяком случае, в них отличий от литературного татарского не больше, нежели в говоре сергачских татар. Уйгур легко объяснится с казанским, крымским или румынским татарином, несмотря на громадные расстояния от Китая до Дуная и прошедшие сотни лет раздельного существования.

Итак, начало VI века можно считать началом тюрко-татарского письма. Поскольку письменность связана не только с языком как средством коммуникации, но и государственным делопроизводством, то для определенности Днем тюрко-татарской письменности можно считать 552 год — время учреждения Первого Тюркского каганата.

Седой ведун
Как много разных камней
Ты затаил в суровой башне лет
Зеленых лун
Там плесень стала давней
Но солнца в гранях стоек свет
Своих одежд
Украсил ты узоры
Их огранив в узилище оправ
Огонь надежд
Лишь к ним клонятся взоры
Седой ведун ты в гранях вечных прав.

Давид Бурлюк. Собиратель камней

Источник: www.business-gazeta.ru/

024

(Посещено: в целом 312 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий