Шерали Турдиев. Исмоил Гаспринский и Средняя Азия & Юрий Османов. Просветитель Востока И. Гаспринский

09К дню рождения великого просветителя

Крымскотатарский просветититель Исмаил Гаспринский был великим реформатором школьного образования и просве­щения конца XIX — начала XX века не только среди мусульман внут­ренней России, но и всей тюркского мира.

004

09Исмаил Мустафа оглу Гаспринский родился 8(21) марта 1851 г. в д. Авджыкой Бахчисарайского района. Он получил хорошее образование, учился в Симферополе, Москве, Стамбуле и Париже. Шесть лет работал учителем русского языка в нескольких татарских школах.

В 1879 г. И. Гаспринский был избран на пост городского Головы Бахчисарая и пребывал в этой должности до 1883 г. Талант и любовь к публи­цистике, желание принести пользу своему народу привели его к газетно-издательской и просвети­тельской деятельности.

Начиная с 10(23) апреля 1883 г. и до конца своей жизни, он издавал газеты „Терджиман» („Пере­водчик»), „Миллет» („Нация») и журналы „Алем-и-нисван» („Мир женщин»), „Ха-ха-ха», „Алем-и-субьян» („Мир детей»).

В типографии И.Гаспринского, кроме пери­одики, издавались сотни книг и брошюр, посвященных различным областям науки, культуры, народного быта, что непосредственно влияло на повышение уровня национального образования.

Своей просветительской деятельностью, проходившей под лозунгом „Единство в языке, мыслях, работе», И.Гаспринский внес большой вклад в дело сближения тюркских народов и развитие их национальной культуры и политичес­кого самосознания.

В 1910 г. за социально-политическую и культурно-просветительскую деятельность французским журналом «Pevue du monde musulman» его кандидатура была выдвинута на соискание Нобелевской премии мира.

Исмаил Гаспринский скончался 11(24) сентяб­ря 1914 г. и был похоронен в Бахчисарае на территории медресе „Зынджырлы».

Творческая деятельность И.Гаспринского началась в 1887 г. с издания романа „Фрэнкистан мектюплери» („Французские письма»).

В основу романа-эпопеи с условным названием „Молла-Аббас» легли произведения „Фрэнкистан мектюплери», „Дар уль-Рахат мусульманлары» („Мусульмане страны Благоденствия»), „Африка мектюплери» („Африканские письма»), „Къадынлар улькеси» („Край женщин»), связанные сюжетными линиями и главными героями. Здесь художественный текст носит биографический характер, в нем искусно перепле­таются история, экономика, политика, а также различные гипотезы автора, касательно развития общества.

В свое время произведение „Дар-уль-Рахат» было переведено на арабский и персидский языки. В послевоенное время оно было опубликовано в журнале „Йылдыз» („Звезда») (1991, №1) и в учебном пособии „Къырымтатар эдебияты» i („Крымскотатарская литература») (1995) со словарем архаизмов и пояснениями.

В 1905 г. издается роман под названием „Кунь догъды» („Солнце взошло»). Оба романа и другие художественные произведения Исмаила Гаспринского сыграли большую роль в развитии политической и художественной мысли всех тюркских народов.

Исмаил Гаспринский
КРЫМЬ
004

Зовут его зелёный рай под Чатырдагом вечным.
Сады его — один лишь край, а степи бесконечны.

Весной ручьи дарит яйла, как чудны их потоки,
Когда стада овец в полях земли питают соком.

А летом над страною роз с утра до ночи птицы
Все славят винограда гроздь и золото пшеницы.

Яйла и степь, степь и яйла повеют ветром рая,
Напомнят древность Карасу и мощь Бахчасарая.

Был светлый Крым в седую старь храним моим народом,
Батыров и героев стать дала, ему природа.

Пришла беда, погас очаг, обманут, оклеветан,
Ушёл народ, пришёл чужак, язык его неведом.

Но, дети, помните всегда, ЛИШЬ ВАША КРЫМ ОТЧИЗНА!
Трудитесь, как велит судьба, и Крым вернётся к жизни.

Зовут его зелёный рай под Чатыр-дагом вечным.
Сады его — из края в край, а степи бесконечны.

ГАСПРИНСКИЙ И СРЕДНЯЯ АЗИЯ
Шерали ТУРДЫЕВ
004

Крымскотатарский просветититель Исмаил Гаспринский был великим реформатором школьного образования и просве­щения конца XIX — начала XX века не только среди мусульман внут­ренней России, но и Средней Азии (Узбекистан).

Ещё в 1881 году в своей книге «Русское мусульманство» он про­рочески говорил о роли и значе­нии взаимосвязи с Россией мно­гонациональных мусульманских народов, живущих под её эгидой. » …В момент исторической необ­ходимости вошли в состав расту­щей Руси царства Рязанское, Ка­занское, Астраханское, Сибирское, Крымское, даже ханства Закавка­зья и в последнее время некото­рые ханства Средней Азии. Про­видение передаёт под власть и по­кровительство России массу му­сульман с богатейшими землями, делает Россию естественной по­средницей между Европой и Ази­ей, наукой и невежеством, движе­нием и застоем» (см. Исмаил Гас­принский. Русское мусульманство (мысли, заметки и наблюдения мусульманина), Симферополь, 1881, с. 3, 4, 7), Особое значение Исма­ил Гаспринский придавал рефор­ме старых мусульманских школ. Именно ему принадлежит идея создания в Крыму новометодных школ и издания газеты на понят­ном для всех мусульманам России общетюркском языке. С этой це­лью он издавал в 1883 году в Бахчисарае газету «Терджиман» («Переводчик»),

Газета эта широко распростра­нялась как среди мусульман внут­ренней России, так и среди му­сульманской интеллигенции Сред­ней Азии, и в дальнейшем оказала благотворное влияние на её идей­ное развитие.

Узбекский поэт и драматург Хамза Хакимэаде Ниязи, вспоминая о том влиянии, которое оказало на его мировоззрение газета «Терджиман», писал: «В 1907 году, про­вожая отца в паломничество до Кашгара, я впервые приобрёл при­вычку читать газеты «Вакт» и бах­чисарайскую (то есть «Терджиман»). С этого времени я начал постоянно интересоваться и раз­мышлять над вопросами давних предрассудков и суеверий, обуче­ния в медресе, переменами, проис­ходящими в жизни народа, вопро­сами экономики и культуры. (Юсуф Султанов. Хамза. Очерк жизни и творчества. 1973, с. 112-113).

Идеи Исмаила Гаспринского о реформе мусульманской школы, поддержанные передовой Российском интеллигенцией, такими, как Ш. Марджани, С.Рамиев и другими, тем не менее категорически отвер­гались царскими миссионерами в Туркестане, такими, например, как Николай Остроумов и другие. Из архивных документов уже извест­но, что осенью 1891 года в Крым приехал чиновник министерства внутренних дел Вашкевич «для изучения условий и обстоятельств, могущих облегчить предстоящее преобразование духовного и школьного управления магометан Крыма».

Вашкевич поручил Гаспринскому, составить записку о положе­нии мусульманских школ в Кры­му и о необходимых реформах. Гаспринский, представив записку, копию прислал Туркестанскому генерал — губернатору Роэенбаху. Ознакомившись с этим докла­дом, Розенбах отдал распоряжение «благодарить Гаспринского за присыпку его записки» и предло­жил высказаться по её содержа­нию Остроумову и Наливкину.

Ответный доклад Остроумова Розенбаху характерен как памят­ник великодержавно-русификатор­ской «теории». Остроумов выра­зил удивление, что Гаспринский, не имеющий официального служеб­ного положения, осмелился пред­ставить своё мнение «по такому важному в русском государствен­ном смысле вопросу…» Получив такие отзывы, Розенбах наложил на записке Гаспринского резолю­цию: «Оставить без последствий».

Не получив от Розенбаха ответа, Гаспринский сам приехал в Турке­стан в 1893 году для пропаганды новометодной школы. А в 1908 году ташкентские джадиды были у Гаспринского в Бахчисарае, в том же году он приезжал снова в Тур­кестан (Бендриков К.Е. Очерки по истории образования в Туркеста­не (1870-1924). М.: Издательство АПН СССР, 1960, с. 252-256). Гас­принский также побывал в Бухаре и Самарканде, встречался с пере­довыми просветителями М.Бехбу-ди, А.Шакури и другими, ставши­ми затем основоположниками сред­неазиатских новометодных школ.

«Летом 1908 года, — вспоминает известный писатель Садриддин Айни, — в Бухару приехал Исмаилбек Гаспринский. И, как всегда, затронул школьные вопросы, для обсуждения которых пригласил нескольких Бухарских просветите­лей во дворец… В процессе об­суждения этого вопроса пришли к такому решению: выделить удоб­ное место для школы, находившей­ся в доме муллы Низама, и создать общие классы для татар и бухарцев. Участники заседания предложили назвать эту школу именем Гаспринского. Но Исма-илбек не прийял этого предложе­ния. Он сказал, что школе целе­сообразно дать имя «Муэаффария» в честь эмира Музаффариддина (Айни С. Материалы к ис­тории Бухарской революции. 1926 г., с. 32)

Под впечатлением этих поездок и встреч в Самарканде, Бухаре и Ташкенте Исмаил Гаспринский опубликовал в газете «Терджиман» ряд статей об обществен­ном положении, исторической и культурной жизни и просвещении народов Туркестана. Например, «Бухара и Бахчисарай» (1883 г., №4); «От Бахчисарая до Ташкен­та» (1883 г., №29-38, 40-43; «Рус­ские переселенцы вытесняют кир­гизов из лучших земель» (1897 г., №5); «Сильное землетрясение в городе Андижане» (1902 г., №19); «Путь мужественного Тимура» (1906 г., №145); «Обучение а Тур­кестане» (1907, №22-23); «Что я видел в Бухаре» (1908 г., №57, 58, 60, 63, 64, 68, 78); «Письмо из Тур­кестана». «Дочери Туркестана. В каком положении они находятся?» (1913 г., №76, 114).

Глубоко изучая древнее и сред­невековое научно-философское, литературное наследие народов Средней Азии, Исмаил Гаспринский издает книги «Туркистон уламоси» (Учение Туркестана. 1900 г., Бах­чисарай), «Мухокаматул лугатайн» (суждение о двух языках Алише-ра Навои) (журнал «Шуро», Орен­бург, 1914 г., №23).

В этом отношении особенно характерна его книга «Учение Тур­кестана». В предисловии к ней он подчеркивает, что «когда ещё в Европе наука и просвещение на­ходились в зачаточном состоянии, в Туркестане уже была развита самостоятельная наука». Для под­тверждения этого тезиса Исмаил-бек приводит многие убедитель­ные факты из жизни и деятель­ности Туркестанских поэтов, мыс­лителей, ученых — таких, как би-руни, Фороби, Ибн-Сина, Улугбек, Алишер Навои и другие, подчёр­кивая их роль и значение в об­щем развитии мировой естествен­ной и философской науки и ли­тературы в средние века. Оста­навливаясь на роли и месте Ибн Сины в истории медицинской на­уки в этот период, он пишет: «Ибн Сина среди ученых Европы изве­стен как Авиценна. Его книга «Ка­нон», переведенная на латинский язык, служила в течение нескольких веков пособием для студентов Европейских университетов. Ибн Сипа знал арабский, персидский, турецкий, латинский языки».

В заслугу же Фороби Исмаил Гаспринский ставил толкование и пропаганду среди народов региона трудов Аристотеля, переведенных на арабский язык, а также то, что его отдельные труды были переведе­ны и пользовались признанием Ев­ропы. Значительное место в своей книге крымскотатарский реформа­тор уделяет создателю первой об­серватории в Самарканде Улугбеку, основоположнику узбекской клас­сической литературы Алишеру На­вои и другим. Алишера Навои Исмаилбек называет «самым извест­ным представителем чигатайских и аджамских поэтов», владеющих и другими видами искусств, такими, как живопись, музыка, скульптура и т.д. Он также подчеркивает, что совре­менники называли Навои «Турк раисул шуароси» («Руководитель тюркской поэзии»).

Эти мысли Исмаила Гаспринского, высказанные ещё в конце. XIX века, в определённом смысле созвуч­ны и высказываниям современных ученых, в частности, известного рус­ского академика В.М, Жирмунско­го, который в конце 50-х годов, го­воря об эпохе Возрождения в Тур­кестане, сравнивал её с итальянс­ким Возрождением: «Поэт и учё­ный, музыкант и художник, государ­ственный деятель крупного масш­таба, одно время фактический пра­витель государства Султана Хусей­на и в то же время один из куль­турнейших людей своего времени, Алишер Навои своей творческой разносторонностью напоминает «ти­танов» эпохи Возрождения Навои, подобно своим западным современ­никам типа Леонардо да Винчи, вы­ступает перед нами как всесторон­не развитая личность, объединяю­щая в своём универсализме науку и искусство, философскую теорию и общественную практику.

Самарканд времен Улугбека (первая половина XV века) и в осо­бенности Герат при Алишере На­вои (вторая половина XV века) во многих отношениях напоминает итальянские города раннего Воз­рождения (XIV в.) эпохи Боккаччо и Петрарки, первых гуманистов и первых художников Ренессанса» (Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение (Восток и За­пад). Л., 1979. с. 177-1781.

