Монгольское нашествие: как рабы превратились в «спасителей ислама»

mamluks0 0.jpg   Огромное монгольское войско вторглось в 1259 году в Сирию и Египет. Однако, вопреки ожиданиям, у «Источника Голиафа» их остановили степные «турки» — мамлюки. Это имело последствия для всей мировой истории. Далее

Как Саладин (Салах-ад-дин) загнал крестоносцев в ловушку

021    В 1187 году крестоносцы решили применить против Саладина новую стратегию. Вместо того, чтобы укрепиться в крепости, они решили определить исход войны в открытом поле. В битве при Хаттине они попали в ловушку.
Далее

Усман Карабаев. Наследие Нажмиддина Кубро и его теория «латоиф»

021    По мнению Кубро, духовное состояние мурида должно пройти три составные части: круг, пятно и точка. Круг — это Вселенная, пятно — образ мира, точка — центр (вахдат) Вселенной. Осознание сути точки — это осмысление сути божественного мира. Этой схеме — круг, пятно и точка, находящейся в постоянном движении, присущи и определенные, сменяющие друг друга от периферии к центру, цвета. Каждая религия, идеология вносят в теорию цвета свое понимание. Далее

Влияние учение Ибн ал Араби на суфийско – философскую мысль Центральной Азии

076     Божественное сновидение «Авлийо» — святых интерпретируется Ибном ал – Араби как божественное откровения, оставшиеся после них. Следует напомнить, что «Футухаат Меккия» (Ибн ал-Араби) и есть рассказы о сновидениях Авлия и их откровений. Это произведение в какой-то степени построено на подобие трактата Термези «Бадв аш-шаън». Настоящий факт лишний раз доказывает о духовном влияние этого Хорасанского гностика на суфийское мировоззрение Андалузского мистика прозванного « Великим шейхом». Далее

Латинизированные имена мусульманских ученых и философов

09     Известно, какое огромное влияние оказали мусульманские ученые и философы на культурную жизнь Европы в средние века. Поскольку языком европейской науки до XVIII века оставалась латынь, их имена были латинизированы. Это было необходимо для того, чтобы ими могли пользоваться не только те, кто знал арабский язык — «латынь Востока» — но и все образованные европейцы. Здесь приводятся имена мусульманских ученых и философов, оказавших наибольшее влияние на научные и философские поиски их европейских коллег. Приводится лишь та часть оригинального имени, которая была взята за основу его латинского варианта. Далее

Пугаченкова Г. А. Среднеазиатские миниатюры (XVI—XVIII веков в избранных образцах)

05Пугаченкова Г. А. Среднеазиатские миниатюры (XVI—XVIII веков в избранных образцах). Ташкент: Главная редакция энциклопедий, б/г. – 47 с.

   Рукописная книга — одно из великих достижений культуры мусульманского Востока. Она существовала и в средневековой Европе, но с 15 века созданный Гутенбергом печатный станок, получив повсеместное распространение, свел на нет мастерство рукописных манускриптов. Восток лишь в 19 веке освоил книгопечатное издание. Образцы миниатюр из собрания Института востоковедения АН Республики Узбекистан дают представление о развитии этого жанра изобразительного искусства мусульманского Востока, в которое художники Средней Азии внесли весомый вклад. Далее

Амин Маалуф. Крестовые походы глазами арабов (мусульман). Эпилог

006 На первый взгляд арабский мир одержал блестящую победу. Если Запад пытался своими вторжениями сдержать натиск ислама, то результат получился совершенно обратным. Не только франкские государства Востока лишились за два века всех своих завоеваний, но и мусульмане столь окрепли, что смогли под знамёнами турок-оттоманов приступить к завоеванию самой Европы. В 1453 году они овладели Константинополем. В 1529 году их кавалерия уже была у стен Вены. Но так дело обстояло только на первый взгляд Далее

Амин Маалуф. Крестовые походы глазами арабов (мусульман). Часть шестая. Изгнание (1244-1291)

006 Первый натиск монголов на страны ислама практически совпал с вторжением франков в Египет в 1218-21 годах. Арабский мир тогда чувствовал себя находящимся между двух огней, что, несомненно, отчасти объясняет примирительную позицию аль-Камиля в отношении Иерусалима. Но Чингиз-хан не рискнул идти на запад Персии. С его смертью в 1227 году в возрасте шестидесяти лет натиск всадников степей на арабский мир на несколько лет ослаб. Далее

Амин Маалуф. Крестовые походы глазами арабов (мусульман). Часть пятая. Отсрочка (1187-1244)

006     Каждый раз, овладевая каким-нибудь франкским городом или крепостью, скажем Акрой, Аскалоном или Иерусалимом, Салахеддин позволял вражеским рыцарям и солдатам удаляться в Тир, так что город стал практически неприступен. Приморские франки отправляли послания тем, кто был за морями, и те обещали придти им на помощь. Не следует ли сказать, что именно сам Салахеддин некоторым образом организовал оборону Тира против его армии? Далее

Амин Маалуф. Крестовые походы глазами арабов (мусульман). Часть четвёртая. Победа (1146-1187)

006     В то время, когда в стане Зенги царило смятение, лишь один человек оставался невозмутимым. Ему было двадцать девять лет; с короткой стрижкой, с лицом смуглым и выбритым кроме подбородка, он имел широкий лоб и добрый ясный взгляд. Он приблизился к ещё тёплому телу атабега. С душевным трепетом взял его руку, снял с неё перстень с печаткой, символ власти, и надел себе на палец. Его звали Нуреддин. Далее

Амин Маалуф. Крестовые походы глазами арабов (мусульман). Часть третья. Ответный удар (1128-1146)

034    Визирь аль-Маздагани явился днём как обычно в Дом Роз во дворце Цитадели в Дамаске. Там были все эмиры и военачальники, – рассказывает Ибн аль-Каланиси. – Собрание занималось многими делами. Потом правитель города, сын Тогтекина Бури, обменялся взглядами с присутствующими, и все встали, чтобы вернуться домой. По обычаю, визирь должен был выходить после других. Когда он встал, Бури дал знак одному из своих людей, и тот нанёс аль-Маздагани несколько ударов саблей по голове. Потом его обезглавили и отнесли эти две части его тела к Железным воротам, чтобы все могли видеть, как Аллах поступает с теми, кто плетёт коварные интриги. Далее

Амин Маалуф. Крестовые походы глазами арабов (мусульман). Часть вторая. Оккупация (1100-1128)

045    После стольких, следующих друг за другом поражений и стольких разочарований, три неожиданные новости, достигшие Дамаска летом 1100 года, породили немало надежд. Об этом говорили не только среди поборников ислама в окружении кади аль-Харави, но и на рынках, под аркадами деловых рядов, где продавцы шёлка, золотой парчи, камчатного белья и драгоценной утвари, сидя в тени виноградных лоз, передавали от лавки к лавке через головы проходящих благоприятные известия. Далее