Эрик Шрёдер. Народ Мухаммеда. II. Посланник бога и его книга

091Продолжение книги «Народ Мухаммеда». Данная книга семилетний труд известного археолога и историка исламской культуры Эрика Шредера, основанный на многочисленных исторических источниках. Автор строит повествование, используя наиболее яркие фрагменты известных рукописей, выстраивая их в хронологической последовательности. Это сокровище древних откровений и религиозной мудрости дает обзор основополагающего периода мусульманской культуры. Книга прослеживает историю ислама с момента его рождения до расцвета. Историк часто обращается к фольклору, цитатам из Корана, приводит множество песен и стихотворений.
Шредер предоставляет богатый материал, давая читателю возможность самостоятельно выступить в роли исследователя. Книга будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей.

007
НАРОД МУХАММЕДА
Антология духовных сокровищ исламской цивилизации
Эрих Шрёдер (Eric Schroeder)
001

Посланник бога и его книга

Смотри, – пророк! Свет, освещающий мир,
Меч обнаженный Божьего воинства!

* * *

Посланник Бога Мухаммед родился в Мекке в Год Слона (или в 570 г. н. э.), его матерью была Амина из племени зухра, его отцом – Абдаллах, Хашимит из племени курейш. Его мать умерла, как говорят одни, когда пророк был грудным младенцем, но другие говорят, что к тому времени ему было два года. Его отец умер за четыре месяца до рождения сына. До пяти лет он воспитывался в семье Халимы, женщины-бедуинки из племени саад.

Однажды (как рассказывала Халима), когда Мухаммед и его молочный брат пасли скот позади лагеря, ее сын подбежал к ней с криком:

– Мой брат! Курейшит! Он говорит, что два человека в белом взяли его, положили на бок, разрезали его живот и засунули туда свои руки!

Когда женщина и ее муж побежали к ребенку, то нашли его стоящим неподвижно, с лицом белым как мел.

– Что с тобой? – спросили они.

– Два человека в белых одеждах подошли ко мне, – ответил он, – положили меня на бок, распороли мой живот и искали там что-то, – я не знаю что.

Они привели его в свою палатку.

– Халима, – сказал мой муж, – мальчик болен. Я думаю, нам лучше отвести его назад к его родственникам, прежде чем это станет очевидно.

Таким образом они отдали его.

После чего Мухаммед жил в доме своего деда. Когда пророку было восемь лет, его дед умер, поручив его заботам Абу Талиба, дяди Мухаммеда.

В двадцать пять лет Мухаммед женился на Хадидже, женщине из племени курейш, своей сорокалетней двоюродной сестре. Ее первый муж умер, оставив ей большое состояние, и она занималась торговлей. В Мекке Мухаммед был известен как честный человек и даже имел прозвище Надежный. Зная это, Хадиджа поручила ему пойти с ее караваном в Сирию. Некоторые говорят, что она наняла его как слугу, другие – что она взяла его в качестве партнера. Когда караван вернулся в Мекку и товар был продан с хорошей прибылью, она послала за ним и сказала:

– Ты знаешь, что я женщина не молодая и достаточно богатая, чтобы нуждаться в муже, но для моего дела мне нужен управляющий. Я наблюдала за тобой и считаю тебя честным и преданным, в твоих руках мое имущество не только не пропадет, но и преумножится. Иди разыщи своего дядю Абу Талиба, и пусть он попросит моего отца отдать меня тебе в жены.

Пятнадцать лет Мухаммед был мужем Хадиджи, когда, в возрасте сорока лет, он впервые ощутил Призыв быть пророком. Она прожила еще несколько лет после этого переломного события; и все это время Мухаммед, из любви к ней, не брал себе другой жены. Он имел от нее троих сыновей и четырех дочерей; мальчики умерли перед его Призывом, но дочери остались с ним.

Каждый год в месяце Раджабе, по обычаю того времени, все благочестивые люди города восходили на гору Хира и жили там в посте и молитве. В тот сороковой год своей жизни Мухаммед спустился с горы, пришел домой и сказал своей жене:

– Хадиджа, я боюсь, что сойду с ума!

– Почему? – спросила она.

– Потому что, – ответил он, – я вижу в себе признаки сумасшествия. Когда я иду по дороге, у каждой скалы и каждого холма мне слышатся голоса. И ночью я вижу во сне гигантское существо, голова которого касается неба, а ноги упираются в землю. Я не знаю, кто оно, но оно приближается все ближе и ближе, как будто хочет схватить меня.

– Не тревожься, Мухаммед, – сказала она, – ты честный и достойный человек, и тебе нечего бояться.

Но Мухаммеду было тяжело на сердце, он часто ходил на гору Хира и сидел там в одиночестве, поздно возвращаясь домой с выражением печали на лице.

Это случилось ночью, в понедельник, в месяце Рамадане.

Ночь судьбы

Дух явился к нему и приказал: «Читай!» И он ответил: «Я не могу читать». Тогда Дух схватил его с силой и сказал снова: «Читай!» И он повторил: «Я не могу». И Дух схватил его во второй раз, говоря:

1. Читай [откровение] во имя Господа твоего, который сотворил [все 2. создания],

3. сотворил человека из сгустка [крови].

4. Возвещай, ведь твой Господь – самый великодушный,

5. который научил [человека письму] посредством калама[4],

6. научил человека тому, чего он [ранее] не ведал[5].

Тогда Дух оставил его. Он спустился с горы, весь дрожа, и возвратился домой, повторяя главу. Ему стало холодно, он склонил голову и сказал жене:

– Укрой меня! Укрой меня!

Хадиджа накрыла его плащом; и он заснул.

Затем Дух возвратился и крикнул Мухаммеду громовым голосом:

1. О завернувшийся!

2. Встань и увещевай,

3. превозноси своего Господа,

4. очисти одежды свои,

5. избегай скверны…[6]

Тогда Мухаммед отбросил плащ и встал.

– Разве ты не будешь больше спать? – спросила жена.

– Нет больше ни сна, ни отдыха для меня, – сказал Мухаммед. – Он повелевает мне призывать людей к БОГУ. Но кого я буду звать? И кто поверит мне?

– Призови меня первой, я верю тебе, – ответила она.

У Мухаммеда был близкий друг, некто Абу Бакр, человек, пользовавшийся уважением в племени курейш, честный и богатый, занимавшийся торговлей. В те времена существовал обычай, согласно которому каждый, кто приходил в святилище в Мекке, должен был совершить ритуальный круг вокруг Черного камня и поклониться одному из идолов, которые находились в Святом Доме[7]. После этого, согласно своему желанию, он мог присоединиться к одной из групп людей, в центре которых сидели наиболее уважаемые люди города. Мухаммед обычно сидел в компании Абу Бакра и делился с ним своими делами. Услышав призыв, он решил прежде всего повидать друга.

Утром он пошел к Абу Бакру. И вот! Абу Бакр идет, чтобы встретить.

– Я шел, чтобы посоветоваться с тобой, – сказал Мухаммед.

– А я – с тобой, – сказал Абу Бакр, – но говори сначала ты, поскольку мой рассказ длинен.

Тогда Мухаммед сказал:

– Вчера Ангел явился ко мне и повелел мне призывать людей к Богу. Он сказал: «Люди должны поверить в Бога, в то, что я послан Им, и не должны больше поклоняться идолам». Я хотел спросить тебя, кого я должен призывать и кому я могу довериться?

– В таком случае позволь мне быть первым человеком, который будет призван тобою, – сказал Абу Бакр.

Тогда пророк с радостью сообщил ему формулу ИСЛАМА (что означает Преданность Господу); и Абу Бакр произнес Символ веры, а именно:

Нет БОГА, кроме АЛЛАХА, и Мухаммед – пророк ЕГО.

Есть Предание, идущее от первых последователей пророка, согласно которому тот произнес: «Из всех, кому я когда-либо предлагал ислам, никто не принял его так легко, как Абу Бакр; он не колебался ни секунды».

Поначалу Абу Бакр держал свою Веру в тайне; но каждый раз, будучи в святилище и беседуя с людьми, пытался обратить их в ислам; когда это удавалось, он приводил их к пророку, и они произносили Символ веры. Первый человек, которого он обратил, был Осман; за ним последовали Абд аль-Рахман, сын Ауфа, Зубайр, Талха, Саад, сын Абу Ваккаса, и другие, пока их число не достигло тридцати девяти правоверных. Они держали свою Веру в тайне.

И послал Бог Откровение:

13. В тот день человеку возвестят о том, что он совершил и чего не совершал [из добра и зла].

14. Но человек свидетельствует против самого себя,

15. даже если он пытается оправдаться.

16. Не повторяй [, Мухаммад,] его (т. е. Корана), чтобы ускорить [запоминание, опасаясь ухода Джибрила],

17. ибо Нам надлежит собрать Коран [в твоем сердце] и прочесть его [твоими устами людям].

18. Когда Мы возвещаем тебе его [устами Джибрила], то слушай внимательно чтение.

19. Далее, воистину, Нам надлежит разъяснять его.

20. Но нет, вы любите [жизнь] преходящую

21. и пренебрегаете будущей.

22. Лица [счастливых людей] в тот день будут сиять

23. и взирать на Господа своего.

24. А лица [обитателей ада] в тот день будут омрачены

25. думой о том, что их поразит беда.

26. Так нет! Когда [душа] дойдет до ключицы

27. и спросят [сородичи]: «Кто же заговорит [от смерти]?»

28. Тогда догадается умирающий, что настала разлука [с миром],

29. что сойдутся [земные и потусторонние] муки

30. в тот день, [когда его] пригонят к Господу твоему[8].

* * *

Люди, собираясь в святилище, стали поговаривать, что Мухаммед основал новую веру, что он объявил себя пророком Бога и имеет послание от Бога; и что некоторые верят ему и молятся втайне. Некий Абу Джахль заявил: «Если я найду человека, который верит ему, я размозжу ему голову, как ядовитой змее, если я увижу, что Мухаммед в святилище поклоняется кому-либо, кроме моего бога Хубала, я вышибу ему мозги камнем. По крайней мере, убийство племянника собьет спесь с Абу Талиба».

Бог ниспослал Главу Рассвета:

1. Скажи: «Ищу убежища у Господа рассвета

2. от зла того, что Он сотворил,

3. от зла ночного мрака, когда он застилает [мир],

4. от зла дующих на узлы [колдуний],

5. от зла зависти завистника»[9].

* * *

Правоверные не осмеливались входить в Святилище, они молились дома или на горе Хира. Абу Талиб, узнав об этом, решил поговорить с Мухаммедом. Пророк рассказал ему все как есть и пытался обратить его в ислам, но Абу Талиб ответил: «Я не буду менять свою веру – это вера моего отца, но я помогу тебе».

Из неверующих самый ожесточенный противник пророка среди его собственной родни, Хашимитов, был его дядя Абу Лахаб. Ибо сказано:

«ОСТЕРЕГАЙСЯ ПЛЕМЕНИ СВОЕГО, БЛИЗКИХ ТВОИХ!»

Мухаммед взошел на холм Сафа, возвысил свой голос и, когда Хашимиты пришли на его призыв, произнес:

– Если я буду предупреждать вас о приближении врага, вы поверите мне?

– Да, – ответили они.

– Тогда я даю вам предупреждение, – сказал пророк, – о страшном наказании:

1. Когда земля задрожит, сотрясаясь,

2. и извергнет то, что в ее чреве,

3. и человек спросит [в страхе]: «Что с нею?» —

4. в тот день она поведает [человеку] о том, что с нею,

5. поскольку Господь твой внушил ей [поведать об этом].

6. В тот день люди толпами выйдут [из могил], дабы обрести [воздаяние] за свои дела.

7. Кто бы ни совершил добро – [хотя бы] на вес пылинки, он обретет [воздаяние за] него.

8. Кто бы ни совершил зла – [хотя бы] на вес пылинки, он обретет [возмездие] за него[10].

<…>

14. на тот день, когда земля будет сотрясаться и горы обратятся в кучи сыпучего песка.

15. Воистину, Мы послали к вам свидетелем против вас посланника, подобно тому как отправили посланника к Фир’ауну.

16. Но Фир’аун ослушался посланника, и Мы наказали его жестоко.

17. И если вы не уверуете, то как же вы спасетесь в такой день, когда младенцы становятся седыми?

18. В тот день разверзнется небо, исполнится обещание Его[11].

Когда Посланник Бога говорил о Судном дне, его щеки горели, его голос гремел, его речь была пламенной.

– Он – пророк, он поистине видит больше, чем мы можем видеть, – сказал кто-то.

Но его дядя Абу Лахаб был в толпе, и он встал и сказал:

– Это для этого ты созвал нас здесь, Мухаммед? Погибни сам! И пропади пропадом твоя религия!

И он убеждал их разойтись по домам, говоря:

– Уходите, Мухаммед сошел с ума.

После того была ниспослана Глава Огня:

1. Да отсохнут руки Абу Лахаба! Да сгинет он сам!

2. Не спасли его ни богатство, ни то, что он обрел.

3. И вскоре войдет он в огонь пылающий.

4. А жена будет таскать дрова [для огня],

5. а на шее у нее – вервь из пальмовых волокон[12].

1. Нун. Клянусь каламом и тем, что пишут.

2. Ты [, Мухаммад,] благодаря милости Господа твоего – не одержимый,

3. и, воистину, награда для тебя [от Аллаха] неисчерпаемая,

4. и, поистине, ты – человек превосходного нрава.

5. Вскоре ты увидишь, и они увидят,

6. кто же из вас одержимый.

7. Воистину, твой Господь лучше знает, кто сошел с Его пути, и Он знает лучше, кто на прямом пути.

8. Не поддавайся же тем, кто отвергает [истину].

9. Они хотели бы, чтобы ты был снисходителен, тогда и они были бы снисходительны.

10. Так не поддавайся же какому-то презренному, раздающему клятвы,

11. злослову и сплетнику,

12. гонителю добра, преступнику, грешнику,

13. жестокому, к тому же самозванцу,

14. если даже у него будет [большое] состояние и [много] сыновей.

15. Когда ему провозглашают Наши аяты, он говорит: «Это – побасенки древних».

16. Мы припечатаем ему на нос клеймо [позора][13].

* * *

– Скольким богам вы поклоняетесь? – спросил пророк одного из курейшитов.

– Семи на земле, одному на небесах, – ответил тот.

– Скажи: Бог един, Бог вечен.

Он никогда не порождал,

Он не был порожден,

Он не имел никогда равного Себе.

* * *

1. Некий муж спросил, когда же постигнет неверных

2. неотвратимое наказание

3. от Аллаха, владыки ступеней?

4. Ангелы и Дух (т. е. Джибрил) восходят к Нему в день, равный по времени пятидесяти тысячам лет.

5. Терпи же благоговейно,

6. ведь людям этот [день] представляется отдаленным,

7. а Мы видим, что он близок.

8. В тот день небо уподобится расплавленному металлу,

9. горы будут [мягки], как шерсть,

10. и родич не станет расспрашивать [своего] родича,

11. хотя они и будут видеть [один другого]. Грешник захочет откупиться от наказания своими сыновьями,

12. своей супругой и братом,

13. своим родом, который поддерживал его,

14. и всеми жителями земли, чтобы спастись.

15. Так нет, [они не спасутся], ибо это [наказание] – пламя,

16. сдирающее кожу с головы,

17. зовущее тех, кто отвратился [от покорности Аллаху] и отвернулся [от истины],

18. кто сколотил [состояние] и берег его.

19. Воистину, человек создан нетерпеливым,

20. беспокойным, когда его постигнет беда,

21. скупым, когда ему достанется добро.

22. Это не относится к тем, которые молятся,

23. совершают обрядовую молитву всякий раз, [когда положено],

24. которые выделяют долю имущества

25. для просителей и обездоленных;

26. [не относится] к тем, которые признают Судный день,

27. которые боятся наказания Господа своего,

28. поскольку неотвратимо наказание Господне,

29. кроме тех, которые блюдут свою добродетель,

30. кроме как по отношению к своим супругам и невольницам, за что им нет порицания.

31. А те, кто переходит за пределы сказанного, – они преступники.

32. Те же, которые сохраняют доверенное им и не нарушают клятв,

33. которые стойки в своих свидетельствах,

34. которые [бережно] блюдут молитвы, —

35. они и будут почитаемы в [райских] садах.

36. Что же случится с теми, которые не уверовали и бегут перед тобой

37. толпами справа и слева?

38. Не жаждет ли каждый из них, чтобы его ввели в сады благодати?

39. Ни в коем случае! Ведь Мы сотворили их из того, что им известно.

40. Нет и нет! Клянусь Господом востоков и западов! Воистину,

Мы в состоянии

41. заменить их лучшими, чем они, и никто не превзойдет Нас

[могуществом]!

42. Предоставь их самим себе, пусть погружаются в словоблудие и забавляются, пока не настанет их день, который им обещан, —

43. тот день, когда они выйдут из могил в спешке, словно они бегут к идолам [на поклонение],

44. с потупленными взорами, охваченные унижением. Это и есть тот день, который им обещан![14]

9. Аллах – тот, кто гонит ветры, вздымающие тучу. Потом Мы гоним ее в края безжизненные и оживляем землю, после того как она высохла. Таким же образом воскресит Он [людей][15].

17. Откуда тебе знать, что такое Судный день?

18. И еще раз – откуда тебе знать, что такое Судный день?

19. Это день, когда ни один человек не властен ничем помочь другому, и повеление в тот день принадлежит [только Аллаху][16].

1. Когда солнце покроется мраком,

2. когда звезды померкнут,

3. когда горы придут в движение,

4. когда верблюдицы, беременные на десятом месяце, останутся без присмотра,

5. когда соберутся [все] дикие звери,

6. когда моря выйдут из берегов,

7. когда души соединятся [с телами],

8. когда зарытую заживо спросят,

9. за какой же грех ее убили,

10. когда развернут свитки [людских деяний],

11. когда небо будет низринуто,

12. когда разгорится адский огонь,

13. когда рай приблизится [к праведникам], —

14. тогда познает каждая душа, что она уготовила себе [деяниями своими].

15. Но нет же! Клянусь светилами,

16. передвигающимися [по небу] и исчезающими [с небосвода],

17. клянусь вечерним [сумраком] густеющим,

18. клянусь зарей брезжущей,

19. что, воистину, это (т. е. Коран) – слова посланца благородного,

20. обладателя силы при Властителе Трона, могущественного,

21. того, кому повинуются ангелы, и достойного доверия.

22. Тот, с кем вы спорите, вовсе не безумец,

23. ибо он видел его (т. е. Джибрила) на ясном небосклоне,

24. и он (т. е. Мухаммад) не скупится сообщить другим [поведанное ему] сокровенное откровение.

25. Это (т. е. Коран) – не речи побиваемого камнями шайтана.

26. Так куда же вы устремляетесь, [отрицая Коран]?

27. Ведь он – только назидание для обитателей миров,

28. для тех из вас, кто хочет стать на прямой путь.

29. Но вы не [сможете] захотеть этого, если того не захочет Аллах, Господь [обитателей] миров[17].

5. Воистину, праведники пьют из чаши [напиток], настоянный на камфаре,

6. из источника, из которого пьют рабы Аллаха и который льется не иссякая.

7. Они верны своим обетам и страшатся дня, бедствия которого простираются [повсюду].

8. Они дают пищу бедным, сиротам и пленникам, хотя и сами нуждаются в ней,

9. [и говорят]: «Мы даем пищу, только чтобы угодить Аллаху, и не хотим от вас ни вознаграждения, ни благодарности.

10. Ведь мы страшимся Господа своего в тот мрачный, гневный день».

11. Аллах избавил их от бедствий того дня и одарил их процветанием и радостью.

12. И за то, что они терпели, Он воздаст им райскими садами и шелковыми одеяниями.

13. Они будут возлежать на ложах, не зная ни зноя, ни мороза.

14. Тень деревьев будет осенять их, а плоды будут склоняться над ними низко.

15. К ним приблизятся [девы] с сосудами из серебра и чашами из хрусталя,

16. хрусталя серебряного, [блистающего] совершенством.

17. В том саду те [девы] напоят их из чаши [напитком], настоянным на имбире,

18. из райского источника, прозванного Салсабилом.

19. [Чередой] обходят их вечно юные отроки». Взглянув на них, ты примешь их за жемчуг рассыпанный.

20. Когда же присмотришься, то увидишь блаженство и великую власть [над ангелами].

21. Они облачены в зеленые одеяния из атласа и парчи, на них ожерелья серебряные, и напоил их Господь напитком чистым.

22. Воистину, все это – вознаграждение вам, воздаяние благодарностью за ваше усердие[18].

22. Черноокие, большеглазые девы,

23. подобные сокрытым [в раковине] жемчужинам, —

24. [и все это] – в воздаяние за то, что они вершили [в этом мире].

25. Они не услышат там ни суетных, ни греховных речей,

26. а только слово: «Мир! Мир!»

<…>

28. Те, что стоят на правой стороне, – кто же они?

<…>

41. Те, что стоят на левой стороне, – кто же они, стоящие на левой стороне? —

42. будут в огненном вихре и кипятке,

43. под сенью черного дыма,

не дающего ни прохлады, ни блага[19].

Смотри! Это было сказано на улицах, по которым ходили друзья и родственники Абд аль-Мутталиба, который говорил о рае!

29. Воистину, грешники (т. е. мекканские многобожники) насмехались над теми, кто уверовал.

30. Когда проходили мимо них, то перемигивались, [издеваясь].

31. Когда же возвращались к своим семьям, то злорадствовали [над осмеянными верующими].

32. Когда они видели верующих, то восклицали: «Конечно, они – заблудшие»[20].

1. Клянусь звездой во время ее заката!

2. Не заблудился ваш собрат и не обольщен [демонами].

3. И речи он ведет не по прихоти [своей]:

4. они (т. е. речи) – лишь откровение внушенное,

5. властелином силы [Мухаммаду] возвещенное —

6. обладателем мощи. Возник он

7. на высшем небосклоне.

8. [Джибрил] приблизился [к Мухаммаду], потом подошел еще ближе.

9. Он был [от Мухаммада] на расстоянии двух полетов стрелы и даже ближе.

10. Он (т. е. Аллах) внушил в откровении Своему рабу то, что внушил.

11. Сердце его (т. е. Мухаммада) подтвердило то, что он видел [воочию].

12. Неужели вы будете оспаривать то, что он видел?

13. А ведь он (т. е. Мухаммад) видел его (т. е. Джибрила) в другой раз

14. у самого дальнего Лотоса,

15. при котором сад – прибежище [праведных].

16. Когда над Лотосом витали те, кто витает,

17. взор его (т. е. Мухаммада) не отрывался [от происходящего] и не переходил [границы дозволенного].

18. А ведь он увидел величайшее из знамений Господа своего[21].

Когда откровение нисходило на пророка, он чувствовал сильное беспокойство, лицо его дергалось, и он в изнеможении падал, словно изнуренный бессонницей. Даже в очень холодный день его лоб покрывали крупные капли пота.

– Вдохновение, – сказал Мухаммед однажды, – приходит одним из двух путей: иногда Джабраил[22] сообщает откровение мне, как человек человеку, и это легко; но иногда это похоже на звенящий колокол, Оно проникает в самое сердце и разрывает меня на части. Этот путь очень мучителен.

19. Не равны слепой и зрячий,

20. мрак и свет,

21. тень и зной,

22. не равны живые и мертвые. Воистину, Аллах дарует способность слышать тому, кому пожелает, а ты [, Мухаммад,] не можешь заставить слышать тех, кто в могиле,

23. [ибо] ты – только увещеватель.

24. Воистину – Мы послали тебя с истиной добрым вестником и увещевателем, и нет ни одного народа, к которому не пришел бы увещеватель.

25. Если не признали тебя, то ведь не признавали и тех, что жили до них. К ним приходили посланники с ясными знамениями, с псалмами и просветляющей книгой.

26. Потом Я подверг наказанию тех, которые не уверовали. И каков был Мой гнев![23]

11. Человек молит о зле [для недругов] подобно тому, как он молит о добре [для себя][24].

36. К тем, кто отвращается от упоминания Милосердного, Мы приставим шайтанов, которые станут их закадычными друзьями[25].

1. Думал ли ты о том, кто отрицает расплату [Судного дня]?

2. Это ведь тот, кто гонит сироту

3. и не призывает [людей] кормить бедняков.

4. Горе же тем молящимся,

5. которые не читают молитвы истово,

6. которые лицемерят

7. и запрещают подавать милостыню[26].

23. Твой Господь предписал вам не поклоняться никому, кроме Него, и выказывать доброе отношение к родителям. Если один из родителей или оба достигнут преклонного возраста, то не говори с ними сердито, не ворчи на них и обращайся к ним уважительно.

24. Осеняй их крылом смирения по милосердию и говори: «Господи! Помилуй их, подобно тому как они [миловали] и растили меня ребенком».

25. Ваш Господь лучше всех знает то, что [таится] в ваших душах, если вы вершите добро. И, воистину, Он прощает кающихся.

26. И давай положенное [в качестве благотворительности] родственнику, бедняку и путнику, но не расточай безмерно,

27. ибо расточители – братья шайтанов, а шайтан отплатил своему Господу [черной] неблагодарностью[27].

131. Не смотри с завистью на то, чем Мы наделили некоторых из людей, чтобы подвергнуть их испытанию: на блеск земной жизни, ибо удел, даруемый твоим Господом, лучше и долговечнее[28].

42. Аллах успокаивает души людей, когда они умирают, а тех, кто не умирает, – [покоит] во время сна. Он не отпускает те души, которым определил смерть, а остальные возвращает [в бодрствование] на определенный срок. Воистину, во всем этом содержатся знамения для тех, кто размышляет[29].

Суру из Корана, называемую «Йа Син», благочестиво повторяют во времена бедствий и болезней, во время постов или в момент приближения смерти:

26. Сказано было [ему]: «Войди [прямо] в рай!» И он воскликнул: «О, если бы мой народ знал,

27. за что меня простил мой Господь, за что причислил меня к почитаемым!»

<… >

31. Неужели они не знают, сколько поколений Мы погубили до них, так что они более не вернутся?

32. И, поистине, все в конце концов предстанут пред Нами.

33. Знамением для них служит высохшая земля. Мы ее оживили и взрастили на ней злаки, которыми они питаются.

34. Мы взрастили на ней пальмовые рощи и виноградники, и по Нашей воле забили источники,

35. чтобы они вкушали плоды и то, что произведено их руками. Разве нет у них за то благодарности?

36. Слава тому, кто сотворил пары из тех, что растит земля, и из людей, а также из того, чего они и не ведают.

37. Знамением для них служит ночь, которую Мы лишаем дневного света, так что они погружаются во тьму.

38. Солнце плывет к предназначенному для него местопребыванию: таково предписание Великого, Ведающего.

39. Для луны Мы предопределили [разные] состояния, пока она не становится изогнутой, подобно высохшей пальмовой ветви.

40. Солнцу не следует догонять луну, и ночь не опережает день, и каждый из них плывет по небосводу.

41. Знамением им служит то, что Мы спасли их род в переполненном ковчеге.

42. И Мы создали для них подобие ковчега, на который они и погружаются.

43. А если Нам будет угодно, Мы потопим их так, что они не успеют воззвать о помощи и не спасутся,

44. если только Мы не окажем им милость и не позволим наслаждаться [благами жизни] некоторое время.

45. Когда их призывают: «Бойтесь того, что было до вас, и того, что будет после, – быть может, вас помилуют», – [они не слушают].

46. И когда к ним является хоть какое-нибудь из знамений Господа их, они отворачиваются [от него].

47. Когда тех, кто не уверовал, призывают: «Жертвуйте из того, что Аллах дал вам в надел», – они отвечают тем, кто уверовал: «Неужели мы будем кормить того, кого накормил бы Аллах, если бы Ему было угодно? Поистине, вы – в глубоком заблуждении».

48. Они говорят также: «Когда же случится обещанное [вами], если вы говорите правду?»

49. Им нечего ожидать, кроме гласа трубного, который поразит их, в то время как они препираются.

50. Они не успеют даже оставить завещание или вернуться к своим семьям.

51. И прозвучит труба – и тогда они из могил устремятся к своему Господу.

52. Они воскликнут: «О горе нам! Кто поднял нас с ложа, где [мы] покоились? Ведь это – то, что обещал Милостивый, и посланцы, оказывается, говорили правду».

53. Не успеет прозвучать всего лишь один трубный глас, как они все предстанут пред Нами.

54. В тот день никому не будет причинено ни малейшей несправедливости. И воздается вам только за то, что вы вершили.

55. А обитатели рая в этот день, поистине, будут наслаждаться [своим] состоянием: [ведь]

56. они и их супруги покоятся на ложах в тени [деревьев],

57. предоставлены им там плоды и все, чего пожелают,

58. от имени милосердного Господа [их встречают] словом: «Мир!»

<… >

36. и говорили: «Неужели мы отречемся от своих богов из-за какого-то безумного поэта?»[30]

41. Это не слова какого-то там поэта. Мало же вы веруете!

42. И не слова кудесника. Мало же вы внимаете наставлению!

43. [Коран] ниспослан Господом миров[31].

224. За поэтами же следуют сбившиеся с [правого] пути.

225. Разве ты не видишь, что они скитаются по всем долинам

226. и разглагольствуют о том, чего не совершают…[32]

5. [Неверные] скажут: «[То, что он говорит], – бессвязные сны. Нет, он сочинил все это. А кроме того, он – поэт! Пусть он явит нам знамения, с которыми были отправлены прежние посланники»[33].

37. Человек [по природе] создан нетерпеливым. Я вам покажу Свои знамения, так не торопите же Меня [с наказанием][34].

5. Ты видишь землю ссохшейся. Но стоит Нам ниспослать ей воду, как она набухает, раздается и родит всяческие прекрасные растения.

6. И [все] это происходит потому, что Аллах – Истина, что Он оживляет мертвецов и властен над всем сущим.

<…>

65. Разве ты не знаешь, что Аллах дал вам власть над всем, что есть на земле, а также над кораблями, которые плавают по морю по Его воле? Он удерживает небо от падения на землю, [что может случиться] лишь по Его соизволению. Воистину, Аллах сочувствует людям, милосерден к ним[35].

7. [Неверные] говорят: «Что это за посланник? Он принимает пищу и ходит по базарам. Почему не был к нему ниспослан ангел, который увещевал бы вместе с ним?

8. [Почему Аллах] не ниспошлет ему сокровище? Почему у него нет сада, плоды которого он вкушал бы?..»

<… >

20. Мы не посылали до тебя посланников, которые не вкушали бы пищи и не ходили бы по базарам, [как прочие смертные].[36]

5. И объявляли они ложью истину, когда она являлась к ним. Но дойдут до них вести о [каре за их] глумление6.

15. Те, которые при возвещении им Наших ясных аятов надеются на то, что не предстанут перед Нами, говорят: «Представь нам Другой Коран или замени его [чем-либо]!» Отвечай: «Не положено мне заменять его по своему усмотрению. Я лишь следую тому, что внушено мне в откровении.

<…>

35. Спроси: «Есть ли среди ваших идолов такой, который вел бы к истине?» Скажи: «Аллах ведет к истине. Тот ли достойнее, кто ведет к истине, чтобы [другие] следовали за ним, или же тот, кто сам не идет верным путем, если только его не поведут? Что это с вами? Как же вы рассуждаете?»

36. Большинство многобожников – в плену своих догадок. Но ведь догадки никак не могут заменить истину. Воистину, Аллах ведает о том, что они творят.

37. Не измышлен этот Коран, а ниспослан Аллахом как подтверждение [дарованного] до него и в разъяснение Писания, в коем нет сомнения, [ниспосланного] Господом миров.

38. Или же многобожники станут утверждать: «Измыслил Коран Мухаммад». Ты отвечай: «Сочините хотя бы одну суру, подобную Корану, и призовите [на помощь], кого вы можете, кроме Аллаха, если вы и вправду [так думаете]».

39. Так нет же, они объявляют ложью то, чего не постигают [своим] знанием и толкование чего им недоступно. Точно так же считали ложью [Писание] те, которые жили до них. Что же, погляди, каков был конец нечестивцев[37].

6. [Мекканские многобожники] сказали [Мухаммаду]: «О ты, кому ниспослано откровение (т. е. Коран)! Воистину, ты – одержимый.

7. Почему ты не явился к нам в сопровождении ангелов, если ты из тех, кто говорит правду?»

8. [Но] Мы ниспосылаем ангелов только с истиной, и уж тогда никому не будет дано отсрочки.

9. Воистину, Мы ниспослали Коран, и, воистину, Мы оберегаем его[38].

21. Вспомни [, Мухаммад,] брата ‘адитов, как он предупредил свой народ в Ал-Ахкафе, когда увещевания произносились прежде него и после него, [возвестив]: «Не поклоняйтесь никому, кроме Аллаха! Воистину, я опасаюсь, что вас постигнет наказание в великий день».

22. Они спросили: «Неужели ты прибыл, чтобы отвратить нас от наших богов? Так яви же то, чем ты нам угрожаешь, если ты прав».

23. Он сказал: «Знание ведь – только у Аллаха, и я сообщаю вам то, с чем я послан. Но я вижу, что вы – несведущие люди».

24. Когда они узрели его (т. е. наказание) в виде тучи, двигающейся к их долинам, они сказали: «Это – та туча, которая одарит нас дождем». [Но пророк сказал]: «О нет! Это то, что вы торопили, – ураган, который влечет мучительное наказание.

25. Он уничтожает все сущее по велению Господа своего». И от них ничего не осталось, кроме их жилищ. Так караем Мы грешных людей[39].

* * *

Дядя Мухаммеда Гамза был самым сильным воином в своем клане, могучим охотником и лучником. Однажды, возвратившись с охоты, он услышал рыдание старухи, вольноотпущенницы Абдаллаха, и остановился, чтобы расспросить ее.

– O Гамза! – воскликнула она. – Я плачу из-за твоего племянника Мухаммеда, которого ранил Абу Джахль.

Тогда Гамза пошел в святилище, разыскал Абу Джахля, ругал его и бил рукоятью лука по голове, пока не хлынула кровь. После чего он вернулся в дом Мухаммеда и сказал:

– Мухаммед, я отмстил за тебя; я украсил голову Абу Джахля кровавой короной.

– Такая месть не нужна мне, – сказал пророк.

– Какой же еще может быть месть? – удивился Гамза.

– Если ты скажешь: «Нет бога, кроме Бога!» – это была бы месть, – отвечал пророк.

И, не сходя с места, Гамза произнес эти слова.

* * *

«Не было у Веры врагов более ожесточенных, чем Абу Джахль и сын Омара Хаттаб», – говорил Посланник Бога.

Однажды Омар, выхватив меч, произнес:

– Я убью этого отщепенца из племени курейш, творца смуты и богохульника.

Но его остановили, сказав:

– Ты думаешь, его родня позволит тебе ходить по земле после убийства Мухаммеда? Не лучше ли тебе возвратиться домой и наставлять своих домашних на путь истинный?

– Кто из них нуждается в этом? – спросил Омар.

– Твой шурин Саид, сын Зайда, твоя сестра Фатима. Они оба обратились в новую веру и стали последователями Мухаммеда, присмотри за ними.

Омар вернулся домой в гневе. А в это время в его доме собрались Саид, Фатима и с ними некий Хабаб, мусульманин, в руках у которого был листок с главой «Та’ха» из Корана; и он читал эту главу вслух. Услышав, что Омар вошел в дом, Хабаб спрятался в шкафу, а Фатима взяла лист и спрятала его под одеждой. Но Омар еще на улице услышал слова проповеди.

– Что вы тут бормочете? – спросил он с порога.

– Ничего, – ответили они.

– Да-а-а! Но я что-то слышал, – сказал Омар, – и мне уже сказали, что вы стали последователями Мухаммеда и его религии. – С этими словами он бросился на шурина, чтобы ударить его, Фатима попыталась помешать ему, и удар достался ей; брызнула кровь.

Тогда они сказали ему:

– Да, мы – мусульмане. Мы верим в Бога и Его Посланника! Делай с нами что хочешь!

Но когда он увидел кровь своей сестры, он пожалел о содеянном.

– Дай мне листок, который вы читали, – сказал он ей, – и позволь мне посмотреть, что там написано.

Омар мог читать и писать.

– Мы не можем доверить тебе священный текст, – ответила его сестра.

– Не бойтесь, – сказал он, – я клянусь своими богами, что, прочитав, отдам его. – Затем, надеясь обратить его, она сказала: – Брат, ты осквернен поклонением идолам – и ни один нечистый не может читать Коран.

Тогда Омар вышел и совершил омовение; после чего она дала ему лист; и он читал главу «Та’ха»:

2. Мы ниспослали тебе Коран не ради того, чтобы причинять тебе страдание,

3. а только в качестве назидания для тех, кто боится [Аллаха].

4. [Он] ниспослан Тем, кто сотворил землю и вышние небеса.

5. [Он] – Милостивый, который утвердился на [небесном] троне.

6. Ему принадлежит то, что на небесах и на земле, и то, что находится и между ними, и под землей.

7. Будешь ли ты говорить громко [или тихо], Он [все равно] знает и тайное, и самое скрытое.

8. Аллах – Он тот, кроме которого нет божества и у которого наилучшие имена.

9. Слышал ли ты рассказ о Мусе?1

И так до конца главы, где написано:

135. Скажи [, Мухаммад]: «Все ожидают [наступления загробной жизни]. Ждите же и вы. И вы скоро узнаете, кто следует по пути истины и кто идет по прямой дороге»[40].

– Насколько же прекрасны эти слова! – воскликнул Омар, когда дочитал до конца.

Едва Хабаб услышал это, он вышел из укрытия и сказал:

– Омар, я уверен, это Бог послал тебя сюда в ответ на просьбу Посланника, ибо вчера я слышал, как он молился: «Господи! Укрепи ислам обращением Абу Джахля или Омара!»

– Хабаб, – сказал Омар, – отведи меня к Мухаммеду, я желаю произнести Символ веры и стать мусульманином.

А надо заметить, что Омар был человеком, о котором пророк однажды сказал: «Если бы сам Сатана увидел Омара, идущего по дороге, он поднялся бы на холм, чтобы не встречаться с ним лишний раз». И Омар сказал пророку:

– Мы открыто поклонялись Лату и Хубалу – нашим идолам; что же мы должны теперь поклоняться Богу тайно?

Вскоре после этого пророк вошел в Святилище и произнес там стихи Откровения:

98. Воистину, вы и те, кому вы поклоняетесь помимо Аллаха, – всего лишь топливо для ада, в который выыто и войдете.

99. Если те, [кому они поклонялись], были бы богами, то не вошли бы в ад. Но все они пребудут там вечно.

100. Их удел там – [горестное] стенание, а они там [ничего другого] не слышат[41].

9. …«Неужели вы не веруете в Того, что создал землю в течение двух дней, и равняете с Ним других? Ведь это Он – Господь [обитателей] миров.

10. И Он воздвиг над землей прочные горы, дал ей благословение и поровну распределил на ней пищу для страждущих на четыре дня.

11. Потом Он обратился к небу, которое было [лишь] дымом, и сказал ему и земле: «Предстаньте [предо Мной], хотите вы того или нет». Они ответили: «Мы предстанем по доброй воле».

12. Он завершил это, сотворив семь небес за два дня, и каждому небу внушил в откровении его обязанности. Мы украсили нижнее небо светильниками для охранения. Так предопределил Великий, Ведающий»[42].

17. Разве тот, кто творит, равен тому, кто не творит? Неужели же вы не образумитесь?[43]

73. О люди! Вот вам притча, послушайте ее. Воистину, те, кому вы поклоняетесь, минуя Аллаха, не сотворят и мухи, если даже будут стараться изо всех сил. Если же муха похитит у них что-нибудь, они не смогут отобрать у нее. Слаб и тот, кто просит, и тот, у кого просят![44]

Но люди обратились против Мухаммеда, изгнали его из святилища и пошли толпой к Абу Талибу.

– Мы больше не желаем слушать его! – возмущенно кричали они.

Абу Талиб послал за Мухаммедом и сказал ему:

– Народ справедлив к тебе, а ты не прав. Люди позволили тебе проповедовать свою веру в святилище, но ты не ограничился этим – ты оскорблял их богов!

– Я не оставлю свое Дело, – ответил Мухаммед, – или Бог поможет мне победить, или я погибну. Нет! Если даже они повесят солнце мне на правую руку и луну на левую.

Он заплакал и поднялся, чтобы уйти. Но Абу Талиб остановил его:

– Сын моего брата, постой! – Он положил голову Мухаммеда себе на грудь и сказал: – Сын мой, иди и говори, как считаешь должным, поскольку, клянусь, я никогда не оставлю тебя.

И Мухаммед проповедовал и читал Коран, но не нашел он в то время ни ответа, ни веры в душах людей.

Во время паломничества арабов к святыням и на ярмарку в Мекку Мухаммед взошел на гору Арафат и призывал арабов к Богу. Тогда некоторые из бедуинов стали правоверными. Но неверующие курейшиты подходили к ним везде, где они собирались, с насмешками и оскорблениями, чтобы рассеять их. Глазами очевидца тех событий мы видим пророка, проповедующего Единого Бога: это бледный человек с длинными черными волосами, в красном плаще; а рядом с ним Абу Джахль, кидающий в него грязью и призывающий арабов хранить верность богам своих предков.

Правоверные больше не ходили в святилище. Они тайно молились дома или поднимались на гору… Однажды Саад, сын Абу Ваккаса, пошел на гору Хира, чтобы помолиться с правоверными. Один курейшит наблюдал за ним. Когда Саад склонился в поклоне и лоб его достиг земли, тот человек швырнул ему камень в бок. Саад был терпелив. Но когда он склонился снова, курейшит взял другой камень и нанес ему более ощутимый удар. Тогда, завершив молитву, Саад схватил лежащую рядом кость от скелета верблюда и сильно ударил неверующего в голову. Весь в крови, человек побежал в сторону Мекки.

– Сначала мы не знали, какими словами нам следует молиться, – рассказывал один правоверный, – мы имели обыкновение почитать Бога, Джабраила и Микаила. Но вскоре пророк Бога научил нас правильным словам.

Молитва

Мусульманин молится следующим образом.

? Сначала он совершает омовение: моет ладони до запястий; потом ополаскивает рот; затем очищает ноздри водой; моет лицо; моет руки до локтей, сначала правую, затем левую; вытирает голову влажными руками; после чего моет ноги до лодыжек, сначала правую, затем левую.

? Окончив омовение, мусульманин, стоящий с руками поднятыми на уровень головы, произносит:

– Господь Велик.

? После этого, с руками сложенными на груди, произносит:

– От сердца обращаюсь к Тому, Кто сотворил небо и землю, и я не нахожу ничего, что сравнится с Ним. Ему – моя жертва, моя жизнь, моя смерть – все для Бога, Повелителя обоих миров. Который не имеет равных в Своей Божественности. Это велено мне, и я из тех, кто подчиняется. O Бог! Ты Царь; и нет иного бога. Ты мой Бог; я – Твой раб. Я шел против своей души; я признаюсь в своих грехах. Защити меня от моих грехов. Никто не спасет меня от грехов, кроме Тебя. Веди меня лучшим из путей; никто не ведет к добру, кроме Тебя. И отврати пути зла от меня; никто не может отвернуть пути зла от меня, кроме Тебя.

1. Во имя Аллаха, милостивого, милосердного.

2. Хвала Аллаху – Господу [обитателей] миров,

3. милостивому, милосердному,

4. властителю дня Суда!

5. Тебе мы поклоняемся и к Тебе взываем о помощи:

6. веди нас прямым путем,

7. путем тех, которых Ты облагодетельствовал, не тех, что [подпали под Твой] гнев, и не [путем] заблудших[45].

Аминь.

? После этого читаются главы Корана; и на словах «Бог Велик» склоняют голову, кладя руки на колени. Склонившись таким образом, молящийся произносит трижды: «Слава моему Великому Богу!» — и снова, встав на ноги: «Бог приемлет тех, кто восхваляет Его. Хвала Тебе, о наш Господь!»

? Затем, склонившись так, чтобы лоб коснулся земли, молящийся говорит (по крайней мере три раза) слова: «Слава моему Богу, Высочайшему!» – и, поднимаясь, остается в почтительной позе с руками на коленях. Второе падение ниц заканчивает молитву первого поклона.

? Молящийся поднимается и, выполнив второй поклон (так же как и первый), остается на коленях и произносит:

– Хвала и молитва и благодеяния – все для Бога. Мир Тебе, о пророк, и милосердие Бога и Его благословения. Мир с нами и всеми праведными слугами Бога. Свидетельствую, что нет бога, кроме Бога; и свидетельствую, что Мухаммед – слуга Его и Его пророк. O наш Бог! Дай благополучие Мухаммеду и людям Мухаммеда, как Ты дал Аврааму и его людям, Ты, Кто должен быть восхваляем и возвеличен. O наш Бог! Благослови Мухаммеда и людей Мухаммеда, как Ты благословил Авраама и его людей. Ты, Кто должен быть восхваляем и возвеличен. Сделай меня прилежным в молитве, Господи, и мое потомство. И прими молитву. И, Боже, сохрани меня, и моего отца, и мою мать, и всех правоверных в День Суда.

? Молитва заканчивается таким образом. Поворачивая голову направо, правоверный произносит:

– Мир с тобой и Милость Господня. – И, поворачивая голову налево, он снова говорит: – Мир с тобой и Милость Господня.

Наконец правоверный поднимается. Молитва закончена.

* * *

И снизошло откровение:

114. Совершай обрядовую молитву в начале и конце дня, в начале и конце ночи. Воистину, добрые деяния устраняют деяния дурные…[46]

19. Соразмеряй же свою поступь и умеряй голос, ибо самый неприятный звук – это рев осла[47].

24. Разве ты не знаешь, что Аллах в качестве притчи приводит прекрасное слово, подобное прекрасному дереву, корни которого прочны, а ветви [тянутся] к небесам?

25. Оно плодоносит непрестанно с соизволения Господа своего…[48]

66. Воистину, в домашней скотине для вас назидание: Мы даем вам в качестве питья то, что [образуется] в ее желудках между пометом и кровью, – чистое молоко, вкусное для тех, кто пьет.

67. От плодов пальм и виноградных лоз вы получаете хмельной напиток и добрый удел. Воистину, во всем этом – знамение для тех, кто способен размышлять[49].

34. и даровал вам все, о чем вы просили. Если бы вы попытались счесть милости Аллаха, то вам бы их не пересчитать. Воистину, человек – притеснитель, неблагодарный[50].

96. Он разверзает [мрак] утром, ниспосылает успокоение ночью, обращает солнце и луну в средство исчисления [дней и месяцев]. Таково установление Великого, Всеведущего.

97. Он – тот, который сотворил для вас звезды, чтобы вы находили по ним путь во мраке суши и моря…[51]

70. Аллах вас сотворил, потом Он вас упокоит. Среди вас есть и такие, которых Он ввергает в наихудшее состояние, так что [человек] забывает все то, что знал. Воистину, Аллах – знающий, могущественный[52].

103. Ни один взор не постигает Его, а Он постигает [все, что постигают] взоры. Он – проницательный, сведущий [обо всем сущем][53].

15. Те, кто на небесах и на земле, а также тени их склоняются пред Аллахом по утрам и вечерам, желая или не желая того[54].

6. Нет на земле ни единого живого существа, которого Аллах не обеспечил бы пропитанием. Аллах знает также их [земное] местопребывание и [конечное] пристанище. И все это [записано] в ясном Писании[55].

11. Мы сотворили вас [сначала], потом придали вам облик. Потом Мы велели ангелам: «Поклонитесь Адаму!» [Все] поклонились, кроме Иблиса, который не был в числе поклонившихся.

12. Спросил [Аллах]: «Что мешает тебе поклониться, раз Я повелел тебе?» [Иблис] ответил: «Я – лучше его: Ты сотворил меня из огня, а его – из глины».

13. [Аллах] сказал: «Низвергнись отсюда! Негоже тебе кичиться в раю. Изыди, ибо ты – из числа презренных».

14. Иблис взмолился: «Дай мне отсрочку до того дня, когда будет воскрешен [род Адама]».

15. [Аллах] сказал: «Воистину, ты в числе тех, кто получил отсрочку».

16. [Иблис] возразил: «За то, что Ты отвратил меня [от пути истины], я буду мешать им [следовать] по Твоему прямому пути.

17. Я непременно буду являться к ним спереди, сзади, справа и слева, и Ты убедишься, что большинство из них неблагодарны [Тебе]».

18. [Аллах] сказал: «Изыди из рая униженным, обесславленным!

А теми, кто последует за тобой, Я заполню до отказа геенну огненную.

19. Ты же, Адам, поселись вместе со своей супругой в раю, ешьте то, что пожелаете, но не приближайтесь вот к этому дереву, не то станете грешниками».

20. И стал шайтан нашептывать им, чтобы открыть им глаза на их срамные части, на которые они [до того] не обращали внимания. И он сказал им: «Ваш Господь запретил вам [плоды] этого дерева лишь с той целью, чтобы вы не стали ангелами или не обрели бы вечной жизни».

21. И он поклялся им: «Воистину, я для вас – добрый советчик».

22. [Таким образом] он обольстил их и низвел [из рая на землю]. Когда же они вкусили [плоды] того дерева, перед ними [воочию] предстали их срамные части, и они стали склеивать листья райских [деревьев, чтобы прикрыть наготу]. Тогда Господь воззвал к ним: «Разве не запрещал Я вам [есть плоды] этого дерева и не говорил вам, что шайтан – ваш явный враг?»

23. Они ответили: «Господи наш! Мы наказали сами себя, и, если Ты не простишь нас и не смилостивишься над нами, мы обязательно окажемся в числе потерпевших урон».

24. Он возвестил: «Спуститесь [из рая на землю, и ваши потомки будут] врагами друг другу. На земле [теперь] вам пребывать и пользоваться благами временными».

25. [Еще] Он сказал: «На земле вы будете жить, на ней будете умирать и из нее восстанете [в День воскресения][56].

«Молись своему Господу, Мухаммед, – сказали люди из Мекки, – чтобы Он отодвинул горы, окружающие нас, и расширил наши земли и проложил в них пути для рек, как в Сирии и Ираке; или чтобы Он воскресил из мертвых наших умерших отцов; а лучше всего – чтобы Он послал старого Кусая, сына Килаба, который никогда не лгал, чтобы мы могли спросить у него, правда ли все то, что ты нам говоришь. Если они объявят, что ты говоришь правду, то мы поверим тебе».

158. Неужели они ожидают, что к ним явятся ангелы или явится [веление] твоего Господа [о наказании] или какое-либо из знамений твоего Господа? В тот день, когда явится [такое] знамение твоего Господа, никому не принесет пользы [то, что он] уверует [в этот самый день], если он не уверовал прежде и не совершил добрых деяний в соответствии с верой[57].

7. Но какой бы пророк ни приходил к ним, они подвергали его осмеянию[58].

59. Задолго до вас Мы послали Нуха к его народу, и он сказал:

«О мой народ! Поклоняйтесь Аллаху, нет у вас другого Бога, помимо Него. Воистину, я опасаюсь, что вас накажут в великий (т. е. Судный) день».

60. Мужи его народа заявили: «Воистину, мы видим, что ты находишься в явном заблуждении».

61. [Ибрахим] сказал: «О мой народ! Не заблуждаюсь я. Напротив, я – посланник Господа миров.

62. Я доставляю к вам послания Господа моего и даю вам добрый совет. Я знаю [благодаря откровению] то, чего не знаете вы.

63. Неужели вы удивляетесь тому, что наставление от вашего Господа передано человеку из вас, дабы он увещевал вас и чтобы вы стали богобоязненными? И тогда, быть может, вы будете помилованы».

64. Однако они сочли его лжецом, а Мы спасли его и тех, кто был с ним в ковчеге, и потопили тех, кто опровергал Наши знамения. Воистину, они были слепцами[59].

43. [Нух] сказал: «Сегодня никто не спасет [никого] от предопределения Аллаха, за исключением тех, над кем Он смилостивится». И при этих словах разъединила их волна, и сын утонул.

44. И сказано было [Аллахом]: «О земля! Впитай твою воду. О небо! Перестань [проливать дождь]». И тогда вода спала, свершилось веление [Аллаха], а [ковчег] пристал к [горе] АллДжуди, и было сказано: «Да лишатся неправедные люди [милости Аллаха]!»[60]

123. Так же [как и в Мекке], Мы и в [других] городах обратили в грешников властей предержащих ради того, чтобы они осуществляли там свои коварные замыслы. Но повернулось их коварство против них самих, а они и не ведают [об этом]![61]

* * *

Курейшиты не осмеливались трогать пророка, находящегося под покровительством Абу Талиба, но они хватали бедных, беззащитных правоверных и избивали их. В отношении к знати они, не решаясь на насилие, ограничивались оскорблениями и насмешками: при встрече с мусульманами они называли их лжецами и плевали им в лицо.

Наконец некоторые правоверные пришли к пророку и сказали:

– Мы не можем более терпеть такое обращение, мы боимся совершить поступок, недостойный мусульманина, и оскорбить Бога словом или делом. Позволь нам уйти в другую землю.

Пророк отпустил их.

– Идите в Абиссинию, – сказал он, – там живут христиане, люди, почитающие Библию, они ближе к нам по вере, чем идолопоклонники.

Они ушли, но Мухаммед, Абу Бакр, Омар, Али и другие остались в Мекке. Это массовое бегство назвали Первым Исходом; другое переселение в Медину, после того как умер Абу Талиб, называют Великим Исходом пророка (хиджра), и в нем приняли участие все правоверные. Тех, кто ушел в первый раз, было семьдесят человек, среди них Джафар, сын Абу Талиба. Многие уходили с семьями. Когда курейшиты услышали об этом, они послали послов к абиссинскому правителю негусу, с просьбой вернуть переселенцев назад в Мекку. Негус велел привести беженцев к нему.

– Что мы скажем ему, когда предстанем перед ним? – спрашивали мусульмане друг друга.

– Мы скажем то, что мы знаем, – да поможет нам Бог! – и то, чему наш Посланник учил нас, и будь что будет!

Негус созвал на аудиенцию своих епископов, и епископы разложили вокруг него священные книги.

– Что это за религия, – спросил он правоверных, – ради которой вы оставили свой собственный народ, не приняв ни мою религию, ни веру какой-либо другой церкви?

Джафар, сын Абу Талиба, отвечал:

– O царь! Мы были варварами, поклонялись идолам, ели падаль, предавались разврату, разрывали узы родства, обижали соседей, сильные среди нас пожирали слабых; и так продолжалось, пока Бог не послал нам Своего пророка, человека праведного, происхождение которого всем нам известно. Бог послал его, чтобы призвать нас к Себе, чтобы мы провозглашали Его Единственность и поклонялись Ему и убрали прочь камни и идолов, которым мы и наши отцы молились раньше. И наш пророк учил нас быть достойными доверия, уважать родственные связи, быть хорошими соседями, воздерживаться от запретной пищи и от крови. Он запретил нам разврат и обман, наше расхищение имущества сирот и нашу клевету на непорочных женщин. Он учил нас поклоняться только Богу, и никому, кроме Него, молиться, поститься и делать пожертвования. Так что мы поверили в него и приняли Откровение, которое он принес от Бога; и мы бросили запретное и наслаждаемся разрешенным. Именно из-за этого наш народ возненавидел нас, преследовал нас и пытался лишить нас нашей веры. Поэтому мы пришли сюда, предпочтя тебя всем другим, надеясь на твое покровительство и защиту. И теперь, о царь, мы молим тебя о милосердии.

– Есть ли у вас какие-либо Священные Писания, которые ваш пророк получил от Бога? – спросил негус.

– Да! – отвечал Джафар.

– Читай, – приказал негус.

И Джафар прочитал Главу Марйам:

2. [Эта сура] – сообщение о милости Господа твоего рабу Его Закарии,

<…>

19. [Джибрил] ответил: «Воистину, я – только посланник Господа твоего и пришел даровать тебе пречистого мальчика».

20. [Марйам] воскликнула: «Как может у меня родиться мальчик, если меня не касался мужчина и не была я блудницей?»

21. [Джибрил] сказал: «Так оно и будет. Твой Господь изрек: «Это для Меня не представляет труда. [И это ради того,] чтобы [твой сын] был для людей знамением и милостью от Нас». Это было уже решенное дело.

22. [Марйам] забеременела им (т. е. ’Исой) и удалилась с ним подальше [от людей].

23. Она подошла к стволу пальмы и, не в силах терпеть родовые схватки, воскликнула: «Как бы я хотела умереть раньше и быть навсегда забытой!»

24. Тогда [’Иса] воззвал из лона: «Не тревожься, твой Господь заставил течь возле тебя ручей.

25. Так [пригни] к себе ствол пальмы и потряси его – на тебя посыплются свежие финики.

26. Ешь, пей и радуй взор свой. Если же увидишь какого-нибудь человека, то скажи: «Воистину, я дала Милостивому обет поститься и не стану сегодня ни с кем говорить».

27. [Марйам] пришла к своим родным, неся [новорожденного]. Они сказали: «О Марйам! Ты совершила беспримерную оплошность.

28. О сестра Харуна! За твоим отцом не водилось дурных склонностей, да и мать твоя не была женщиной распутной…»

29. Она показала на младенца, и они спросили: «Как мы можем разговаривать с дитятей в колыбели?»

30. [’Иса] сказал: «Воистину, я – раб Аллаха. Он даровал мне Писание и послал пророком.

31. И где бы я ни был, Он сделал меня благословенным [для людей], вменил мне в обязанность молитву и искупительную милостыню, пока я буду жив;

32. сделал меня почтительным к матери моей, и Он не создал меня не внемлющим [Господу своему], лишенным [Его] благословения.

33. И будет мне покой и в день, когда я родился, и в день смерти, и в [Судный] день, когда буду воскрешен к жизни».

34. Вот каков есть по истинному слову ’Иса, сын Марйам, о котором так [много] спорят[62].

Слушая, как Джафар читает Коран, негус плакал, так что борода его пропиталась слезами; и его епископы плакали, и слезы падали на их книги.

– Поистине! – сказал негус. – Это и то, что Моисей принес, происходит от одного Источника. Идите с миром, я не позволю им трогать вас и даже подумать об этом.

Тогда от каждого племени и рода в Мекке были выбраны по два представителя; и они, собравшись в святилище, составили соглашение о запрете разговаривать, вступать в брак и торговать с последователями Мухаммеда. Это предписание они удостоверили, призвав всех граждан Мекки быть свидетелями.

Через семь лет после Призыва умерла Хадиджа, жена Мухаммеда. В тот же год умер и его дядя Абу Талиб. Али, сын Абу Талиба, пришел к пророку.

– Посланник Бога, твой дядя умер, и он умер в неверии, – сказал он.

Мухаммед плакал.

– O Али! Иди омой и похорони его, – отвечал он.

Но тот не сказал ни слова молитвы за него и не пришел ни на соборование, ни на похороны.

Однажды пророк вошел в святилище, чтобы помолиться. Когда он склонился в поклоне до земли, один из идолопоклонников взял комок грязи и бросил ему в голову. Мухаммед носил длинные, до плеч, волосы, и волосы и лицо покрылись грязью так, что его нельзя было узнать. Он пошел домой; и одна из его дочерей, плача, вытерла ему голову.

– Они никогда не посмели бы так поступить, если бы Абу Талиб был жив, – сказал Мухаммед.

И он ушел из Мекки искать убежища в Таиф, находящийся в трех днях пути. Впоследствии человек из Таифа вспоминал, как Мухаммед, стоя на возвышенности и опершись на посох, как прорицатель, читал людям Таифа главу «Идущий ночью»:

1. Клянусь небом и [звездой], движущейся ночью!

2. И откуда тебе знать, что такое движущаяся ночью?

3. [Это] – сияющая звезда.

4. (Клянусь, что) нет человека, при котором не было бы ангела.

5. Пусть подумает человек о том, из чего он создан!

6. Он создан из излившейся влаги,

7. которая вытекает из чресел [мужчины] и тазовых костей [женщины].

8. Воистину, Он в состоянии возродить его (т. е. человека) [после смерти]

9. в тот день, когда будут подвергнуты испытанию сокровенные [мысли],

10. когда нет у него ни мощи, ни помощника.

11. Клянусь небом, которое изливает дожди!

12. Клянусь землей, которую пронизывают [растения]!

13. Что это – слово, различающее [истину от лжи],

14. что это – не суесловие.

15. Они замышляют козни, —

16. но ведь и Я замыслю козни [в отместку].

17. Дай же [, Мухаммад,] неверным отсрочку недолгую![63]

– Если ты пророк Божий, – сказал один из шейхов Таифа, – зачем же ты ищешь защиты у нас?

– Почему Бог не избрал одного из шейхов Мекки, чтобы быть Его пророком? – спросил другой.

И они сказали страже:

– Выгоните этого сумасшедшего курейшита вон из города!

И, обессиленный так, что почти не было возможно идти, подгоняемый камнями, он вынужден был покинуть город. Солнце пекло невыносимо. Проходя мимо виноградника, принадлежащего двум его родственникам, Мухаммед вошел в его пределы и сел на краю водоема. Хозяева увидели, что он сидит у воды, покрытый пылью.

– Ты видишь человека, – сказал один из них находящемуся с ним рабу, – возможно, он колдун и одержим джиннами, но все же он наш родственник – пойди дай ему винограда.

Пророк поел и пошел дальше. Когда он подошел к Мекке, то остановился в миле от города и провел ту ночью в молитве и чтении Корана.

1. Клянусь светлым утром,

2. клянусь ночью и мраком ее,

3. что твой Господь не покинул тебя и не питает [к тебе] ненависти.

4. Ведь будущий мир [, о Мухаммад,] для тебя лучше, чем этот мир.

5. Ведь вскоре твой Господь одарит тебя, и ты будешь доволен.

6. Разве не Он нашел тебя сиротой и дал тебе прибежище?

7. Он нашел тебя заблудшим и наставил на прямой путь.

8. Он нашел тебя нуждающимся и избавил от нужды.

9. Так не обижай же сироту,

10. и не гони просящего подаяния,

11. и благодари Господа твоего за милости[64].

Как говорят, Мухаммед услышал там разговор духов (которые были духами стихий):

1. Скажи [, Мухаммад]: «Дано мне в откровении, что сборище джиннов подслушивало [чтение Корана] и они сказали: «Воистину, мы слышали дивный Коран,

2. который наставляет на прямой путь. Мы уверовали в него, и мы не будем поклоняться никому, кроме Господа нашего.

3. Величие нашего Господа превыше [всего], и Он не соизволил взять Себе ни супруги, ни дитяти.

4. Глупец из нас говорил чрезмерное об Аллахе.

5. Мы же полагали, что ни люди, ни джинны не станут возводить на Аллаха навет.

6. Некие мужи из числа людей искали покровительства у некоторых мужей из джиннов, но те только ввели их в большее смятение.

7. Они думали так же, как и вы, что Аллах никогда не воскресит никого [из людей].

8. Мы стремились подняться на небо, но оно было заполнено могучими стражами и светочами.

9. Мы прежде сидели в засаде на небе, чтобы подслушивать. Но того, кто подслушивает в наше время, подстерегает падучая звезда.

10. Мы не знаем, [поражают ли падающие звезды] тех, кто на земле, в виде наказания, или же их Господь захотел наставить их этим на прямой путь.

11. Среди нас есть и праведные и неправедные; и мы следовали разными путями.

12. Мы знали, что мы не умалили силы Аллаха на земле и не спасемся от Него бегством.

13. Когда же мы услышали [призыв] к прямому пути (т. е. Корану), то уверовали в него. А тому, кто верует в Господа своего, нечего бояться ни ущерба [себе], ни притеснения[65].

* * *

Когда пришло время паломничества, Мухаммед проповедовал людям из племен кинда, калб и ханифа.

«В тот год, – рассказывал впоследствии человек из племени кинда, – когда я был ребенком, мой отец, совершая паломничество в Мекку, взял меня с собой. Когда мы остановились на ярмарке в Мине, я увидел человека с длинными волосами и прекрасным лицом, который величественно стоял перед нами, произнося вдохновенную речь. Чувствовалось, что слова ее проникают в сердца слушающих. Он призывал нас к Богу, требуя отринуть наших идолов. А позади него стоял длиннобородый, черноволосый и косоглазый человек в плаще, какие обычно надевают жители Адена, и кричал:

– Держитесь подальше от этого человека! Он одержим джиннами! Он – лжец! Не слушайте его! Будьте верны вашей религии!

– Кто эти люди? – спросил я своего отца.

– Один из них курейшит, пророк Мухаммед, сын Абдаллаха, сына Абд аль-Мутталиба, – сказал мне отец. – Он обращает арабов в свою собственную веру.

– А тот, другой человек? – спросил я тогда.

– Это его дядя, Абу Лахаб, – ответил мой отец, – он говорит арабам, что Мухаммед обманщик.

16. а в будущем [мире] его ждет ад и его будут поить напитком из крови и гноя.

17. Наполнит он им рот, но проглотить не сможет, и подступит к нему смерть со всех сторон, но не заберет его, ибо его ждет суровое наказание[66].

На это паломничество приехали шесть человек из племени хазрадж из Медины, города той страны, где проживают два племени – аус и хазрадж. Деревни вокруг них населены евреями. Много раз племена аус и хазрадж пробовали захватить эти деревни, но неудачно – евреи укрепили их башнями. Эти евреи, начитанные в Пятикнижии, знали, что придет пророк; но они верили, что он придет из колена Израилева, из рода Моисеева.

Пророк посетил шесть человек из Медины, и призвал их в ислам, и прочитал им отрывок из Корана:

73. Его слово – истина. В Его власти [будут все] в тот день, когда прозвучит трубный глас. Он знает и сокровенное и явное, Он – мудрый и ведающий.

74. [Вспомни, Мухаммад,] как Ибрахим сказал своему отцу Азару: «Неужели ты поклоняешься идолам как богам? Воистину, я вижу, что ты и твой народ находитесь в явном заблуждении».

75. Так Мы показали Ибрахиму [Свою] власть над небесами и над землей, чтобы он убедился [в этом].

76. И когда опустилась над ним ночь, он увидел звезду и сказал: «Это – мой Господь». А когда она закатилась, он сказал: «Я не люблю то, что закатывается».

77. Когда он увидел восходящую луну, то воскликнул: «Это – мой Господь!» Когда же она закатилась, он сказал: «Если Господь мой не наставит меня на прямой путь, то окажусь я среди заблудших».

78. Когда же он увидел восходящее солнце, то воскликнул: «Вот мой Господь! Он больше, [чем звезды и луна]». Когда же солнце зашло, он сказал: «О народ мой! Воистину, я непричастен к тому, чему вы поклоняетесь наряду с Аллахом.

79. Да, действительно! Истинно уверовав, обратился я лицом к Тому, кто сотворил небеса и землю. И не принадлежу я к многобожникам!»

<… >

84. Мы даровали народу Исхака, Йа’куба; обоих Мы вели прямым путем, а Нуха Мы вели прямым путем задолго до Ибрахима. А из потомства Ибрахима [вели прямым путем] Давуда, Сулаймана, Аййуба, Йусуфа, Мусу и Харуна. Так воздаем Мы творящим добро.

85. [Мы вели прямым путем] Закарию, Йахйу, ‘Ису и Илйаса, все они – праведники,

86. а также Исма’ила, ал-Йаса’а, Йунуса, Лута. И всех их Мы превознесли над обитателями миров.

87. А также некоторых из отцов их, потомков и братьев Мы избрали и наставили на прямой путь.

<… >

161. Скажи: «Воистину, мой Господь вывел меня на прямой путь посредством истинной религии, веры Ибрахима-ханифа. А он не был многобожником»[67].

77. Когда Наши посланцы пришли к Луту, он огорчился из-за них, силы покинули его [от страха], и он сказал: «Вот и настал тяжкий день».

78. К Луту прибежали люди его племени, которые уже давно творили непотребные дела. Лут сказал: «О мой народ! Берите моих дочерей: они для вас чище [, чем мужчины]. Бойтесь же Аллаха и не позорьте меня перед моими гостями. Неужели среди вас нет благоразумного мужа?»

79. Они сказали: «Нам вовсе не надобны твои дочери. И ты прекрасно знаешь, чего мы хотим».

80. [Лут] сказал: «О, если бы у меня была сила против вас! Или же у меня была бы [для спасения] от вас мощная опора!»

81. [Посланцы] сказали: «О Лут! Мы – посланцы Господа твоего, а они не смогут навредить тебе. Покинь [эти места] среди ночи вместе со всем семейством, и пусть никто из вас не оглядывается, кроме твоей жены. Воистину, ее поразит то, что поразит остальных людей. Срок же, определенный им, [наступит] утром. А ведь утро так близко!»

82. Когда же настало время, предопределенное Нами, Мы перевернули вверх дном их селения и обрушили на них ливнем комья затвердевшей глины,

83. меченные по воле Господа твоего. И такой [карающий ливень] в скором времени постигнет и [мекканских] нечестивцев.

<… >

102. Таким было наказание Господа твоего, когда Он наказал города, [жители] которых неправедны. Воистину, кара Его мучительна, сурова!

103. Воистину, в этом – знамение для тех, кто страшится наказания в будущей жизни. Это – тот день, в который будут собраны [все] люди, это – тот день, который увидят [и ангелы и люди][68].

50…. «Я не утверждаю, что при мне сокровищницы Аллаха, и я не знаю сокровенного. Я не говорю вам, что я – ангел…»[69]

И люди из Медины уверовали, совершили обряд предания Богу и стали мусульманами. Тогда Мухаммед спросил их, могут ли они дать ему убежище. «Посланник Бога, – ответили они, – позволь нам вернуться в Медину и переговорить с нашим кланом о тебе и твоей религии, а в следующем году, Бог даст, ты сможешь поехать с нами. Это будет более почетным для тебя».

Они ушли, а пророк остался. В Медине они рассказали членам племен аус и хазрадж о религии ислама, повторили то, что они узнали из Корана.

– Этот Мухаммед, – сказали они, – тот самый пророк, о котором постоянно говорят евреи, и лучше нам опередить их и привести его сюда к нам.

Вера, Коран и слова пророка пришлись по душе горожанам; и многие обратились немедленно. Во время паломничества в следующем году они собрались вместе и выбрали в качестве посланников тех же шестерых первых паломников, присоединив к ним еще шесть человек. Им было наказано: «Идите, присягните на верность Мухаммеду и приведите Его с собой; мы – Его люди, наши души, тела наши и наше имущество, все принадлежит Ему».

Когда двенадцать посланников достигли Мекки, они разбили палатки на холме Акабы, около Мины. Мухаммед, придя к ним, взял с них клятву: «Поклоняться одному Богу, быть кроткими, не умерщвлять новорожденных дочерей, не лгать, повиноваться пророку Бога и защищать его как самих себя». Мухаммед послал с ними в Медину Мусаба – мусульманина, который хорошо знал Коран и обряды ислама. В Медине Мусаб поселился в доме некоего Асада, который ежедневно приводил его в какой-либо сад, где тот проповедовал и обращал людей в новую веру.

Самый великолепный сад Медины принадлежал роду Абд аль-Ашхал, главой которого был Саад, сын Муада. Этот Саад однажды, заметив большое скопление людей в своих владениях, взял копье в руку и, войдя, увидел Асада, сидящего рядом с Мусабом в середине широкого круга людей. При виде Саада все встали.

– Убирайтесь отсюда побыстрей, если не хотите, чтобы смерть настигла вас обоих, – сказал Саад, обращаясь к Асаду и Мусабу.

– Мы уйдем, – ответил Асад, – но почему бы тебе не послушать его немного? Это не повредит тебе.

– Хорошо, говори! – сказал Саад.

Тогда Мусаб поведал главу «Разве не раскрыли Мы»[70].

– Повтори! – воскликнул Саад, сев.

Мусаб рассказал второй раз; и тогда Саад уверовал. Он встал и приказал слугам созвать всех членов своей семьи. Когда все собрались, он обратился к ним со словами:

– Кто я, по вашему мнению?

– Знатный член нашего рода, – ответили они, – мудрый и достойный человек, наш шейх.

– Послушайте тогда, – сказал Саад, – я решил стать последователем этой религии, и я никогда не сделал бы этого, если бы это была не истинная религия. И с любым, кто не примет эту религию, я не желаю больше иметь никакого дела.

И в тот самый день все в роду Абд аль-Ашхал стали правоверными. Скоро не было ни одной семьи в Медине, где не было бы правоверных, за исключением племени аус – они уверовали только после прибытия пророка в Медину, после сражений при Бадре и Ухуде и войны у рва.

В конце года Мусаб возвратился в Мекку, чтобы рассказать обо всем пророку. Затем Мухаммед велел всем последователям идти в Медину, по одному и по двое, а сам оставался до начала месяца первого Раби, ожидая знамения от Бога. Только Абу Бакр и Али оставались с ним.

Высота

Курейшиты держали совет в Молитвенном доме, говорили.

– Этот человек должен умереть, – сказал Абу Джахль, наконец. – Выберем из каждой семьи курейшитов по одному человеку, и пусть они вместе нападут на него. Тогда Хашимиты не посмеют начать кровную месть против всего рода, они не смогут бороться с нами всеми: они вынуждены будут взять плату за кровь.

И это показалось хорошим решением. Мужчин выбрали. Когда опустилась ночь, они спрятались возле дома пророка в ожидании того, когда Мухаммед выйдет. Той ночью в его доме находился Али.

Мухаммед имел при себе деньги, которые доверили его честности неверующие соплеменники.

– Али, – сказал он, – мне нужно идти, но ты должен остаться. Я отдаю тебе эти деньги, возврати их тем, кто оставил их здесь. А теперь надень мой плащ и ложись на мою кровать. Ничего не бойся, никто не причинит тебе вреда.

Ночь была столь темной, что пророк ушел незамеченным и вскоре оказался у дома Абу Бакра.

– Бог приказывает мне уходить немедленно, – произнес он, как только зашел в дом.

– Могу я пойти с тобой, пророк? – спросил Абу Бакр.

– Да, ты должен быть со мной, – ответил он.

Тогда Абу Бакр взял с собой пять тысяч монет серебром, объяснив сыну Абдаллаху, дочери Асме и своему вольноотпущеннику, что они должны сделать в его отсутствие, и ушел с Мухаммедом. Они отправились пешком, соблюдая все предосторожности.

Убийцы все еще наблюдали за домом пророка, когда какой-то незнакомец подошел к ним.

– Мухаммед далеко! – произнес он и ушел.

Подойдя ближе, они взглянули через трещину в двери. У кровати горела лампа, и они увидели спящего человека в зеленом плаще.

– Нет, Мухаммед там, спит еще, – сказали они. – Мы можем подождать.

День наступил, наконец дверь отворилась, там был один только Али. Они поняли, что их обманули. Вожди курейшитов, узнав об этом, послали шпионов, чтобы выследить пророка, предлагая в награду сто верблюдов любому, кто вернет его в Мекку, мертвого или живого. Но пророк и Абу Бакр скрылись в пещере среди холмов, в трех милях от города, вдали от дороги на Медину. В сумерках дочь Абу Бакра Асма и его вольноотпущенник пришли к пещере, принесли им пропитание и рассказали о событиях, произошедших в городе. Они находились в пещере в течение трех дней, пока их искали. Один раз люди, охотившиеся за ними, оказались рядом со входом в пещеру, но отверстие было узким и затянутым паутиной, а голуби устроили там гнездо и отложили яйца, так что всадники, ничего не подозревая, проехали мимо. Следующей ночью Абу Бакр велел Асме принести больше еды, в то время как своему человеку приказал привести проводника и верховых верблюдов. И на четвертую ночь они вышли из пещеры и, сев на животных, отправились в Медину, держась в стороне от проезжих дорог.

И было Откровение от Бога:

85. Воистину, тот, кто сделал для тебя обязательными [предписания] Корана, непременно возвратит тебя туда, куда все возвращаются[71].

Битва за жизнь

Не дойдя до Медины, пророк остановился в Кубе, где присел отдохнуть в тени на небольшом холме. Когда слухи о его прибытии распространились по городу, люди стали собираться вокруг него. В пятницу он провел службу (намаз) и произнес проповедь, после чего, сев на верблюда, собрался ехать дальше. Однако каждый в толпе пытался схватить поводья верблюда со словами:

– Почти своим присутствием мой дом, у меня всего в избытке, безопасно и просторно!

– Оставьте верблюда в покое, он сам выберет, куда ему идти, – сказал пророк.

И верблюд, пройдя некоторое расстояние, остановился на участке земли, принадлежавшем двоим сиротам. Животное стало на колени, а Мухаммед, сойдя с него, купил эту землю, велев построить на ней помещение для молитвы. Это была первая мусульманская мечеть, рядом с ней построили и небольшой дом для пророка. На этом историческом месте в наше время также стоит мечеть.

Аиша

К тому времени, когда пророк прибыл в Медину, его жене, дочери Абу Бакра, исполнилось девять лет. Он женился на ней, когда ей было шесть, но они еще не жили вместе. Мухаммед предложил Абу Бакру привести его семью в Медину, что тот и сделал, послав за ними своего сына Абдаллаха. По их прибытии Аишу ввели в дом пророка.

«Когда меня привели к мужу, – рассказывала Аиша, – я еще играла в куклы с другими девочками. Однажды я поставила куклы на подушку и закрыла их занавесом, Мухаммед зашел ко мне в комнату, случайный порыв ветра отбросил занавес прочь, и он, увидев их, спросил:

– Что это?

– Мои куклы.

– А это что за существо такое?

– Конь.

– А что у него на боках?

– Крылья.

– Разве бывают кони с крыльями?

– Разве ты не знаешь, у Соломона были крылатые кони, – ответила я.

Пророк рассмеялся.

Я никогда не чувствовала ревности ни к одной из других его жен, кроме Хадиджи, хотя та умерла еще до моей свадьбы. Однажды я сказала ему:

– Похоже, для тебя не существует на свете ни одной женщины, кроме нее.

Один раз сестра Хадиджи Хала постучала в дверь так, как это делала Хадиджа, и он сказал, что ему показалось, будто его первая жена пришла. Это привело меня в такое бешенство, что я воскликнула:

– Как ты можешь до сих пор помнить эту старуху, эту беззубую курейшитскую ведьму, этот обветшалый бурдюк, когда Бог послал тебе лучшую замену?

Пророк страшно разгневался, так что волосы поднялись дыбом на его голове.

– Клянусь Богом! – прокричал он. – Высочайший никогда не давал мне жены лучшей, чем она: она верила мне, когда никто не верил, она помогала мне, когда все меня бросили, и Бог послал нам с ней много детей.

Никогда больше я не сказала плохого слова о Хадидже.

– Посланник Бога, ты любишь меня? – спросила я его однажды.

– Люблю, как узел на веревке, – ответил Мухаммед.

– Ты все еще считаешь меня узлом на веревке? – спрашивала я его иногда.

– Как всегда, – был неизменный ответ.

«Аиша, – говорил он, – если ты хочешь понять меня и быть со мною навеки, ты должна довольствоваться тем малым, что всадник берет с собой в дорогу, никогда не набирать продуктов более, чем на день насущный, не называть одежду старой, пока она без заплат, и осмотрительно обращаться с деньгами. Ибо мир этот проклят и проклято все в нем, за исключением почитания Господа и того, что помогает нам вспомнить об этом».

110. Совершайте салат, раздавайте закат[72] – и то доброе, что вы совершите заблаговременно, обретайте у Аллаха. Воистину, Аллах видит ваши деяния.

<… >

255. <…> Ему подвластны небеса и земля, Ему не в тягость их охранять. Он – всевышний, великий.

256. Нет принуждения в вере. Уже [давно] истинный путь различили от ложного. Тот, кто не верует в идолов, а верует в Аллаха, уже ухватился за прочную вервь, которая не рвется. Аллах – слышащий и знающий[73].

* * *

В год хиджры было Откровение от Бога о том, что теперь должно быть четыре молитвенных поклона в первой, второй и вечерней молитвах и два поклона (как то было раньше) в утренней молитве и молитве путешествующего.

Во время ночной молитвы Абу Бакр обычно читал Коран тихо, а Омар, напротив, очень громко.

– Почему ты молишься так тихо? – спросил пророк Абу Бакра.

– Тот, кому я молюсь, услышит меня.

– А ты, Омар, почему кричишь что есть мочи?

– Чтобы пробудить спящего и отогнать дьявола прочь!

* * *

144. Мы видели, как ты [, о Мухаммад,] обращался к небу [в поисках киблы], и Мы обращаем тебя к кибле, которая тебя обрадует. Так поверни же свое лицо к Запретной мечети. И где бы вы ни были, поворачивайтесь лицами к ней[74].

9. О вы, которые уверовали! Когда вас зовут на соборную молитву в пятницу, проявляйте рвение в поминании Аллаха, оставив торговые дела. Это лучше для вас, если только вы разумеете.

10. Когда обрядовая молитва будет завершена, то разойдитесь по земле, взыщите милости Аллаха и поминайте Его многократно, – быть может, вы преуспеете.

11. Но они, едва представится им [случай] заняться торговлей или предаться развлечениям, поспешно устремляются к этим занятиям, оставляя тебя стоять [на возвышении для чтения проповедей]. Скажи [, Мухаммад]: «То, что у Аллаха, лучше забав и торговли, и Аллах – наилучший из тех, кто дает удел»[75].

Однажды люди, собравшиеся вокруг Мухаммеда, попросили его рассказать какую-нибудь притчу.

«Жили-были на свете три человека, – начал пророк, – и как-то раз они отправились в длинный путь. Ночь застала их в дороге, и они укрылись в ближайшей пещере. Когда они уснули, огромный камень сорвался с горы и закрыл собой выход.

– Нам никогда не выбраться отсюда без Божьей помощи, – сказал один из них.

– Так давайте попросим Господа спасти нас во имя тех добрых дел, которые мы совершили в своей жизни, – предложил другой.

Тогда первый человек начал свою молитву:

– В то время, когда были живы мои отец и мать, всего имущества у нас была лишь одна коза. Я собирал хворост, продавал его и на вырученные деньги покупал еду для моих родителей и для себя. Один раз я пришел домой очень поздно, и, пока я доил козу и готовил ужин на ее молоке, отец и мать мои заснули. Я простоял рядом с ними с миской в руках всю ночь, хотя у меня самого крошки не было во рту весь день. И только утром, когда они проснулись и поели, я смог присесть. О Господь, если я говорю правду, пошли нам спасение, приди к нам на помощь!

После этих слов камень чуть шевельнулся и появился небольшой просвет. Второй человек начал свой рассказ:

– Однажды я увидел прекрасную слепую девушку и влюбился в нее. Но она не пожелала слушать меня. Тогда я собрал сто двадцать золотых монет и послал ей с предложением, что она может взять их, если согласится провести со мной одну ночь. Она пришла ко мне, но страх перед Богом удержал меня, и я, отвернувшись в сторону, сказал ей, что она может оставить деньги себе и уйти. О Господь, если я говорю правду, пошли нам спасение, приди к нам на помощь!

Камень дрогнул опять, и щель стала шире, но не настолько, чтобы пленники могли выйти. Тогда заговорил третий человек:

– Как-то раз нанял я работников. Когда работа была сделана, я заплатил всем, кроме одного человека, который уже ушел. На те деньги, что я был ему должен, я купил одну овцу. Через год она принесла приплод, и их стало две, еще через год – четыре… Когда прошло несколько лет, тот работник вернулся и потребовал свои деньги. Я отвел его в загон, показал стадо овец и сказал: «Это твоя плата». Он подумал, что я смеюсь над ним, но я объяснил ему все как было и поклялся, что это правда; тогда он увел стадо с собой. О Господь, если я говорю правду, пошли нам спасение, приди к нам на помощь!

Как только были произнесены эти слова, камень откатился в сторону и путешественники смогли выйти из пещеры».

Изучение Корана

В Медине по вечерам люди обычно собирались в доме одного из учителей и всю ночь учили главы из Корана наизусть. Утром те, кто был покрепче, шли за дровами и водой; те, кто побогаче, иногда покупали барана и готовили еду во дворе у пророка.
Нужда

Но иногда Мухаммед приходил в дом одной из своих жен (тогда их было две: Сауда, вдова бедного правоверного Сакрана, на которой он женился после смерти Хадиджи; и Аиша) и спрашивал:

– Есть что-нибудь поесть?

– Нет, – часто слышал он в ответ.

– Тогда сегодня я буду поститься, – отвечал он.

– Я не такой, как вы, – говорил Мухаммед своим друзьям, – я провожу ночь c Богом, и Он дает мне еду и питье.

– Бывало так, что сорок дней кряду в нашем доме не разжигали очаг, – рассказывала Аиша.

– Чем же вы питались? – спрашивали люди.

– Водой и финиками.

Чтобы бороться с голодом, пророк туго привязывал к животу камень.

– Один раз случилось, что я потерял сознание от голода, – рассказывал впоследствии сподвижник Мухаммеда Абу Хурейра, – и упал на улице между мечетью и домом Аиши. Прохожие наступали мне на горло, потому что думали, что я одержим бесами.

В 1 году хиджры пророк выдал свою дочь Фатиму замуж за своего двоюродного брата Али, сына Абу Талиба. Все приданое состояло из кровати, сплетенной из пальмовых листьев, кожаной подушки, набитой пальмовым волокном, глиняного кувшина, бурдюка для воды и корзины изюма и фиников.

Однажды, придя в дом дочери и увидев ее в подавленном состоянии, Мухаммед спросил:

– Что с тобой?

– Уже три дня в нашем доме нет ни крошки хлеба, – ответила она и потеряла сознание.

– Господи, упаси нас от голодной смерти! – воскликнул Мухаммед.

Вскоре пророк стал посылать вооруженные отряды.

Как рассказывал сподвижник пророка Саад, сын Абу Ваккаса, когда пророк поселился в Медине, к нему пришел некий человек из племени джухейна, через земли которого проходит торговый путь к Мекке, и сказал:

– Ты живешь в нашей стране, давай заключим договор, и ты сможешь стать нашим вождем.

Договор был заключен, и джухейний стал мусульманином.

После этого в месяце Раджабе Мухаммед послал нас с приказом напасть на род Кинана, обитавший по соседству с племенем джухейна. Нас было чуть меньше сотни, врагов оказалось намного больше, и мы вынуждены были искать убежища у джухейнитов. Те приняли нас, но спросили, как мы могли начать вражду в священный месяц перемирия.

– Мы воюем в священный месяц только с теми, кто лишил нас того, что принадлежит нам по праву.

Затем мы собрали совет. Некоторые предлагали вернуться к пророку и доложить, как все обернулось, другие предпочитали оставаться на месте. Я же предложил устроить засаду и захватить караван из Мекки. Но часть людей вернулась к Мухаммеду. Когда он услышал, что произошло, он встал с лицом красным от гнева и воскликнул:

– Что! Вы ушли вместе, а возвращаетесь по частям? Раскол – это то, что погубило многих до вас. Я поставлю над вами всеми одного человека, может и не лучшего среди вас, но того, кто лучше переносит голод и жажду. – И он назначил Абдаллаха, сына Джахша, первым военачальником ислама.

Это было в священный месяц перемирия, во 2 году хиджры, когда пророк вызвал Абдаллаха, вручил ему запечатанный пакет и приказал:

– Отправляйся по дороге в Мекку, через три дня пути вскрой пакет и исполни то, что там написано. Если кто-либо из твоих людей откажется идти с тобой, не принуждай их.

Через три дня Абдаллах прочел письмо – там говорилось о караване, с грузом фруктов, винограда и других товаров идущем из Таифа в Мекку. Абдаллах и его люди решили захватить караван. «Они – неверные, и мы не обязаны соблюдать перемирие по отношению к ним» – так было решено.

Когда появился караван, Абдаллах и Вакид, оба искусные лучники, пустили стрелы и убили Амра, начальника каравана. Что касается остальных, то некоторые бежали и благополучно добрались до Мекки; другие сдались в плен. Абдаллах связал пленников и отвел караван сначала в пустыню, после чего повернул к Медине.

Мухаммед оставил пленных дожидаться выкупа, а всю добычу велел не трогать, пока Бог не откроет, как поступить с ней.

И снизошло на него Откровение Господне:

216. Вам предписано сражаться с врагами ислама, а это вам ненавистно. Но возможно и такое, что вам ненавистно то, что для вас благо; что вам желанно то, что для вас – зло. Аллах ведает [об этом], а вы не ведаете.

217. Они спрашивают тебя [, дозволено ли] сражаться [с мекканскими многобожниками] в запретный месяц. Отвечай: «Сражаться в запретный месяц – великий грех. Однако совращать с пути Аллаха, не пускать в Запретную мечеть, неверие в Него и изгнание молящихся из нее (т. е. из Запретной мечети) – еще больший грех перед Аллахом, ибо многобожие – грех больший, чем убиение. Они не перестанут сражаться с вами, пока не отвратят вас от вашей религии, если только смогут. А если кто из вас отвратится от своей веры и умрет неверным, то тщетны деяния таких людей в этой жизни и в будущей. Они – обитатели ада и пребудут в нем навеки».

218. Воистину, те, которые уверовали, переселились [в Медину из Мекки] и явили рвение на пути Аллаха, уповают на милость Аллаха. А ведь Аллах – прощающий и милосердный[76].

Бог дал пророку право воевать, и снизошло Откровение:

39. Тем, которые подвергаются нападению, дозволено [сражаться], защищая себя от насилия. Воистину, во власти Аллаха помочь тем,

40. которые беззаконно были изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах». Если бы Аллах не даровал одним людям возможность защищаться от других, то непременно были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного славят имя Аллаха. Нет сомнения, Аллах помогает тому, кто Ему помогает. Воистину, Аллах – сильный, великий[77].

Один человек спросил пророка:

– Что означает «битва за Бога»? Мы дрались всегда, как обычно люди дерутся: в гневе, злобе или чтобы защитить свое добро, близких…

Пророк посмотрел на него пристально и ответил:

– Тот сражается за Бога, кто сражается за то, чтобы Слово Божие было превыше всего.

1. Они станут спрашивать тебя относительно [раздела] добычи. Отвечай: Добыча предназначена Аллаху и посланнику. Так страшитесь же Аллаха, будьте в ладу между собой, повинуйтесь Аллаху и Его посланнику, если вы – верующие.

<…>

15. О вы, которые уверовали! Когда вы [в сражении] окажетесь лицом к лицу с [надвигающимся] скопищем неверных, то не обращайтесь в бегство.

16. А [воины], которые в тот день обратятся спиной к неверным, кроме тех, кто разворачивается для боя или для воссоединения с [другим] отрядом, навлекут на себя гнев Аллаха, и пристанищем им будет геенна [огненная]. Скверен такой удел!

17. – Не вы [, о верующие], убили неверных, а Аллах сразил их. Не ты [, о Мухаммад!] бросил [горсть песку], когда бросал, это Аллах бросил, дабы подвергнуть верующих доброму испытанию от Себя. Воистину, Аллах – слышащий, знающий[78].

Битва при Бадре

Во 2 году хиджры в месяце Рамадане пророк получил известие, что в Мекку возвращается караван из Сирии, во главе со знатным курейшитом Абу Суфьяном.

Мухаммед собрал своих соратников и дал приказ выступать. Отряд правоверных численностью чуть более трехсот человек занял позицию в месте, расположенном на расстоянии одного дня пути от колодцев Бадра.

Абу Суфьян послал вперед гонца с известиями в Мекку. Абу Джахль, дядя Мухаммеда, получив известия из каравана, собрал отряд из горожан численностью в тысячу человек. Они выступили из Мекки навстречу каравану, среди прочих в котором был и Амир, брата которого, Амра, убил Абдаллах, сын Джахша. Тем временем Абу Суфьян, не дождавшись ответа, свернул с прямого пути на Мекку и, оставив колодцы Бадра слева, повел караван по длинной окружной дороге вдоль берега моря. Только когда караван добрался до болот Мекки, Абу Суфьян получил известие о том, что войско курейшитов, в среде которого находятся его собственные сыновья, движется по дороге на Медину. Он послал гонца с ответом:

– Если вы отправились защищать свои товары, то знайте, что они уже в безопасности.

Когда это сообщение было доставлено, один из ополченцев вышел вперед и сказал:

– Курейшиты! Нам нет теперь смысла биться с Мухаммедом и его людьми, кроме того, среди них много наших родственников. Мы до конца жизни не сможем смотреть друг другу в глаза, если запятнаем себя братоубийством.

Но тут выступил Амир, брат убитого Амра, и, разорвав на себе одежду, закричал:

– Мой брат мертв! Они убили его! Кто отомстит за него?! О горе! О позор!

После этих слов раздор разгорелся с новой силой, надежда на примирение исчезла, и поход был продолжен.

Когда пророк издалека увидел, как они спускаются с перевала в долину Бадр, то воскликнул:

– О Господь! Вот идут доблестные курейшиты во всем своем блеске, чтобы биться с Тобой и объявить лжецом Твоего Посланника. О Господи! Окажи нам помощь, как Ты обещал. Порази своих врагов. О Господь, лучезарный рассвет этого дня!

Он обошел свое войско и выровнял ряды стрелой, которая была у него в руке.

Когда он проходил мимо Савада, сына Газии, стоявшего впереди всех, он слегка кольнул его стрелой в живот и сказал:

– Стань в строй, Савад.

– Ты причинил мне боль, Посланник Бога, – сказал Савад, – а ведь Бог послал тебя блюсти закон и справедливость; я должен быть отомщен.

– Что ж, отомсти за себя, – сказал пророк и, обнажив свое собственное тело, дал ему стрелу.

Тогда Савад обнял его и поцеловал в живот.

– Зачем ты сделал это, Савад? – спросил Мухаммед.

– Посланник Бога, ты видишь, что ожидает нас. Сегодня, может быть, последний день, когда я могу быть с тобой, и я хочу, чтобы моя кожа узнала радость прикосновения к твоей.

Пророк помолился за него. Закончив осмотр войска, он пошел в шалаш, наскоро построенный из ветвей его сподвижниками. С ним был только Абу Бакр. Мухаммед вновь стал молиться и просить Бога о помощи, потом забылся сном. Проснувшись, он воскликнул:

– Возрадуйся, Абу Бакр, помощь Господня пришла. Я вижу Джабраила, держащего коня за узду. Я вижу даже песок на зубах коня.

Он вышел, чтобы приободрить своих воинов, и сказал:

– Клянусь Тем, Кто держит душу Мухаммеда в Своих руках, что каждого, кто погибнет сегодня в бою как герой, Господь приведет в Сад Наслаждений! Но никто из тех, кто покажет врагу свою спину, не попадет туда!

Это услышал некий Омар, он ел финики. «Вот как! Чтобы попасть в рай, мне нужно всего лишь погибнуть от рук этих людей!» Он отшвырнул финики в сторону, выхватил меч и сражался, пока не был убит.

На стороне курейшитов перед войском выступил Абу Джахль и сказал:

– О Господь! Да будет несчастным это утро для человека, больше всех нас сеющего вражду между родственниками и делающего то, что делать не должно. Он начал все это.

Пророк взял горсть мелких камней и, швырнув их в сторону курейшитов, со словами «Да исчезнет этот род» приказал наступать.

Враг был рассеян. С Божьей помощью многие шейхи были убиты и многие взяты в плен. Когда правоверные вязали своих пленников, Посланник прочел неодобрение на лице одного из стоявших рядом с шалашом и спросил его:

– Клянусь Богом, мне кажется, что тебе не нравится то, что делают эти люди?

– Именно так. Это первая победа, которую Господь даровал нам над неверными, и я предпочел бы видеть их всех мертвыми, чем живыми.

Когда пленных привели к пророку, один из них, Укба из рода Омейя, с веревкой на шее спросил:

– Мухаммед, если ты убьешь меня, кто позаботится о моих детях?

– Огонь ада и геенна огненная позаботятся о них!

Вернувшись в Медину, Мухаммед вошел в дом своей старшей жены Сауды; та уже знала, что ее отец и другие родственники, знатные курейшиты, убиты в бою. Когда пророк вошел в ее комнату, она начала плакать и причитать. Когда наступила ночь, Мухаммед в раздражении ушел спать в комнату Аиши.

Утром пленных привели к дверям Сауды, не зная, что пророк находится у Аиши.

– Трусы, вы протянули свои руки и позволили связать себя! – кричала Сауда. – Почему вы не сражались и не погибли с честью, как мой отец и его братья?

Пророк был рядом и слышал ее слова. Тогда он в гневе вернулся опять к Аише, и пленных привели к ее дверям. Каждого пленника он отдал тому, кто захватил его, – содержать до тех пор, пока за него не придет выкуп из Мекки. Среди пленных оказался и Аббас, дядя пророка.

– Ты должен заплатить за себя, за своих племянников и своих друзей, – сказал Мухаммед ему.

Но Аббас отказался, сказав, что в душе он правоверный и в битве участвовал против своей воли.

– Один Бог знает, правду ты говоришь или нет, – сказал пророк, – твои дела свидетельствуют против тебя.

– Твои люди уже забрали у меня двадцать унций серебра, – ответил Аббас, – возьми их в качестве выкупа.

– Это лишь небольшое вознаграждение, которое Господь послал тем, кто верит в Него, – сказал Мухаммед.

– Но у меня нет больше денег.

– Что же стало тогда с теми деньгами, которые ты оставил своей жене, Уме Фадл, и сказал ей, как разделить их между твоими сыновьями, если ты не вернешься?

– Кто мог сказать тебе об этом?

– Бог сказал мне.

– Поистине твой Бог – Повелитель Сокрытого! Дай мне твою руку, Мухаммед. Я хочу сказать: «Нет Бога, кроме Него, и ты пророк Его».

Таким образом Аббас произнес Символ веры и обязался выплатить выкуп за себя и своих людей.

Весь тот день Сауда проплакала: она опасалась развода. Свежесть ее юности осталась в прошлом, и она знала, что пророк любит Аишу больше. Когда Мухаммед пришел к Аише в тот вечер, она пришла тоже и попросила прощения за свои неосторожные слова.

– Я прощаю тебя, – сказал он.

– Пророк, я уже не молода, и я не прошу тебя не бросать меня, потому что мне надо от тебя то, что обычно нужно жене от мужа. Я хочу быть одной из твоих жен в тот день, когда мертвые воскреснут и Господь призовет нас всех в Сад Вечного Наслаждения. Не оставляй меня, пусть все ночи любви, положенные мне, достанутся Аише.

Аиша присоединила свои просьбы к мольбам Сауды, и Мухаммед оставил Сауду своей женой.

* * *

И было Откровение:

62. Воистину, уверовавшим, а также иудеям, христианам и сабеям – всем тем, кто уверовал в Аллаха и в Судный день, кто творил добро, – уготовано воздаяние от Аллаха, им нечего страшиться, и не изведают они горя[79].

После того как Господь покарал курейшитов в битве при Бадре, Мухаммед созвал евреев на Кейнукском рынке и сказал им:

– Евреи, обратитесь в ислам сейчас, пока Господь не наказал вас, как курейшитов. Ибо Он сказал:

80. О сыны Исраила! Мы прежде спасли вас от вашего врага (т. е. Фир’ауна), и это Мы обещали вам, [когда Муса предстал перед Нами] на правом склоне горы [Синай]. [Потом] Мы ниспослали вам манну и перепелов [и повелели]:

81. «Ешьте яства, которыми Мы наделили вас, но не преступайте границ дозволенного, а не то вас поразит Мой гнев, а ведь тот, кого поражает Мой гнев, погибает.

82. Воистину, Я прощаю тех, кто раскаялся, уверовал и вершил добро, а потом ступил на прямой путь»[80].

Но евреи отвечали:

– Мы предпочитаем хранить веру своих предков – они были достойнее и ученее нас.

68. Скажи [, Мухаммад]: «О люди Писания! Вы не будете стоять на прочной основе, пока не следуете [за предписаниями] Торы и Евангелия и того, что ниспослал вам Господь». То, что ниспослано тебе Господом твоим, только увеличивает неповиновение [Богу] и неверие у многих неверных. Не скорби же о неверных!

69. Воистину, не должны страшиться и не будут опечалены те, кто уверовал, а также иудеи, сабеи и христиане – [все] те, кто уверовал в Аллаха и Судный день и кто совершал добрые деяния[81].

Затем Мухаммед снова стал говорить с иудейскими раввинами: «Бойтесь Бога, иудеи, и станьте верующими; ибо воистину вы знаете из собственного Писания, что Откровение, которое я принес, истинно».

81. [Помните, о люди Писания,] как Аллах взял с пророков завет [и сказал]: «Вот то, что Я дарую вам из Писания и мудрости. Потом к вам явится посланник, подтверждающий истинность того, что с вами. Вы непременно должны уверовать в него и помогать ему». Сказал [Аллах]: «Согласны ли вы и принимаете ли при этом условии то, что Я на вас налагаю?» Они ответили: «Согласны». Сказал Он: «Засвидетельствуйте, и Я [буду] свидетелем вместе с вами»[82].

«Поэтому бойтесь Бога и станьте верующими, поскольку знаете из собственного Писания, что принесенное мною истинно».

«Нет, – именно этого мы и не знаем!» – ответили раввины, они отрицали известную им истину и держались своего Неверия.

5. Те, кому было ведено придерживаться Торы, они же не соблюли ее [заветов], подобны ослу, навьюченному книгами[83].

Евреи Медины были богаты. У них было много оружия и доспехов, так как они были искусными мастерами. Почти все мастерские в городе принадлежали им. Все кузнечное, обувное и ювелирное дело было в их руках. Только у евреев-ростовщиков можно было взять драгоценные украшения для свадебной церемонии.

Однажды Абу Бакр спросил от имени правоверных у богатых евреев Медины:

– Кто из вас может сделать хороший заем Богу?

– Ваш Бог нуждается в наличных деньгах? – сказал Пинчас, сын Азарияха. – По-видимому, он находится в очень стесненных обстоятельствах!

181. Аллах ведь слышал речи тех, которые говорили: «Воистину, Аллах беден, а мы богаты». Мы запишем и то, что они говорили, и убиение ими пророков по несправедливости и скажем им: «Вкусите муку огня!»[84]

101. Когда к иудеям приходил какой-либо посланник от Аллаха, подтверждая истинность писания, которое было у них, то некоторые из них отвергали новое писание Аллаха, как будто они не ведали, о чем идет речь[85].

«Когда правоверный сидит в обществе с иудеем, – сказал однажды пророк, – иудей думает о том, как бы убить его».

118. О вы, которые уверовали! Не водите тесной дружбы с людьми не из вашей среды. Они не преминут вредить вам и радоваться вашим неудачам. Их ненависть – у них на устах, а [ненависть], затаенная в сердцах у них, – еще сильнее. Мы разъяснили вам аяты, – если бы вы только уразумели [их]!

119. Вот вы любите их, а они вас не любят. Вы верите во все писания. Когда же они встречаются с вами, то говорят: «Мы уверовали». Когда же остаются одни, то кусают пальцы от злобы к вам. Скажи: «Умрите от своей злобы! Воистину, Аллах ведает о том, что в ваших сердцах»[86].

* * *

67. Ни одному пророку не дозволено брать [себе] пленных, если он не сражался усердно на земле[87].

В течение следующих тринадцати месяцев пророк осуществил семь походов. Первый был направлен против племен сулайм и гатафан. Эти арабы бежали, оставив скот, палатки и другое добро; пророк забрал все. Второй поход был против евреев племени кайнука. Их крепость была взята. Люди, бросив все свое имущество, с семьями бежали в Сирию. Пророк захватил всю добычу и сровнял их укрепления с землей. И было Откровение:

41. Знайте, что если вы захватили [на войне] добычу, то пятая часть ее принадлежит Аллаху, Посланнику, [вашим бедным] родственникам, сиротам, беднякам и путникам, если [только] вы веруете в Аллаха и в то, что Мы ниспослали рабу Нашему (т. е. Мухаммаду) в день различения [истины от лжи], в день, когда сошлись две рати. Ведь Аллах над всем сущим властен[88].

Пятая часть военной добычи, в свою очередь, делилась на три части: одна треть – пророку, одна треть – родственникам пророка и одна треть – бедным и сиротам. Свою часть пророк мог делить со сподвижниками.

Однажды в Медине распространились слухи, что курейшит Абу Суфьян собирается напасть на город. В тот же день Мухаммед выступил ему навстречу во главе двухсот всадников. Абу Суфьян ночью поспешно бежал, захватить его не удалось. Четвертый поход был направлен против племен сулайм и гатафан, которые собрали свои войска в месте, находящемся на расстоянии пятидневного перехода от Медины. Они бежали, не решившись встретиться с пророком.

В том же месяце Мухаммед послал людей убить еврея Кааба, сына Ашрафа. Он был поэтом и оратором. Когда пришли известия о битве при Бадре, он отправился в Мекку и читал там свои элегии на смерть курейшитов и пасквили на пророка, его приверженцев и их жен. Когда Кааб вернулся в пригороды Медины, Мухаммед, услышав, как тот читает сатирические поэмы на него, обратился к своим людям:

– Кто принесет в жертву Богу его жизнь, кто избавит мир от этого человека?

Семь ансаров[89] (правоверных Медины) взялись за это дело.

Они пошли во дворец Кааба, выманили его хитростью и, зарубив мечами, вернулись к пророку. Было раннее утро, и они застали Мухаммеда молящимся.

Жители Мекки собрали большой и богатый караван. Абу Суфьян и один из сыновей Омейи взялись вести его и наняли проводника. Проводник повел их через пустыню по бездорожью. Пророк, узнав об этом, послал отряд под началом Зайда, сына Хариты, захватить караван. Зайд прошел пустыню, пока, наконец, не натолкнулся на караван, расположившийся на ночь возле колодца. Когда рассвело, начался бой. Абу Сафьян и его товарищи вскочили на верблюдов и ускакали, не оказав сопротивления. Проводник и все товары были доставлены в Медину. Пророк разделил добычу, а проводник стал правоверным.

Седьмым ударом пророка было убийство Абу Рафи, шейха евреев Хайбара, человека богатого, искусного в риторике, и друга Кааба. Семь ансаров из племени аус, убивших Кааба, встретив восемь таких же молодых и смелых, как они сами, ансаров из племени хазрадж, решили покончить с Абу Рафи. Они пришли ночью в Хайбар, взобрались на укрепления, проникли в покои, где со своей женой спал Абу Рафи, убили его и скрылись.

Страх овладел евреями, жившими в окрестностях Медины, и они пришли к пророку просить мира.

Битва при Ухуде

Жители Мекки собрали войско и поручили командование им Абу Суфьяну. Он выступил в поход на Медину, взяв с собой идола Хубала, погрузив его на верблюда, свою жену Хинд и с ней еще пятнадцать женщин. Подойдя к городу, они остановились вблизи горы Ухуд.

Узнав об этом, люди Медины вооружились. Пророк, произнеся молитву и надев доспехи, выстроил свои войска так, что горы закрывали их с флангов и с тыла. В горах был проход – единственное уязвимое место, для защиты которого Мухаммед выделил пятьдесят лучников-ансаров и приказал им удерживать свою позицию любой ценой, независимо от исхода битвы, до его личного распоряжения.

На пророке было две кольчуги, и он был опоясан двумя мечами, которые именовались Обоюдоострый и Пестрый. Две армии сблизились.

Абу Суфьян приказал глашатаю выехать вперед и произнести:

– Люди Медины! Мухаммед принадлежит к нашему народу, и у нас с ним кровная вражда. Но с вами у нас нет вражды, оставьте его и идите домой с миром, у вас и у нас в жилах течет одна кровь. Дайте нам решить это дело с Мухаммедом и его мухаджирами.

– Шелудивый пес! – выкрикнул один из ансаров. – Возвращайся к своему хозяину и скажи, что, пока он не убьет нас всех, он не увидит даже лица Мухаммеда.

Тогда один из курейшитов, державший знамя неверных, размахивая мечом, крикнул, обращаясь к Али, сыну Абу Талиба:

– Али, вы говорите, что ваши мертвые попадают в рай, а наши – в ад. Выходи и сразись со мной, и либо ты отправишь меня в ад своим мечом, либо я тебя в рай своим.

– Я помогу тебе отправиться в ад, если на то будет воля Божья, – ответил Али.

Они начали бой, Али нанес удар, пришедшийся по ноге его противника, и тот упал на землю. Знамя упало вместе с ним, но его тотчас подхватил его родственник.

– Спасибо, брат, – сказал раненый.

Али не стал добивать его, сказав:

– Ад не принимает тебя, – как мне кажется.

Пророк, услышав эти слова, улыбнулся. Али вернулся в строй, после чего был дан приказ наступать.

Вперед, конница Бога, рай ждет вас,

Рай лежит в тени мечей.

Правоверные обрушились на курейшитов. Первый же натиск поверг их в бегство. Их женщины, бывшие позади, подобрав юбки, бросились на гору, чтобы переждать, пока закончится сражение и мужчины возьмут их в плен.

– Я видел, как карабкается по склону горы Хинд, жена Абу Суфьяна, – рассказывал потом Омар, – юбки подобраны, на ногах серебряные браслеты – она была смуглой женщиной.

Но правоверные вскоре бросили преследование и стали собирать добычу. В отряде лучников, которых пророк поставил охранять ущелье, начался ропот:

– Враг разгромлен, правоверные делят добычу!

В конце концов тридцать воинов ушли, двадцать остались.

В это время курейшит Халид, сын Валида, во главе двух сотен воинов, пройдя по ущелью и уничтожив заслон, напал на войско мусульман с тыла с мечами наголо.

Гонец поскакал к Абу Суфьяну и сообщил ему об этом, после чего боевой дух курейшитов поднялся, и они бросились снова в бой. Когда правоверные увидели, что знамена врагов снова подняты и что Халид прорвался в тыл, они обратились в бегство.

– Ко мне! – призывал пророк, но никто не отозвался. Абу Бакр и Омар были ранены, Осман бежал.

Наконец Али добрался до места, где стоял Мухаммед со своими соратниками.

– Пророк, мой меч сломан, – сказал он.

– Возьми мой, – ответил тот и дал ему Обоюдоострый.

Али схватил меч и бросился в схватку.

– Нет на свете такого меча, как Обоюдоострый, и такого героя, как Али! – воскликнул Мухаммед.

Однако неверные победили. Их женщины спустились с горы и забили в бубны.

Хинд прыгала, танцевала и пела:

Мы дочери дневной звезды,

Мы на подушках мягких возлежим,

И шеи наши жемчугом украшены,

А локоны благоухают мускусом,

Сражайтесь доблестно,

И мы сольемся с вами в объятиях,

Но если вы отступите, то мы уйдем,

Как тот уходит, кто не любит.

Еще по дороге к Ухуду Хинд просила одного абиссинского раба убить Хамзу, дядю пророка, и обещала в награду за это отдать ему все свои княжеские украшения. Спустившись с горы и увидев, что битва снова разгорелась, она разыскала абиссинца, сняла драгоценности и, показав их ему, сказала:

– Смотри, я держу свое слово, сдержи и ты свое.

Раб взял копье и пошел искать Хамзу. Хамза в это время бился с одним из врагов. Абиссинец метнул копье и попал ему в живот. Хамза сделал несколько шагов и упал, раб подошел и, вынув копье, прикончил его вторым ударом. Абиссинец вернулся к Хинд, получил награду и, покинув поле битвы, ушел к обозам.

Затем стрелой был убит стоявший рядом с Мухаммедом чтец Мусаб[90]. Знамя упало и оцарапало голову пророка; камень выбил ему два зуба и разорвал нижнюю губу, хлынула кровь. Другой камень попал ему в лоб, и кровь уже залила ему все лицо. Какой-то курейшит ударил его мечом в бок. Хоть кольчуга и защитила его, он упал с лошади и, слабый от потери крови, не мог подняться. Неверный схватил повод лошади и воскликнул:

– Я убил Мухаммеда!

Правоверные, услышав этот клич, в ужасе бросились бежать.

Некоторое время спустя пророк сумел подняться на колени.

– Нет, правоверные! Я, Посланник Бога, жив! – закричал он.

Саад, сын Абу Ваккаса, услышав его голос, пришел на помощь.

Мухаммед сидел на земле с окровавленным лицом, только два человека оставались рядом. Саад поцеловал ноги пророка, а тот, в ответ, – его руки.

– О Саад! Может ли благоденствовать народ, проливший кровь Посланника Бога? Будь со мной, Саад, – сказал Мухаммед.

Саад склонился, высыпал стрелы из своего колчана на землю и стал пускать их из своего лука в неверных. Пророк сам подавал их ему одну за другой и говорил:

– Стреляй! Стреляй, Саад, да станут мои отец и мать выкупом за тебя!

Этого до сих пор он не говорил никому и никогда. И Саад отогнал неверных прочь.

Встав на ноги, Мухаммед увидел своих воинов бегущими. Тогда пророк и те, кто были с ним, поднялись на вершину бархана, откуда он крикнул:

– Друзья! Я здесь, Посланник Бога с вами!

Но эти слова не смогли остановить бегущих, и тогда, склонив голову на грудь одного из своих приверженцев, он заплакал. Вскоре он увидел Омара и своего дядю Аббаса – они искали его тело среди убитых. Он подозвал их.

– Дядя, призови их! – сказал Мухаммед.

– Мусульмане! Возрадуйтесь! Пророк с вами! Он жив! – прокричал Аббас.

Некоторые из спрятавшихся вернулись. Али, который до сих пор сражался, также услышал призыв и, подняв упавшее знамя, стал размахивать им. Вскоре возле них собралось около сотни воинов.

Абу Суфьян подъехал на расстояние слышимости и, крикнув «Победа за нами, битва за битву!», ускакал прочь. Неверные прекратили сражение и вернулись в свой лагерь. Али, взобравшись на гору, видел, как они садились на верблюдов и, ведя в поводу боевых кобылиц, направились в сторону Мекки.

Мухаммед приказал хоронить убитых и возвращаться в Медину. Когда он въехал в город, то услышал плач.

– Что это? – спросил он.

– Женщины оплакивают погибших при Ухуде.

И пророк заплакал.

– У Хамзы нет женщин, чтобы оплакать его! – воскликнул он.

Тогда его друзья послали своих женщин в дом Хамзы, чтобы те оплакали его.

Этот обычай остался в Медине до наших дней: на похоронах сначала поминают Хамзу и плачут по нем.

И было откровение:

94. Скажи: «Если будущий мир, что у Аллаха, предназначен только для вас, а не для других людей, то возжелайте же смерти, если вы говорите правду».

95. Но они никогда не возжелают ее из-за того, что творили собственными руками. А Аллах ведает о неправедных[91].

185. Каждый непременно вкусит смерть. И, воистину, в День воскресения вы будете сполна вознаграждены. Тот, кто будет отрешен от огня и введен в рай, обретет блаженство. А земная жизнь – лишь [преходящая] утеха обольщением.

<… >

158. Если же вы умрете или будете убиты, то ведь предстанете перед Аллахом.

<… >

169. Не считай же покойниками тех, которые были убиты [в сражении] во имя Аллаха. Нет, живы они и получают удел от Господа своего,

<… >

160. Если Аллах оказывает вам помощь, то никто не одержит над вами верх. Если же Он оставит вас без помощи, то кто же поможет вам, кроме Него? Только на Аллаха пусть уповают верующие.

<… >

103. Держитесь все за вервь Аллаха, не распадайтесь [на враждующие группировки] и помните о милости Аллаха к вам в то время, когда вы враждовали друг с другом. Он примирил ваши сердца, и вы стали братьями по Его милости. А меж тем вы были на краю пропасти огненной, и Он спас вас от нее. Так разъясняет Аллах вам Свои знамения, – может быть, вы ступите [все же] на прямой путь,

104. и образуется из вас община, которая будет призывать к добру, побуждать к благому и отвращать от дурного. И будет таким людям блаженство[92].

* * *

После этого Мухаммед послал к евреям рода Надир, обитавших неподалеку от Медины в укрепленной деревне, и сказал им:

– Берите ваше добро, ваших жен и детей и уходите, куда вам угодно, если не уйдете – готовьтесь к войне.

160. …за насилия иудеев, а также за то, что они многих сбивали с пути Аллаха, – [за все это] Мы запретим иудеям пользование благами, которые прежде им были дозволены.

161. Неверным из числа иудеев Мы уготовили унизительное наказание…[93]

Пророк осаждал их укрепления в течение одиннадцати дней, после чего они сдались с условием, что уйдут, оставив все свое имущество, кроме того добра, которое одна семья может увезти на одном верблюде. И они ушли: одни вожди – в Хайбар, другие – в Сирию.

2….они же надеялись, что крепости защитят их от Аллаха. Но Аллах настиг их с той стороны, откуда они и не ожидали, и поселил в их сердцах страх[94].

Примечания

1
К а д и й – духовный судья у мусульман. (Здесь и далее примеч. ред., кроме особо оговоренных случаев.)
2
Здесь и далее перевод стихотворений с английского языка Н.В. Догаевой-Розман.
3
Имрууль-Кайс.
4
К а л а м – письменная трость. (Примеч. пер.)
5
Сура 96. Здесь и далее Коран приводится в переводе М. – Н. Османова с сохранением авторской транскрипции имен.
6
Сура 74.
7
К а а б а – священный храм мусульман в Мекке. В наружной стене Каабы, у восточного угла, ниша с Черным камнем (древним фетишем).
8
Сура 75.
9
Сура 113.
10
Сура 99.
11
Сура 73.
12
Сура 111.
13
Сура 68.
14
Сура 70.
15
Сура 35.
16
Сура 82.
17
Сура 81.
18
Сура 76.
19
Сура 56.
20
Сура 83.
21
Сура 53.
22
Д ж а б р а и л, Джибрил – в исламе один из четырех (наряду с Микаилом, Исрафилом и Израилом) ангелов, приближенных к трону Аллаха и несущих Его волю людям через пророков. Соответствует Гавриэлю или Гавриилу в иудаизме и христианстве.
23
Сура 35.
24
Сура 17.
25
Сура 43.
26
Сура 107.
27
Сура 17.
28
Сура 20.
29
Сура 39.
30
Сура 37.
31
Сура 69.
32
Сура 26.
33
Сура 21.
34
Там же.
35
Сура 22.
36
Сура 25.
37
Сура 10.
38
Сура 15.
39
Сура 46.
40
Сура 20.
41
Сура 21.
42
Сура 41.
43
Сура 16.
44
Сура 22.
45
Сура 1.
46
Сура 11.
47
Сура 31.
48
Сура 14.
49
Сура 16.
50
Сура 14.
51
Сура 6.
52
Сура 16.
53
Сура 6.
54
Сура 13.
55
Сура 11.
56
Сура 7.
57
Сура 6.
58
Сура 43.
59
Сура 7.
60
Сура 11.
61
Сура 6.
62
Сура 19.
63
Сура 86.
64
Сура 93.
65
Сура 72.
66
Сура 14.
67
Сура 6.
68
Сура 11.
69
Сура 3.
70
Сура 94.
71
Сура 28.
72
З а к а т (закят) – в исламе один из пяти столпов религии – милостыня в пользу бедных.
73
Сура 2.
74
Там же.
75
Сура 62.
76
Сура 2.
77
Сура 22.
78
Сура 8.
79
Сура 2.
80
Сура 20.
81
Сура 5.
82
Сура 3.
83
Сура 62.
84
Сура 3.
85
Сура 2.
86
Сура 3.
87
Сура 8.
88
Сура 8.
89
А н с а р а м и, или Помощниками пророка, стали называть правоверных из Медины, в отличие от первых правоверных последователей (сподвижников, соратников) Мухаммеда из Мекки – мухаджиров. (Примеч. пер.)
90
Мусаба в Аль-Медине звали «аль-Кари» – чтец Корана.
91
Сура 2.
92
Сура 3.
93
Сура 4.
94
Сура 59.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

023

(Посещено: в целом 166 раз, сегодня 1 раз)

Оставьте комментарий