Исмаил Гаспринский умео в сентябре 1914 гола. Неожиданная смейте великого реформатора просвещения российских мусульман потрясла интеллигенцию Крыма,

Поволжья, Закавказья и Туркестанского края. Многие из передовых людей того времени в Средней Азии посвятили умершему траур­ные стихи, статьи, в которых назы­вали Исмаила Гаспринского вели­ким учителем, наставником, срав­нивали его с легендарным героем Алишера Навои Фархадом, преодо­левшем в своей реформаторской деятельности препятствия, подоб­ные великим горам. Вот некото­рые из них: М.Бехудий «Беседа с господином Исмаил беком», Хам за «Элегия», «День смерти», А.Авлоний «Писателю, поэту Исмаилбеку», Тавалло «К исторической дате смерти Исмайл бека Гаспринского», Садриддин Айни «Великий учи­тель», А. Захири «Какие работе осуществлял покойный Исмаил-бек?»

В своей элегии «Mapcиa» Хамза говорит о том, что смерть Исмаилбека для мусульманского мира явилась невосполнимой тра­гедией и сравнивает её с потерей солнца. Другой узбекский поэт Тавалло, современник Хамзы, эту тяжёлую утрату ассоциирует с по­терей счастья.

Махмудходжа Бехбудий в своём журнале «Ойна» («Зеркало») по­святил Исмаилбеку Гаспринскому ряд статей, в которых он расска­зывает о том, как встречался с крымскотатарским просветителем в 1914 году в Турции перед отъез­дом в Египет, Тогда Исмаил Гаспринский много говорил о просве­щении российских мусульман. «25 июня того же года я встретил Ис­маила Гаспрннского в одном Стам­бульском парке, мы решили вместе побеседовать и пришли к его гос­тинице. Он здесь рассказывал о России, Туркестане, об исламском мире, о движении к прогрессу, по­путно попросил: «Теперь вы рас­скажите, я буду слушать».

— Что мне рассказывать, — ска­зал я — о Самарканде, Бухаре, Ташкенте, Хиве, Фергане?.. Слава Ал­лаху, везде туркестанские братья стали отдавать своих детей в го­сударственную школу. Наши шко­лы развиваются везде.

— Отдавайте побольше детей в государственную школу, без этого я не вижу выхода из создавшего­ся положения, — ответил на это Гаспринский.

Оказывается, господин учитель в феврале простудился и не вы­лечился в Петербурге. В разгово­ре со мной он очень сожалел, что не смог вновь побывать в Петер­бурге на предстоящем совещании.

Лет семи назад в своей очередной поездке в Самарканд он гостил у меня и у учителя А.Шакурий. По сравнению с тем перио­дом, Исмаилбек очень похудел. Я никогда не предполагал, что вновь встречу Исмаила Гаспринского в Стамбуле и побеседую с ним. Но, благодаря Богу, я беседовал с ним один на одни семь часов и полу­чил такое удовлетворение, которое невозможно выразить словами. И до сих пор не могу забыть этого замечательного человека. Да! Те­перь его потеряли. И увидим сно­ва лишь во сне во время бесед с его духом» (Махмудходжа Бехбуди. Беседа с господином Исмаилбеком. // «Ойна» («Зеркало»), 1914 г., №49).

О значении реформаторской и просветительской деятельности Исмаилбека с признательностью писала Туркестанская печать и после Февральской революции в Рос­сии 1917 года. Например, в апре­ле 1917 года в связи с празднова­нием дня рождения великого та­тарского поэта Габдуллы Тукая в Ташкенте в театре «Колизей» со­стоялся торжественный литератур­ный вечер. На этом вечере, кроме художественной части, были док­лады о жизни и деятельности Габ­дуллы Тукая. Речь шла о роли Гаспринского» культурном разви­тии татарского народа (статья «Тукаевский вечер» газета «Улуг Туркестан» /Великий Туркестан/, 1917 г., 25 апреля).

Уже после октябрьского перево­рота профессор Габдурахман Сагди в статье «Бегбуди и писатели его окружения» также отмечал большую роль Исмаилбека Гаспринского и Ризы Фазриддинова в развитии культуры и просвещения народов Туркестана (газета «Тур­кестан» от 10 декабря 1923 г.).

Во время сталинского режима исследование связей Гаспринского с передовыми деятелями просвещения других регионов страны, в том числе в среднеазиатских республиках, было приостановлено. И толь­ко после распада СССР, обретения независимости Республикой Узбе­кистан, изучение исторических фак­тов, связанных с жизнью и деятель­ностью Исмаилбека Гаспринского, приобретает особую значимость в деле духовного воспитания и ук­репления дружбы между народа­ми Центральной Азии.

Источник: Голос Крыма. – 2001. – 23 марта

Юрий Османов. Просветитель Востока И. Гаспринский

021

(Посещено: в целом 28 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий